​«Моих коллег в ваших глазах оклеветали»

Обращение режиссера Владимира Мирзоева к Владимиру Путину в связи с делом «Седьмой студии»

​«Моих коллег в ваших глазах оклеветали»


Фото: Владимир Трефилов / ТАСС

— У меня нет ни малейшего сомнения, что дело «Седьмой студии» заказное, политически мотивированное и сфабрикованное. По отношению к моим коллегам — несправедливое дело. Слишком много было подобных дел за последние два десятилетия, чтобы гипнотизировать себя всякими глупостями про коррупцию и хищения средств. «Дыма без огня не бывает» — это позиция людей с ярко выраженным стокгольмским синдромом. Рабская позиция. Начиная с дела ЮКОСа, дела Магнитского и далее по списку вплоть до дела Юрия Дмитриева — сценарий один и тот же. Авторы или не сильно озабочены правдоподобием своих обвинений, или они очень плохие драматурги. Если заказчик надеется кого-то обмануть липовой экспертизой и липовыми свидетелями «финансовых преступлений», он жестоко ошибается. Его

закулисный заказ очевиден, уши торчат из каждой детали обвинения на каждом заседании Мещанского суда.

Для культурного сообщества всего мира это дело политическое и, вероятно, очень (слишком) личное.

Теперь спросим себя: кто в нашей стране обладает столь весомой политической субъектностью, чтобы игнорировать профессиональное мнение многих тысяч российских интеллектуалов, мнение европейских звезд театра и литературы и упрямо настаивать на своем заказе, как говорится, не уступая ни пяди? Ни секунды не верю, что это бывший министр культуры г-н Мединский. Или какой-нибудь его патрон вроде г-на Михалкова. Строго говоря, в современной России есть единственный политический субъект — Владимир Путин. Другие институты приказали долго жить, уснули вечным сном. Поэтому я хочу сделать попытку, скорее всего, бессмысленную, и обратиться через «Новую газету» к Лидеру нации.

Владимир Владимирович, я думаю, моих коллег в Ваших глазах оклеветали. Кто это сделал и с какой целью, гадать не хочу, да это сейчас и неважно — поскольку никак не меняет сути происходящей расправы. Предполагаю (интуиция подсказывает), что этот навет был связан с фильмом Кирилла Серебренникова «Ученик». Эту картину пристрастный толкователь мог интерпретировать как «хулу на Спасителя». Уверяю Вас, это лживое и безграмотное толкование. Литературная основа фильма — пьеса современного немецкого драматурга Мариуса фон Майенбурга — опирается на известный богословский трактат ХV столетия «О подражании Христу», автор которого, немецкий католический монах Фома Кемпийский, выступает с яркой антиклерикальной проповедью. По сути, защищает живой дух христианства от груза церковного язычества, лицемерия и корысти. Смысл проповеди самого Иисуса именно в этом — в обновлении и очищении духовных практик. В русской культуре этот мотив тоже существует — у Ф. М. Достоевского. Я имею в виду его «Легенду о Великом Инквизиторе» — вставную главу в романе «Братья Карамазовы».

Разумеется, немецкий драматург небуквален и непрямолинеен в раскрытии этой темы, он работает с еще одной мощной традицией — традицией средневекового карнавала, где юродскому осмеянию подвергается даже церковная служба (дабы не впадать в самый тяжкий из всех земных грехов — грех гордыни). По-моему, очевидно, что режиссер фильма Кирилл Серебренников стоит на тех же позициях. То есть выступает вместе с Христом (и драматургом) против язычества и лицемерия в современной церковной среде.

Источник: «Новая газета»