​Озверели

В якутском приюте уничтожили больше 200 собак и кошек, имевших контакт с бешеной особью. Теперь зоозащитники выясняют, было ли бешенство на самом деле

​Озверели


3 марта государственная «Якутская республиканская ветеринарно-испытательная лаборатория» провела вирусологическое исследование во время «плановых, ежегодных мероприятий по мониторинговым исследованиям на бешенство, в рамках исполнения государственного задания». По крайней мере, это утверждается на сайте регионального департамента ветеринарии. 4 марта было принято решение закрыть пункт передержки на двухмесячный карантин и 10 дней наблюдать за животными, которые в нем живут. Все это официально объяснялось тем, что в республике традиционно неблагополучная эпидемиологическая ситуация по бешенству.

Спустя пять дней после начала карантина, 9 марта, зоозащитники проникли в пункт передержки и обнаружили, что клетки с животными стоят пустыми, а в большом контейнере на территории пункта свалены трупы животных. Всего было найдено мертвыми 153 собаки и 48 кошек. Официальное объяснение департамента: «Поскольку больное животное непосредственно контактировало с другими животными, … [животные были] подвергнуты эвтаназии в течение двух дней ветеринарными специалистами Управления ветеринарии города Якутска в присутствии работников пункта передержки […] методом усыпления — путем введения внутримышечных уколов».

В социальных сетях и СМИ появились фотографии и видео — груды трупов собак. На одной из собак была кровь, появились слухи, что животных резали. Но это опровергли сами зоозащитники.

Люди начали писать в соцсетях, что смерть больше 200 животных жестока, и такое массовое убийство вовсе не было необходимым.

Первой в смерти животных жители Якутска обвинили мэра города Сардану Авксентьеву. Она часто в своих выступлениях говорила о проблеме бездомных животных. Авксентьева в ответ на это написала в своих соцсетях, что не причастна к решению о массовой эвтаназии.

Откуда вообще взялось это бешенство? В Якутске говорят, что в конце февраля в районе Строительного округа отловили собаку, у которой как раз и был выявлен смертельный вирус. В департаменте ветеринарии журналистам объяснили, что у животного были все признаки заболевания. Агрессивность, обильное слюнотечение, светобоязнь. И поэтому комиссией было решено ее усыпить. Уже после смерти были сделаны анализы, которые и подтвердили наличие болезни. После этого официально был объявлен карантин на территории пункта передержки.

По федеральному законодательству умерщвлять животных категорически запрещено. Даже агрессивных особей полагается содержать в приюте пожизненно. Однако в законах не прописан момент с бешенством.

Ветеринары на этот счет руководствуются ветеринарно-санитарными правилами, где в качестве предупреждения распространения заболевания применяются меры по эвтаназии (усыплению) всех контактировавших с больной особью животных.

В Якутске вирус бешенства официально был зарегистрирован дважды: в 2011 году у безнадзорной собаки, в 2012 году — у лисы, которую охотники якобы добыли в окрестностях города. На своем официальном сайте департамент ветеринарии республики пишет, что на территории пункта передержки животных были размещены два контейнера. В одном контейнере находились трупы собак, собранные в городе и приготовленные для утилизации, во втором — трупы 153 собак и 48 кошек, имевших контакт с бешеной собакой. Эвтаназию ветеринары проводили 7 и 8 марта.

Прокуратура организовала проверку, было ли необходимо массовое усыпление собак и кошек. Также независимую проверку намерена провести Сардана Аксентьева. Проверка может быть проведена и в отношении зоозащитников, которые, по версии государственных ветеринаров, нарушили условия карантина и проникли в пункт передержки.

Но вот что важно в этой ситуации. В 2012 году, сразу после прихода нового мэра Айсена Николаева, близ Якутска охотник подстрелил бешеного волка, после чего в городе было введено чрезвычайное положение, и были перебиты все бесхозные собаки.

«Якутск вечерний» провел собственное расследование. И оказалось, что такого охотника не существует в природе — это был фейк чистой воды.

Поэтому и нынешняя бешеная собака вызывает много вопросов. Зоозащитники Якутска вообще сомневаются, что бешенство действительно было обнаружено.

«Нет документа, который подтверждает этот факт, его не обнародовали до сих пор. Если сейчас власти его предоставят — доверия к этому документу тоже не будет, потому что уже прошла целая неделя, — говорит создатель фонда защиты животных «Белый Бим» Марина Сантаева. — Мы не знаем, что это за собака, у которой выявлено бешенство. Кобель это или сука, сколько лет ей было, как она себя вела, большая она была или маленькая, умерла она сама или ее умертвили? Мы ничего этого не знаем. Сообщалось, что ее поймали в Строительном округе. Почему она не была помещена в карантин, почему ее поместили в пункт передержки? Вирус бешенства выявляется в головном мозге, то есть собака должна умереть, у нее должны отрезать голову, головной мозг изъять и его исследовать. Но [департамент сообщил], что вирус бешенства был обнаружен в одной из трех вирусологических проб. Что это за пробы? Они три собаки умертвили или три собаки упали от бешенства? У нас очень много вопросов».

По мнению Сантаевой, выгода в заявлениях о бешенстве для властей очевидна: это освоение денег на вакцины (если заявить о вспышке бешенства, хозяева пойдут прививать своих питомцев) и освобождение места для новых бездомных животных. К скорости, с которой проходила эвтаназия, у зоозащитницы тоже есть вопросы.

«Если они работали по 8 часов в день, то на каждое животное, мы посчитали, ушло, грубо говоря, пять минут. Это же конвейер смерти», — ужасается Сантаева.

К такому темпу уничтожения собак и кошек вопросов, как бы это цинично ни звучало, меньше всего, заочно спорит с зоозащитниками ветеринарный врач Александр Васильев. Проблема в другом: получается, что все животные, находящиеся в передержке, не были вакцинированы, они изначально были обречены на смерть в случае вспышки какого-то заболевания. «Животные должны быть на карантине. Карантин — это изоляция, но в специальных условиях. Должны быть система вентиляции, водоснабжения, хорошие клетки, которые позволяют животных кормить, поить, ухаживать за ними, исключая полный контакт с человеком. Я не верю, что в муниципальном приюте такие условия могли быть созданы [в достаточном объеме], — считает специалист. — Вероятно, врачи, увидев, что какое-то животное покусано, отправили анализы в лабораторию, подтвердили бешенство. И оказалось, что проще приют ликвидировать, чем проводить мероприятия по предотвращению распространения».

10 марта в Якутске провели акцию памяти об убитых животных. Люди собрались в центре города, возле памятника бездомной собаке, чтобы попросить прощения у животных, зажгли свечи и положили игрушки.

Сейчас в пункте передержки бездомных животных в Якутстке осталась 71 собака.

Источник: Виктория Микиша