​Дым коромыслом

Изолируют ли россиян от «Мальборо»?

​Дым коромыслом


Коронавирус шагает по стране: в России уже больше двух тысяч заболевших, а власти ежедневно рапортуют о введении новых ограничений. Как домино, посыпалось все: срываются отпуска, отменяются свадьбы, хозяева, сдающие на Airbnb жилье, подсчитывают, сколько денег у них осталось до конца месяца, закрываются — возможно, навсегда — уютные кафе и маникюрные салоны.

Россияне нервно курят в сторонке, но долго ли они еще смогут позволить себе это незамысловатое удовольствие? Охватившая весь мир зараза доползла и до производителей сигарет. В Санкт-Петербурге и Ленобласти из-за пандемии временно прекратили работу табачные заводы, после того как их продукцию исключили из списка товаров первой необходимости.

Среди них — фабрика «Филип Моррис Ижора», которая поставляет на рынок сигареты Bond, Chesterfield, Marlboro и электронные Philip Morris IQOS, а также производитель Vogue и «Ява» Бат-Спб (принадлежит «Бритиш Американ Тобако»).

Встал и петербургский завод «Петро», выпускающий Camel, Glamour, Winston. Пока что работа приостановлена до 4 апреля, но исключать продление ограничений на работу заводов нельзя.

«Новая» попросила экспертов и производителей рассказать, спровоцирует ли коронавирус дефицит сигарет на рынке и рискуют ли россияне остаться без привычной сигареты в невеселых условиях самоизоляции.

«На сегодняшний день можно оценить, что остановка работы крупнейших российских производителей сигарет приведет к недополученным поступлениям в бюджет в размере 10 миллиардов рублей в неделю, — говорит директор «БАТ» по правовым вопросам и внешнекорпоративным связям субрегиона Россия, Центральная Азия, Беларусь Яна Гуськова.

— Прогнозировать, насколько хватит имеющихся торговых запасов всех сигарет, невозможно.

«БАТ» — мультикатегорийная компания, в линейке которой присутствует продукция различных брендов, ценовых категорий и способов потребления. Каких-то видов продукции может хватить на месяц, а какие-то закончатся быстрее, чем за неделю. Важно также отметить, что фабрика в Санкт-Петербурге является единственной производственной площадкой «БАТ» в России и работает в круглосуточном режиме без выходных».

Дистрибуция табачной продукции из Санкт-Петербурга по России может занимать до 20 дней, учитывая масштабы страны, добавляет Гуськова. «Несмотря на наличие торговых запасов, остановка производства и реализации табачной продукции в любом случае приведет к скачку спроса и дефициту.

Поэтому даже недельный простой фабрики существенно отразится на количестве легальной продукции на полках», — прогнозирует она.

Схожую оценку представили и в компании «Филип Моррис Интернэшнл», которая является крупнейшим поставщиком сигаретной продукции. Представители отрасли опасаются, что исключение табака из перечня товаров первой необходимости и, следовательно, закрытие табачных фабрик спровоцирует появление на рынке контрафактной продукции.

«На данный момент потребители по-прежнему будут иметь доступ к имеющейся табачной продукции в точках розничной торговли. Однако исключение табачной продукции из перечня непродовольственных товаров первой необходимости и, следовательно, приостановка производства на более длительный срок может привести к срыву контрактов на поставку продукции для удовлетворения спроса населения и возникновению дефицита легальной продукции. Эта ситуация может спровоцировать взрывной рост нелегального рынка и привести к серьезным потерям федерального бюджета из-за сокращения акцизных поступлений», — рассказал «Новой» вице-президент по корпоративным вопросам аффилированных компаний «Филип Моррис Интернэшнл» в России Сергей Слипченко.

Исполнительный директор «Движения за права курильщиков» и президент «Российского сигарного союза» Андрей Лоскутов считает ошибкой решение правительства. Он уверен, что это отнимет у курящих россиян самый простой способ расслабиться: «Заводы закрылись, поскольку продолжение работы на фабриках, чья продукция не попала в список товаров первой необходимости, чревато уголовным преследованием. Мы знаем, что все закрывшиеся заводы — транснациональные компании, которым принадлежит практически все табачное производство в России, — они одни из самых пугливых в товарном российском производстве и тут же выполняют то, что предписано правительством.

Да, заводы недовольны, да, они пишут письма, они обращаются к властям, но они уже закрылись. Через несколько недель мы курить не будем. Ни письма, ни обращения нам не нужны — нам нужен нормальный реальный товар».

Андрей Лоскутов, исполнительный директор «Движения за права курильщиков» и президент «Российского сигарного союза»

— Если государство, которое должно бороться в том числе и с врагами нашего здоровья, не предоставит нам теплую воду, защиту, медобеспечение и в том числе табак, от которого зависят 40 миллионов граждан — практически половина взрослого населения, — это будет расценено как очень большая несправедливость правительства по отношению к курильщикам. Это большая ошибка — исключать табак из списка товаров первой необходимости.

Если правительство решит все проблемы до конца рабочей недели — это одно, такой вариант вполне приемлемый и в чем-то мы себе можем отказать. Но, скорее всего, этого не произойдет.

Я уверен, что это неприемлемо, если правительство продлит распоряжение и скажет: «Ну, не подумали мы об этом». Как граждане будут относиться к тем, кто о них не подумал?

Именно сейчас, когда люди теряют работу, теряют деньги и, самое главное, веру в то, что завтра будет все нормально, у них отнимают самый доступный антидепрессант.

Во время Великой Отечественной войны, когда все были на пределе, табак был одним из первых в списке товаров первой необходимости. Коронавирус — это в каком-то смысле война. И во время этой войны огромной части населения сказать «нет» — это ошибка.

На фоне закрытия вырастет контрафактный рынок, мимо бюджета будут уходить огромные деньги из-за недополучения налогов. Сегодня этот рынок превышает 10 % от всех курильщиков, а в некоторых городах еще больше. Что будет дальше? Чем больше мы будет зажимать «официальный» табак, тем больше будет расти «неофициальный». Сейчас бюджетные доходы от рынка — это почти 700 миллиардов налогов ежегодно.

Если курильщик будет покупать несертифицированный продукт, он однажды придет в больницу по ОМС. Таким образом, государство сначала недополучит налог с его контрафактной пачки, а потом еще и заплатит за его лечение. Со всех сторон это решение представляется плохим. Человек должен иметь возможность купить товар, в котором он уверен.

Источник: Александра Новикова