​Дворцовая прислуга рвется в цари

Как структуры «кремлевского повара» Пригожина используют музеи и дворцы Петербурга

​Дворцовая прислуга рвется в цари


Скандальная реконструкция Михайловского дворца возвращается в петербургскую повестку. Несмотря на заявления директора Русского музея Владимира Гусева о приостановке проекта (за $20 млн памятник, охраняемый ЮНЕСКО, планировалось перегородить и накрыть колпаками два световых двора, а в исторических стенах перебить оконные и дверные проемы), эти планы могут и осуществиться.

Кассационный суд отменил решения двух инстанций, признавших незаконным согласование проекта городским комитетом по охране памятников (КГИОП). Процесс может возобновиться до конца августа.

Нужду в перекройке творения Росси в Государственном Русском музее объясняют нехваткой площадей. На примере одного из филиалов музея «Новая» разбиралась, как его руководство распоряжается уже имеющимися дворцовыми метрами.

Дворец Строгановых — один из десятка объектов, находящихся в оперативном управлении Государственного Русского музея (наряду с Мраморным и Михайловским дворцами, корпусом Бенуа, Михайловским [Инженерным] замком и двумя трехэтажными павильонами по Кленовой аллее, Домиком Петра I, Михайловским садом и Летним с Летним дворцом Петра I). Дворец построен по проекту Растрелли и является составной частью объекта Всемирного наследия ЮНЕСКО «Исторический центр Санкт-Петербурга и связанные с ним группы памятников».

Строгановский дворец. Фото: Елена Лукьянова / «Новая»

Дворец передали ГРМ в 1988-м, но на дворцовых площадях развернуты лишь две постоянные экспозиции. Зато в элитнейшем месте города — «золотой треугольник», угол Невского проспекта и набережной Мойки — пять залов (388,4 кв. м) и «потайные комнаты» с винотекой (183,4 кв. м) занимает ресторан «Русский Ампир» компании «Конкорд Менеджмент и Консалтинг» Евгения Пригожина, а учрежденный его супругой «Музей шоколада» — еще 77,8 кв. м.

На растерянные вопросы посетителей «а где же музей?» продавщица отвечает: «Да нет тут никакого музея, просто магазин так называется».

Проход во внутренний двор преграждает шлагбаум. За ним — «стекляшка» еще одной бывшей пригожинской едальни Gloss cafe. Дворовый участок «Конкорд» получил в аренду 20 лет назад, и статуи Нептуна и Флоры Фарнезской XVIII века оказались внутри стеклянного павильона. А октябрьской ночью 2003 года — судя по всему, без согласования с КГИОП — были вырублены 10 вековых деревьев.

Господин Пригожин, ссылаясь на выполненное по его заказу заключение Ботанического института РАН (оно, кстати, поступило в КГИОП уже после вырубки), заявил, что деревья были больны и создавали угрозу гостям. При этом Ботанический институт тремя годами ранее давал заключение с иным выводом: «Древесная растительность находится в хорошем физиологическом и эстетическом состоянии».

Глава КГИОП Вера Дементьева грозила прокуратурой: как заявляла чиновница, обращение о возбуждении уголовного дела, где перечень нарушений занимает несколько страниц, уже лежит на ее столе. Но, похоже, отправилось оно под сукно — никаких юридических последствий не последовало. Годом позже исчезло и историческое мощение двора — заменили на тротуарную плитку.

Строгановский дворец вновь оказался в центре общественного внимания в 2016-м, когда стали известны детали реконструкции главного здания ГРМ — Михайловского дворца. Проект стоимостью $20 млн предлагал перекройку памятника: два световых двора членились перекрытиями и накрывались колпаками, в исторических стенах перебивались оконные и дверные проемы. Такие планы вызвали острую критику. Но директор ГРМ Владимир Гусев настаивал на реализации проекта, сетуя на нехватку помещений, — реконструкция дворов дала бы прибавку 1500 кв. м.

«Новая газета», журнал «Город.812» и депутат закса Алексей Ковалев отправили запросы в Межрегиональное территориальное управление Росимущества, Минкульт, прокуратуру. В обстоятельствах того, как ГРМ использует имеющиеся здания и почему при декларируемом дефиците сдает их площади в аренду, обнаружились любопытные детали.

