​АЭС сломалась, несите следующую

«Росатом» обсуждает с белорусским правительством строительство второй атомной электростанции. Первая остановлена из-за неполадок

​АЭС сломалась, несите следующую


Белорусская АЭС триумфально проработала сутки. 7 ноября ее торжественно открыл Александр Лукашенко, а на следующий день она приостановила выработку энергии из-за выхода из строя трансформаторов напряжения. В Беларуси, впрочем, никто этому не удивился.

7 ноября все происходило одновременно. В Минске ОМОН хватал на улицах врачей и запихивал их в автозаки, а в мирном небе над ними летел вертолет Александра Лукашенко, направлявшегося в Островец. Он облетел АЭС и приземлился. После того как пуск состоялся, Лукашенко удовлетворенно сказал: «Наша страна сегодня становится ядерной державой, это огромный успех, это венец, если хотите, может быть, этап суверенитета и независимости нашей страны. Он свидетельствует о том, что у нас есть мозги, люди мозговитые, и есть надежные друзья, которые помогли создать этот уникальный объект, который будет служить нам очень долго».

Насчет ядерной державы — пусть не пугается человечество, бодливой корове бог рог не дает. Это просто давняя фантазия Александра Лукашенко.

Когда он говорит о ядерном оружии — это звучит приблизительно так же, как речи об отношениях с Россией. О России — от «будем грудью защищать своих братьев от НАТО» до «им не удастся нас наклонить». И то и другое никто в мире не воспринимает всерьез. Так и с ураном.

Несколько раз Лукашенко утверждал, что в Беларуси осталось ядерное сырье. Например, во время поездки в Гомельскую область в апреле 2010 года он говорил: «Я не буду скрывать: у нас остался высокообогащенный уран — сотни килограммов фактически уже оружейного и менее обогащенного. Мне некоторые говорят: вывозите этот уран. Хотите в Америку, мы вам заплатим, хотите в Россию. Я говорю: во-первых, почему вы нам диктуете, ведь это наш товар. Мы его содержим под контролем МАГАТЭ. Мы не собираемся делать грязные бомбы и не собираемся кому-то продавать. Мы в исследовательских целях используем этот уран». И через несколько минут — о том, что вывод ядерного оружия из Беларуси был жесточайшей ошибкой.

Если бы кто-нибудь всерьез отнесся к словам Александра Лукашенко, то наверняка стал бы утверждать, что белорусский уран — это кот Шредингера, который находится в суперпозиции и одновременно существует и не существует. Правда, физики-ядерщики — например, первый руководитель независимой Беларуси Станислав Шушкевич — объясняли, что в Беларуси нет технологий для обогащения урана, и никакого высокообогащенного урана здесь нет, разве что грязный, использовавшийся для опытов. Но такой уран не может быть оружейным, да и исследовательский реактор полностью остановлен в 1998 году. Все так. Но фантазии о ядерной сверхдержаве никуда не делись.

Теперь их подпитывает АЭС, построенная на границе с Литвой российскими специалистами. Строительство начиналось без референтного проекта, экспертиз и согласия Литвы — об этом писали сотни раз, в том числе и «Новая». Литовские ученые объясняли: поскольку АЭС расположена выше, чем река Нерис, которая должна охлаждать реакторы и воду придется качать наверх, то любая неисправность насоса может нарушить поступление воды и привести к аварии. Теперь литовские власти призывают жителей 16 муниципалитетов, расположенных в 100 километрах от белорусской АЭС, приходить в аптеки за бесплатными таблетками йодида калия, закупленного заранее, еще до ввода станции в строй.

Впрочем, можно не спешить: она не работает. Представитель информационного центра АЭС во вторник подтвердил «Интерфаксу», что для восстановления выработки энергии требуется «замена определенного оборудования». А «Росатом» уже ведет с Лукашенко переговоры о строительстве второй АЭС в Беларуси.

И вот тут «Росатому» хотелось бы напомнить, что самопровозглашенный Александр Лукашенко — совсем не тот, с кем вообще следовало бы вести переговоры. Что бы он ни подписал, останется таким же нелегитимным, как и он сам.

И вот о чем говорят сейчас белорусские экологи: запускать АЭС, как и любой другой потенциально опасный объект, во время революций или политических кризисов — не просто безответственно, но и преступно. Во-первых, все силы реагирования, которые могли быть задействованы для ликвидации возможной аварии, занимаются подавлением протестов. А во-вторых, в полыхающей стране, где отставной тиран применяет оружие против граждан, АЭС тоже может легко стать оружием. И не говорите, что все это возможно лишь теоретически. 

Источник: Ирина Халип