​Айыы

Дневник замороженного человека. Сергей Мостовщиков передает из Якутска

​Айыы


Якутск. Фото: Сергей Мостовщиков / «Новая газета»

Поскольку мама моя всю жизнь была учителем русского языка и литературы, а потом еще и директором школы, в которой я учился, к идее какого-либо образования еще с детства я отношусь крайне скептически. Я абсолютно убежден, что в нормальных человеческих условиях никакие знания о мире не просто не нужны человеку, но даже и опасны для него. Именно об этом написаны самые мудрые книги и сказаны самые главные слова, но сейчас не об этом.

Сейчас о скорби. Когда вы выходите в Якутске на 50-градусный мороз (если быть точным, сейчас минус 53, но говорят, что надо для верности вычесть еще градуса три, то есть минус 56), вы сразу понимаете, что при переводе царя Соломона на русский как всегда что-то налажали, перепутали, а то и специально ввели наш добрый гостеприимный народ в недоумение. Вот он говорит нам:

«Во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь». Мама дорогая, ну что за это хрень?!

Все абсолютно наоборот. Чтобы умножить познания, нужно просто умножить скорбь. Человек может получать опасные для него новости, только когда он в опасности, нечего тут и мудрить. Вот на 56-градусном морозе вы сразу естественным образом говорите: «Айыы!» Так стоит ли удивляться, что это и есть название традиционной системы верования народа Саха, который мы привыкли называть якутами.

Фото: Сергей Мостовщиков / «Новая газета»

Айыы — пантеон богов Верхнего мира, прародителей народа Саха. Это довольно интересные ребята, они, например, не принимают кровавых жертв. Положено приносить им растения и молоко, то есть в каком-то смысле это очень даже современно, такие боги-вегетарианцы. В Москве бы им подавали еще и альтернативное овсяное или кокосовое молоко с каким-нибудь фалафелем и киноа — или что там еще басурманское едят у нас воины новой этики?

Религия Айыы была официально зарегистрирована в России только в 2011 году. Дело с казенной точки зрения молодое. Ресурс «Новости Якутии» пишет о новых культовых учреждениях так: «Аар Айыы итэгэлин дьиэтэ расположено в районе Птицефабрики, среди дачных домиков. Нас встречает Тамара Тимофеева, которая здесь работает».

Фото: Сергей Мостовщиков / «Новая газета»

Тамара Тимофеева, я так понимаю, работает с Великим мировым деревом Аал Луук Мас, корни которого уходят в Нижний мир, а ветви упираются в Верхний. Там, наверху, есть такие ребята, как Юрюнг Айыы Тойон, творец мира, глава небес. Живет он на девятом небе, но может являться людям Срединного мира белым жеребцом или орлом. Всех его подчиненных тут не перечислить, но вот хотя бы несколько. Исэгэй Иэйиэхсит — богиня, которая выделяет людям рогатый скот. Сюгэ Тойон — бог грома и молнии. Он в основном скачет, мечет молнии и рубит топором плохих, а хорошим посылает детей и скот. Улу Тойон — создатель болезней, покровитель шаманов, отец воронов.

Все вместе они помогают нам справиться с ощущением, что человек, увы, не так прост, как бог. Он сложен и состоит, как все мы интуитивно догадываемся, из буор-кута — физического тела, ийэ-кута — ментальности, культуры и традиций, а также из салгын-кута — духовности. Но осознать и принять это знание не так-то просто. Для этого существуют обряды и праздники — например, ысыах, праздник встречи солнца, и осуохай, самый массовый танец в национальной одежде в мире, внесен в Книгу рекордов Гиннесса, своеобразный якутский хоровод. Ну и разумеется, культурно-духовная практика, олонхо.

Фото: Сергей Мостовщиков / «Новая газета»

Олонхо — героический эпос, корпус устных преданий о мифических героях и их невероятных поступках в Срединном мире. Герои олонхо интересны тем, что не изгнаны, а присланы в этот мир богами. Поэтому они заняты в основном установлением счастливой жизни всего человечества. Рассказывает олонхо особый человек — олонхосут. Сюжет он проговаривает, а реплики персонажей и героев поет. Самый длинный олонхо поется в течение семи дней и ночей. Можно было бы сказать, что в России сейчас наиболее известен только один олонхосут — пресс-секретарь президента Путина Дмитрий Песков. Но, видимо, за 20 с лишним лет рассказов он утратил связь с народом Саха, а также корни могущественного творчества. Он слишком много говорит с людьми, а не с величественным мировым деревом Аал Луук Мас. Поэтому реплики своего единственного героя он уже не поет, а цедит сквозь зубы.

Произведение на глазах теряет эпичность. Видимо, пора на 56-градусный мороз.

К чему я это все? К знаниям. Знание такое. Сейчас передам его вам. Музей мамонта в Якутске закрыт на карантин, еще с весны. Все сотрудники на удаленке, включая, видимо, и мамонтов. Жаль. Я как человек темный всегда думал, что мамонтов делают на фабриках учебных пособий и распределяют по музеям по разнарядке Министерства культуры. Думал переубедить себя, но из-за карантина, видимо, так неучем и помру. Прости меня, мама.

Фото: Сергей Мостовщиков / «Новая газета»

Источник: Сергей Мостовщиков