​«Ничего не помню, не признаю»

В Пресненском суде начался процесс по делу Михаила Ефремова

​«Ничего не помню, не признаю»


Михаил Ефремов перед началом заседания. Фото: пресс-служба суда

Первый день процесса (рассмотрения по существу) начался сенсационно: Михаил Ефремов вину не признал. «Как же я могу признать себя виновным, если я ничего не помню. Не признаю», — тяжело вытолкнул он из себя в ответ на предъявленное обвинение.

Напомним: актер обвиняется по пункту А части 4 статьи 264 УК (нарушение лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, совершенное в состоянии опьянения, повлекшее по неосторожности смерть человека).

Экспертиза установила: 8 июня Ефремов вел свой «Джип Гранд Чероки» пьяным, ТАСС утверждал: в крови найдены следы наркотиков.

А сегодня на заседании стало известно, это были кокаин, каннабиноиды, этанол.

Впрочем, сегодняшнюю сенсацию задолго до 5 августа анонсировал адвокат Ефремова Эльман Пашаев: «...данное преступление он не совершал... Михаил Олегович, когда ранее сказал, что «я хочу возместить» — не возместить, а «готов платить», потому что в ДТП участвовала его машина».

Эльман Пашаев после заседания. Фото: Михаил Терещенко / ТАСС

Бред? Нет, это и есть главный на сегодня драматический стержень происходящего. После покаяния, снятого на пленку и предъявленного всему миру, Ефремов признание отозвал. Новая тактика вызвала негативную реакцию во всех слоях общества. Линия поведения, предложенная защитником, многим кажется безумием.

Но особенность этого процесса — столкновение двух одиозных фигур. Пашаев так же спорен, как и его оппонент Александр Добровинский. Недаром за кулисами дела в профессиональной адвокатской среде их противостояние окрестили «сражением клоунов».

Александр Добровинский после заседания. Фото: Михаил Терещенко / ТАСС

Недаром и Федеральная палата адвокатов еще до суда объявила о возбуждении дисциплинарного расследования деятельности обоих защитников, которые «публично сообщают сведения, составляющие предмет адвокатской тайны, высказывают суждения, несовместимые с существом адвокатской профессии, а также откровенно используют свою причастность к громкому делу для саморекламы, традиционно порицаемой в адвокатуре».

Негласное соревнование началось уже у входа Пресненского суда — один пожаловал на «Майбахе», другой на роскошном кабриолете (чью цену точно знают на канале «Россия», 20 миллионов).

Прологом первого дня послужило заявление Пашаева:

представители потерпевших намерены фальсифицировать доказательства, привлечь «не допрошенного на следствии свидетеля», а также нескольких лжесвидетелей, якобы видевших Ефремова за рулем машины в момент и сразу после аварии.

Суд заявление принял к сведению.

Оба адвоката возражали против того, чтобы гражданская жена погибшего была признана потерпевшей. Суд с ними согласился. Ирина Стерхова покинула заседание, бросив на прощанье сильную реплику:

«Стыдно должно быть!»

Суд выслушал четверых свидетелей обвинения — инспекторов ГИБДД, которые составляли протокол по факту аварии. Никто из них не видел, как Ефремов выходил из машины, об этом им рассказали очевидцы аварии.

Ефремов после заседания. Фото: Михаил Терещенко / ТАСС

Стоп-кадры первого дня: Ефремов смотрит больными глазами, поверх маски — но прямо в камеры; Ефремов встает и целует руку помощнице Пашаева;

Евфремов целует руку помощнице Пашаева. Фото: пресс-служба суда

Ефремов, сгорбившись, утыкается в мобильник — и камера заглядывает ему через плечо, прямо в телефон. Мобильник формально запрещен и сразу вызывает бурю агрессивных комментариев. Но оказывается, это телефон адвоката.

«Грязное дело» — так определила процесс Ольга Скабеева, ведущая новостных программ ВГТРК. Широко расставив ноги на розовых шпильках (в такой позе в советском кино снимали эсэсовских надзирательниц), она уже с утра билась в обличительной ярости.

И это тоже — ключ к происходящему. Процесс только начался, но обвинение уже состоялось. Подоплеку дела, заслоненную его трагической сутью, демонстрируют официальные телеканалы. Под видом борьбы за справедливость казнят обвиняемого до приговора, планомерно восстанавливают против него свою аудиторию.

Да, Ефремов своим выездом на встречную убил двоих — водителя, в которого врезался, и себя. Замечательного артиста и хорошего человека.

И ему не простят ничего — ни «Гражданина поэта», ни «Гражданина Заразного», ни острых пародий, ни прямых высказываний — за все ответит по полной.

Завтра продолжение. Адвокат Добровинский уже определил сроки приговора — конец августа.

Источник: Марина Токарева