​Крадучись по Неве

В России появилось первое электрическое судно. В мире таких всего 80

​Крадучись по Неве


28 июня, за сутки до открытия навигации, начавшейся непривычно поздно в связи с эпидемией коронавируса, в Речном порту Санкт-Петербурга спустили на воду электрический прогулочный катамаран EcoVolt 2.0. Электрические суда на батареях появились сравнительно недавно, всего их мире пока не более 80 штук.

Крупные корабли, использующие батареи в качестве основного источника энергии, можно посчитать по пальцам. Это паромы, обслуживающие маршруты в изрезанной береговой линии стран Скандинавии. В России до минувшего воскресенья не было ни одного.

В ФЦП «Развитие гражданской морской техники» на 2009–2016 годы есть соответствующее направление, по которому проводится множество НИОКР (Научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ). Направление есть, а кораблей нет. Только год назад отечественное промышленное объединение Морсвязьавтоматика представило созданный при финансовом участии Национальной резервной корпорации EcoVolt 2.0 на выставке.

Это полностью частная компания, с нуля созданная в Питере группой энтузиастов в 2005 году. На ее предприятиях трудятся около 700 высококвалифицированных сотрудников.

Если уж рассуждать о снятии России с нефтяной иглы, снимут ее не руками, а своим умом вот такие люди, давшие бизнесу название, отсылающее к огромному отечественному опыту судостроения.

Перед командировкой я собрал мнения по первому российскому полностью электрическому судну у людей, которые половину жизни ходили по морю на батареях. Это наши подводники, имеющие в Санкт-Петербурге мощные ветеранские организации. Все главные и очень специфические вопросы, касались будущей эксплуатации, то есть сугубо коммерческой части проекта. Это как раз то, о чем гендиректор Морсвязьавтоматики Андриан Юрьевич Правдин предпочел мне рассказать во время экскурсии по почти идеально чистым цехам в самых общих выражениях.

Понятна гордость людей, выпускающих в свет инновационный корабль, на котором пульт управления круче, чем у «Теслы». Корпус 65 футов из алюминия и стеклопластика, максимальное количество туристов 110, пара двигателей по 180 КВт, две литийионные батареи заряжаются до 600 КВт/часов и позволяют идти до 10 часов прогулочным ходом около 140 км. Двадцать минут зарядки хватит на 62 км хода по Неве, к Лахта-центру или Петродворцу.

Катамаран EcoVolt 2.0 на четыре пятых создан Морсвязьавтоматикой из комплектующих собственного производства. Но будущее проекта не целиком зависит от таланта конструкторов и качества работ.

Вопрос шире, его решение же лежит за пределами возможностей конкретной фирмы.

Вслед за Илоном Маском человечество пересаживается на электромобили, их производят во множестве стран, моделей — десятки. Это стало возможным исключительно по политическим причинам. Государства вкладывают в зеленые технологии больше, чем бизнес. Правительство США создало уникальные условия не только для производителей, но и для владельцев машин. Таможенные и налоговые льготы, скидки и огромные дотации федерального бюджета введены десятками.

Примеру почти без задержки последовала Европа. Автопром ЕС планирует стать главным производителем электрокаров в мире. Тон задают Дания, Швеция, Финляндия и Норвегия. От Скандинавии до Гамбурга вся инфраструктура трасс перестроена под электромобили.

Все зарядки на автозаправках бесплатные. В свое время нашим родителям это обещала Коммунистическая партия.

Неудивительно, что через фьорды там ходят электрические паромы — энергию для их батарей продают с дотацией. Иначе они были бы невыгодны экономически. Такое у них перекрестное субсидирование: налоги за транспорт через бюджет дотируют электромашины и пока еще единичные суда.

А что же пока у нас? В день спуска EcoVolt 2.0 в Речном порту скопились огромные стаи вымпелов туристического флота всех типов. Петербург заждался навигации — и это еще слабо сказано. Построенный на сетке из рек и каналов как конкурент Амстердама, он не может без водного транспорта — одних мостов там более 330, а в гербе петровские якоря.

А я тем временем решил оценить на глаз количество солярки, которое сжигает за день навигации туристический флот. Каждый пассажир чувствовал на прогулке по каналам непрерывную вибрацию корпуса от судового дизеля (на электрических судах нечему вибрировать), запах и сизый дым, стоящий в гранитных набережных, как в стакане. Простор для экологических инициатив Морсвязьавтоматики тут огромный.

Но вырастет ли из этого катамарана Андриана, как из ботика Петра, — русский электрический флот? Все зависит от разрешений и ценовой политики администрации.

Уходя от подробных вопросов о стоимости эксплуатации и коммерческих перспектив, господин Правдин демонстрировал политические качества отечественного свойства — подана заявка на 17 электрических зарядных станций по будущим маршрутам, на заводе заложено следующее, более крупное судно. Технические условия получены. На попытку получить стоимость перевозки одного пассажира на один километр Андриан Юрьевич отвечает невозмутимо: мы судостроители, цены и условия — удел эксплуатационников.

Так не бывает, конечно. Коммерческое судно — не подводная лодка, его проектируют исходя из положения на рынках туризма и энергетики. Власти Швеции и Дании определили объемный пакет мер поддержки проекта парома STX Norway Langsten на 240 автомобилей на линии Хельсингёр (Дания) — Хельсингборг (Швеция), когда знаменитая электротехническая компания АВВ даже не получила техзадание на оборудование.

У нас пока все наоборот. Бизнесмен и инженер Андриан Правдин нашел бизнесмена Александра Лебедева. Проект получил финансирование в умеренной смете. Корабль построили без участия государства.

Нельзя сказать, конечно, что власть проигнорировала проект: в церемонии спуска на воду участвовали председатель Комитета по транспорту Кирилл Поляков и директор департамента судостроительной промышленности и морской техники Минпромторга России Борис Кабаков.

Сказали верные слова, пророчили славное будущее. Но у подобных инновационных проектов всегда очень высокие риски.

Они движутся по дну малоизвестного профиля, погруженные в динамично меняющиеся издержки. Полноценная навигация, когда возвращаются вложенные деньги, у нас от силы пять месяцев. Но граждане подтверждают рублем свой интерес: за двадцать лет количество туристов в городе увеличилось почти в пять раз. Только иностранцев в 2015 году сюда приехало 6,5 миллиона, а в прошлом году уже 10,2.

Доходы выросли так, что составили уже 13% бюджета. Экологический транспорт должен поддерживаться в таких условиях обязательно.

Греф и Кудрин постоянно требуют создать в России инновационную среду для бизнеса. Но она создается только вокруг конкретных проектов. Вот в Санкт-Петербурге на Кибальчича, 26Е, золотые руки и умные головы создают корабли, которые далеко не каждая европейская страна умеет производить.

Страшно интересно посмотреть, что там будет через год.

«Полетит» ли проект? Все, что опережает время, не может опереться на прошлый опыт, но Питер готов заряжать свои батарейки.

Источник: Валерий Ширяев