Так, из ответа Министерства культуры следовало: аренда залов Строгановского дворца обходится «Конкорду» по 14 230,80 руб. за квадратный метр в год.

Для сравнения: торговые помещения на Невском в доме почти напротив Строгановского предлагаются со ставкой 89,5 тыс. руб.

Сказочными оказались и условия для ООО «Восковые фигуры», развернувшего свою деятельность в 6 залах первого этажа. По договору, заключенному с ГРМ, использование помещений покрывалось долей проданных билетов (160 ежемесячно в зимний период и 320 — в летний).

При этом, как установила проверка Росимущества, «билеты на выставку продаются без кассового аппарата, информация о расчетном счете или лице, которому предоставляется плата за услугу, на билете отсутствует». Такой договор, по мнению проверяющих, «имеет признаки притворной сделки, прикрывающей собой сделку по аренде».

Выставка оказалась совместным проектом ГРМ и ООО «Восковые фигуры», затеянным, как следует из договора, «в целях популяризации отечественной истории и культуры» и «для привлечения посетителей в Строгановский дворец». Уровень популяризаторов иллюстрирует перечень экспонатов выставки «Восковые фигуры. Царская династия в лицах» — там есть «фигура охранника», «фигура электрика», «фигура билетерши» и еще несколько примкнувших к династии персонажей.

За это пиршество дурного вкуса в своих стенах музей еще и приплатил: на сайте госзакупок можно видеть два контракта 2013 года, заключенные ГРМ на организацию выставки восковых фигур (на 250 тыс. руб.).

Своеобразие такого сотрудничества, вероятно, может объясняться принадлежностью ООО «Восковые фигуры» — его учредителем значится Косолапов Борис Анатольевич. Человек с точно такими же именем, отчеством и фамилией является ведущим научным сотрудником ГРМ.

Срок действия договора истек 31 декабря прошлого года. Но истуканы все там же. В ГРМ не раскрывают планов дальнейшего использования этих шести залов: «Вопрос в настоящее время не решен», — ответили «Новой».

Отдел сувенирной продукции ГРМ занимает еще под сотню метров Строгановского дворца.

Если сложить все площади, используемые не по прямому назначению, получим примерно те 1,5 тысячи кв. метров, что стремится выгадать руководство музея за счет реконструкции Михайловского дворца.

Договор аренды дворового участка расторгнут (по инициативе Пригожина) еще в октябре 2018-го. Как следует из соглашения, «Конкорд» должен был его освободить.

Акт приемки-передачи участка подписан 31 октября 2018 г., однако «стекляшка» осталась на месте.

В сентябре прошлого года Росимущество предписало убрать Gloss café до 31 октября 2019 г. А павильон и ныне там. «Новая» направила «Конкорду» запрос о причинах неисполнения условий соглашения, ответа мы не получили.

Из письма Минкульта на обращение журналиста Михаила Золотоносова из журнала «Город 812» следовало, что компания Пригожина предложила передать павильон Русскому музею — «для использования под собственные нужды». В ГРМ «Новой» подтвердили, что такое предложение поступило, но (по прошествии года) все еще «рассматривается». На вопрос, намерен ли музей воспользоваться расторжением аренды для воссоздания сада, в ГРМ тоже ответили уклончиво: «Все работы на территории двора будут проводиться в рамках охранного обязательства по согласованию с КГИОП».

Между тем охранным обязательством еще 2011 года музею предписывалось: «На основании задания КГИОП разработать документацию по воссозданию сада и исторического мощения дворовой территории» — в срок до 16 месяцев.

В апреле 2017 года КГИОП и ГРМ подписали соглашение о внесении изменений в охранное обязательство, и срок воссоздания сада продлили до апреля 2022 г. На разработку проектной документации, экспертизу и согласования уходит обычно не один год. Но ГРМ не спешит объявлять тендер на проектирование — директор Гусев, судя по всему, продолжает размышлять об использовании пригожинской «стекляшки». И, как сообщает наш источник в Строгановском дворце, недавно осмотрел ее в компании с ресторатором.

Источник: Татьяна Лиханова