​Отключение системы?

Тринадцать пациентов ковидного госпиталя в Ростове-на-Дону могли погибнуть после прекращения подачи кислорода

​Отключение системы?


За сутки в госпитале, развернутом на базе городской больницы № 20, умерли 13 человек — это в два раза больше среднестатистического показателя. Очевидцы и сотрудники госпиталя пишут в соцсетях о единовременном прекращении подачи кислорода в палаты интенсивной терапии и общее отделение.

Предположительно перебои в подаче кислорода начались в ночь с 11 на 12 октября и длились около часа (очевидцы и анонимные источники в соцсетях сообщили о том, что в больнице якобы закончились баллоны с кислородом). Из-за чего в отделении реанимации умерли 5 человек, в отделении общей терапии — 6. Всего же, по данным Росздравнадзора, за сутки в госпитале скончалось 13 человек. Ведомство разбирается в причинах их смерти.

«По поручению министра здравоохранения РФ Михаила Мурашко территориальный орган Росздравнадзора по Ростовской области проверит причину смерти 13 пациентов с COVID-19 в городской больнице Ростова-на-Дону, которым, по сообщению в СМИ, не хватило кислорода», — говорится в сообщении, распространенном 21 октября.

Источники регионального портала 161.RU в горбольнице № 20 рассказали, что случаи смерти от недостатка медицинского кислорода бывали там и раньше.

«Сотрудники вынуждены постоянно перераспределять кислород между пациентами, снижать его концентрацию в смеси, временно отключать людей от системы, чтобы помочь наиболее тяжелым пациентам.

По информации источников редакции, в день инцидента кислород закончился и в реанимации, и в общем отделении госпиталя», — пишет 161.RU.

В управлении здравоохранения Ростова-на-Дону подтверждают, что днем ранее в ковидном госпитале на базе ГБ № 20 умерли 6 человек, а спустя сутки — 5. Таким образом, гибель сразу 13 пациентов выбивается из общей статистики и уже привлекла внимание общественности.

Депутат гордумы Ростова от ЛДПР Петр Пятибратов заявил, что направил в Следственный комитет заявление с требованием разобраться в случившемся. «На ИВЛ сейчас 84 человека в двух ковидных госпиталях, на момент начала пандемии аппаратов ИВЛ у нас было 246. У нас нет проблем с аппаратами, но есть проблемы с кислородом, с концентраторами», — констатировал он. Хотя еще 7 октября в пресс-службе ростовского губернатора заявили, что из бюджета области будет выделено 25 млн рублей на покупку кислородных концентраторов. Они предназначены для двух ковидных госпиталей и двух больниц, где проходят лечение больные пневмонией.

Тем не менее в Региональном пресс-центре по информированию населения о ситуации с распространением новой коронавирусной инфекции информацию о единовременной гибели пациентов от нехватки кислорода назвали фейком. Там отрицают наличие проблем с обеспечением ковидных госпиталей кислородом.

Известно, что своей станции по производству кислорода у ГБ № 20 нет, больница закупает кислород в баллонах.

Заслуженный врач России реаниматолог-неонатолог Валерий Буштырев говорит, что никогда не сталкивался с такими проблемами, но считает, что причиной перебоев в поставке могли стать организационные проблемы.

Валерий Буштырев. Фото из соцсетей

— Они привозят баллоны с кислородом. Гипотетически расход кислорода увеличился, могли недосмотреть, сколько баллонов осталось, или приехали туда, где берут, а там их нет, — рассуждает медик.

В 2019 году Буштырев подвергся уголовному преследованию за то, что купил для перинатального центра автономную кислородную станцию и отказался от централизованных поставок. Следственный комитет попытался обвинить врача в том, что больница получала кислород, который не был зарегистрирован как лекарственное средство. Но в итоге уголовное дело закрыли, а Буштыреву принесли извинения.

Он говорит, что слышал от коллег информацию, подтверждающую версию СМИ об инциденте в ГБ № 20.

— Да, общался с бывшими коллегами, они говорят, что все так и было, — говорит Буштырев. — К сожалению, без кислорода спасти пациента невозможно. Наши легкие рассчитаны на 21% кислорода в воздухе, если есть поражение 50% легких, нехватка кислорода представляет угрозу для организма. Развивается гипоксия, кислорода не хватает на обменные процессы, потом наступает асфиксия и смерть.

В связи с этим заслуженный врач России не видит перспектив уголовного дела — ведь доказать, от чего на самом деле умерли пациенты, будет невозможно.

— В конечном счете все мы погибаем от асфиксии. Будь то инфаркт или другие поражения — сердце перестает качать кровь, кислород заканчивается, и человек погибает.

Единственным подозрительным фактом в этой истории, если она имела место быть, может стать время смерти.

Смерть сразу 11 человек в течение часа, когда — предположительно — в больнице не было кислорода, должна насторожить следователей, — говорит Валерий Буштырев. 

Источник: Елена Романова