​Десять истопников — рубль

Алтайские кочегары на грани забастовки. Им третий месяц не платят зарплату. На улице –18°С

​Десять истопников — рубль


У входа в котельную в Манжероке. Фото: Анастасия Егорова / для «Новой»

Отопительный сезон на Алтае длится семь месяцев: с октября по апрель. Во многих селах и деревнях Майминского района газового отопления или нет совсем, или оно проведено всего в несколько домов. Остальные топятся углем и дровами. В том числе и местные Дома культуры. В Майминском районе их семь. Это небольшие островки, где происходит вся культурная жизнь: от кружков бисероплетения до конкурсов народной песни и танца.

При каждом ДК есть котельная, куда каждый отопительный сезон нанимают истопников и кочегаров. Работа сменная, фактически круглосуточная. Она относится к так называемым сквозным профессиям с повышенным уровнем вреда для здоровья — люди годами дышат угольной пылью.

Зарплата невысокая: 14 тысяч рублей в месяц. С октября этого года никто из 14 сотрудников не получил ни рубля.

Кочегар Валерий Шатков, первым обратившийся в местные СМИ с просьбой о помощи, рассказывает: «Сначала нас «кормили завтраками»: придет в конце октября, в начале ноября, в аванс… Ой, ну мы перечислили первый транш, ну скоро придет. Потом просто перестали выходить на связь. Нам довольно быстро стало понятно, что это классическая схема отмывания денег через тендер: фирма-однодневка, схватили деньги, и ищи их теперь. Навальный в ФБК расследует такие схемы. Так обувают всю Россию, вот и нас обули».

Должности кочегаров и истопников не входят в штатное расписание Домов культуры, они закрываются частными компаниями, выигрывающими тендеры. На первый взгляд, процедура формальная: директора ДК как искали сотрудников самостоятельно каждый отопительный сезон, так и ищут, котельные те же, зарплата та же, да и работают зачастую одни и те же люди годами.

Деревня Манжерок, Майминский район. Фото: Анастасия Егорова / для «Новой»

В реальности же отличий много. Директор ДК в поселке Барангол Елена Пакшина рассказывает: «Раньше, когда истопники были в штате, они были нашими сотрудниками, оформлялись по трудовой книжке, какие-никакие социальные гарантии у них были. В двухтысячные даже давали молоко или денежную компенсацию — за вредность. А потом все стало по тендерам. В прошлом году мы уже после окончания отопительного сезона выяснили, что людей даже не оформили по трудовой. Просто заключили договор гражданско-трудового характера, что для этой профессии вообще-то незаконно. Трудовую вернули пустую. Мы обратились в трудовую инспекцию, но срок действия договора истек, сделать ничего не получилось. Из-за этих тендеров юридически сотрудники, которые у меня работают, мне не подчиняются. Но ведь договаривалась с ними я, работают они у меня в ДК, чтобы нам было тепло! Когда не платят зарплату, они ведь приходят ко мне. У меня работает один истопник — сутками, семь дней в неделю, женщина! Лиля пошла на эту работу от безысходности, а теперь у нее долг в продуктовом магазине 20 тысяч рублей, и больше продуктов в долг не дают. И что я ей скажу? Что она работает на эту шарашкину контору, а ко мне не имеет никакого отношения?»

В 2020–2021 отопительном сезоне тендер на оказания услуг истопников в Майминском районе выиграла фирма ООО «Сибирь Ритейл Групп». Изначальная сумма госконтракта — 2,5 миллиона рублей. Компания выиграла тендер, понизив ее до 1,2 миллиона рублей. Применим банальную математику: зарплата 14 истопников по 15 тысяч рублей в месяц в течение семи месяцев уже превышает эту сумму. Жанна Васильева является не только директором, но и единственным учредителем этой фирмы, зарегистрированной в Новосибирске. А уставной капитал составляет 10 тысяч рублей.

Котельная в Манжероке. Фото: Анастасия Егорова / для «Новой»

По данным сайта Госзакупок, с 27 ноября 2020 года «Сибирь Ритейл Групп» состоит в реестре недобросовестных поставщиков услуг. С 3 августа компания должна была исполнять контракт на сумму более 5,6 миллиона рублей: оказывать услуги по уборке территорий Омскому государственному университету путей сообщения. 17 ноября руководство ОмГУПС расторгло договор «в связи с невыполнением условий». 10 октября Сибирский государственный университет путей сообщения подал жалобу на эту компанию в антимонопольную службу по той же причине. Сумма контракта была свыше 3 миллионов рублей.

А 6 ноября Центр обеспечения деятельности учреждений социальной сферы МО Майминский район перечислил «Сибирь Ритейл Групп» первый транш оплаты за оказанные услуги — более 170 тысяч рублей. К этом моменту истопники не получали зарплату уже месяц. На вопрос редакции, зачем было перечислять деньги, администрация Майминского района ответила: «Нарушений условия выполнения контракта не выявлено. Компания появилась в реестре недобросовестных поставщиков 26.11».

Директор Манежерокского Дома культуры Элеонора Юрьевна Хабибуллина, возглавившая кампанию помощи обманутым истопникам, рассказывает: «Когда я увидела эти договора ГПХ, я своим ребятам сразу сказала: мы это подписывать не будем!

Там невооруженным глазом было видно, что это фирма «Рога и копыта». Администрации на это было абсолютно наплевать.

Представитель фирмы все увиливала, а потом вообще сделала вид, что она потерпевшая и сама работодателя видела в глаза один раз. Никакой помощи никто оказывать не собирался, пока мы не стали поднимать шум. 3 декабря было собрание, на котором мы смогли добиться обещания, что с декабря «ЦОД УСС» оформит с ними договор и будет платить зарплату. Кто будет заниматься компенсацией того, что им на сегодняшний день должны, непонятно».

Администрация района на этот вопрос также не ответила. Связаться с главой района Романом Птицыным не удалось ни самим потерпевшим, ни представителям прессы. Замглавы Ольга Абрамова от ответа открестилась: «Стороной контракта администрация района не является». Связаться с «Сибирь Ритейл Групп» ни нам, ни представителям администрации не удалось.

В котельной. Фото: Анастасия Егорова / для «Новой»

Кто будет платить компенсации истопникам, непонятно. Проблема осложняется еще и тем, что для расторжения договора с исчезнувшим поставщиком представители «ЦОД УСС» составили акты о несоблюдении температурного режима в помещениях, фактически обвинив истопников в том, что они не выполняли свою работу.

Потомственный кочегар из Манжерока Алексей Щербак в ответ объясняет: нарушить температурный режим невозможно чисто технически: если печь не обслуживать, котел встанет, замерзшая вода разопрет трубы изнутри, они треснут, и до наступления весенней оттепели заново запустить систему отопления не получится.

Никто из круглосуточно находящихся на рабочем месте кочегаров не видел ни одного представителя комиссии «ЦОД УСС». Все три месяца, не получая зарплату, они ежедневно выполняли свои обязанности. Но теперь готовы бастовать. На Алтае ожидаются морозы — до –23°С.

Источник: Анастасия Егорова