​Никогда, но только ради стабильности

Что общего у Торы, плана Путина и плана Сечина

​Никогда, но только ради стабильности


Игорь Сечин. Фото: РИА Новости

Есть такая моя любимая книга — Библия. Точнее, ее первые пять книг, Тора, — то, что у христиан называется Пятикнижие Моисея.

Дело в том, что три из пяти книг Торы — Бытие, Исход и Числа — состоят из трех разных текстов, написанных в разное время разными авторами, имевшими совершенно разные политические и религиозные повестки. А потом эти три текста были соединены копипастом. (В этом смысле Тора — первый в истории клиент Диссернета).

И писали одно, а когда это все смешали в салат, получилось другое. Например, один автор Торы (Яхвист) рассказал, как Аврам в Египте выдал свою жену Сару за сестру, после чего на нее запал фараон. А автор другого текста (Жреческого документа) сообщил, что Авраму, когда он пришел в Ханаан, было 76 лет, а жена его была на десять годочков моложе.

И с учетом того что Аврам из Ханаана не сразу в Египет мигрировал, получается, что Саре, когда на нее запал фараон, было не меньше семи десятков, что по знойным южным меркам многовато. И вряд ли в этом возрасте Сара могла претендовать в фараоновом дворце на что-либо, кроме должности младшей посудомойки.

Это я к тому, что Историю, как и Тору, пишут разные авторы, и у нас так совпало: Путин, который объявляет, что готов остаться навечно ради стабильности, и рубль, который рушится вниз стремительным домкратом.

И это все в один день. Ребята, правда? Это у вас такая стабильность? И дальше так же будет?

Ну, просто как семидесятилетняя Сара — любовь всей жизни фараона.

Итак, что мы имеем?

Существовало два плана.

Один принадлежал Путину и заключался, как это было очевидно любому человеку с функционирующим мозгом, в том, что Путин никогда от власти не уйдет.

За этим и затевались поправки в Конституцию: не ради самих поправок, которых набросали ровно затем, чтобы их обсуждали, а ради возможности обнуления президентского срока.

Мол, раньше это была другая Конституция и другие полномочия, и по ним Путин баллотировался два раза подряд и два раза не подряд, а теперь у президента по Конституции полномочия другие и сроки обнуляются.

Это было то, о чем ваша покорная слуга писала много раз, и последний раз — неделю назад (что не поправки надо обсуждать, а то, что это позволяет Путину идти на пятый срок), а первым об этом написал Андрей Пионтковский.

И вот в понедельник у них все там быстро сварилось, озадачили летавшую в космос ткачиху, принесли ей ее предложение об обнулении сроков (говорят, там даже расшифровка ее подписи стояла от руки, то есть не заранее отпечатали документ, а прямо утром узнала Валентина Терешкова, что она много думала ночью и придумала вот такую поправку), а заодно Карелин, а потом и Жириновский выступили с инициативой распустить Думу и выбрать новую.

И тут же — сюрпрайз-сюрпрайз — Путин, который всюду по четыре часа опаздывает, приезжает в Думу с речью, которая была явно заготовлена еще до того, как Терешковой приснилась ее поправка, и выясняется, что Жириновского попользовали по любимому сценарию, в качестве громоотвода. Пусть, мол, обсуждают Жириновского и обсуждают, какой Путин хороший — Думу не распустил.

И Путин, как Юлий Цезарь, которому Марк Антоний предложил царскую корону, такой: «Никогда, нужна преемственность власти». Ну только разве что ради стабильности и если это решит Конституционный суд.

Что Конституционный суд решит, мы знаем. Он это решил еще раньше, чем Терешковой приснилась ее поправка.

И все бы было хорошо, но, как назло, параллельно с этим сюжетом развивался другой.

А именно — коронавирус подкосил цену на нефть, ОПЕК начал вести переговоры с Россией о сокращении Россией добычи нефти на 500 тыс. баррелей в сутки ради поддержания этой цены, и Игорь Сечин, который давно мечтал о выходе из ОПЕК+, воспользовался этим, чтобы хлопнуть дверью. Россия заявила, что не только дополнительно сокращать добычу не будет, но и старые сокращения не будет соблюдать. После чего Саудовская Аравия объявила России ценовую войну, как в далеких 1980-х, когда из-за этого рухнул Советский Союз. Нефть обвалилась на 30 %, рубль взлетел до небес, а Игорь Сечин выступил в роли Рональда Рейгана.

И вот как два рассказа про Авраама наложились в Торе друг на друга, так и два этих могучих замысла — остаться навечно у власти, разрушить ОПЕК и обвалить рубль — тоже наложились друг на друга.

И получилось, что Путин рассказывает в Думе давно выстраданную речь о том, что он, так и быть, готов остаться ради стабильности, а на ценниках такая стабильность, что аж подпрыгиваешь.

То есть во вторник нам показали наглядно, что такое стабильность с точки зрения Кремля. Стабильность — это когда Путин вечно у власти. А все остальное — неважно.

Что же касается «Роснефти» — то тут еще одна интересная деталь. Нам ведь всем что рассказывают? Что Сечин обвалил цену на нефть, потому что у него давняя идея таким образом разорить производителей американской сланцевой нефти.

Но я бы вот на что хотела обратить ваше внимание. Что первый, кто сейчас попал в тяжелейшее положение, — это независимые российские производители нефти и прежде всего ЛУКОЙЛ.

То есть не факт, что американцев разорят, но вот ЛУКОЙЛ Сечин вполне может слопать.

А что доходы самой «Роснефти» упадут, так тут какая разница? Чем меньше доходов, тем больше льгот можно попросить.

А что при этом маневре Игоря Ивановича доходы всех граждан России в долларовом выражении упадут то ли на 10 %, то ли на четверть, и, стало быть, мы своими пенсиями, и пособиями, и деньгами оплатим поглощение «Роснефтью» всей оставшейся российской нефтянки, — так кого в Кремле это волнует? Они — выше этого. Они за стабильность.

Получается, Игорь Сечин обнулил обязательства бюджета, чтобы иметь возможность задешево забрать все российские нефтяные активы.

А его шеф параллельно обнулил свой срок, чтобы иметь возможность забрать всю Россию.

Источник: Юлия Латынина