​«Загрузили пациента — а выехать не могут»

В Мурманске мужчина умер в застрявшей во дворе скорой

​«Загрузили пациента — а выехать не могут»


Мурманскую область накрыло метелью вперемежку с оттепелью. За полярным кругом это не редкость, но для ответственных за очистку городов от снега каждый год — как в первый раз. Машины буксуют во дворах и на дорогах, а в областном центре во вторник введен режим повышенной готовности. При этом сказать, что на Кольском полуострове бушуют ураганы, нельзя — да, снега за месяц выпало втрое больше нормы, но об этом синоптики предупреждали еще в декабре.

Предупреждения не помогли. И пока чиновники козыряют числом занятых на уборке улиц тракторов, происходящее ударило по работе скорой помощи. Сеть пестрит видео, на которых кареты скорой тщетно пытаются проехать по дворам.

А медики рассказывают, как пациентов иной раз приходится на руках нести до приемного покоя больниц — машины просто не могут подняться в горку.

Во вторник в Мурманске в забуксовавшей скорой умер пациент.

Бригада приехала на вызов на улицу Кильдинскую, пациента с сердечным приступом было решено везти в больницу, его погрузили в машину, но она не смогла выехать со двора, забуксовав на обледенелом подъеме. С подстанции в помощь отправили механиков, тем временем пациент начал умирать. Медики вновь связались с подстанцией и вызвали кардиологическую бригаду. Полчаса мужчину откачивали, но безуспешно, смерть наступила в машине.

«Я оказался на месте спустя полчаса после того, как машина увязла. Доктор как раз сообщал родственникам пациента, что тот умер. Стояли две скорые и машина наших механиков, обсуждали, сможет ли машина сама выехать, или надо дергать. Тут как раз пришла дворник, посыпала горку песком», — рассказал «Новой» Александр Казак, активист независимого профсоюза работников скорой. Как только Александр выложил в соцсетях сообщение о случившемся, с опровержением выступил областной минздрав. В официальном сообщении, распространенном оперативным штабом, нет ни слова о гололеде.

Из пресс-релиза оперативного штаба Мурманской области: «В ходе транспортировки <пациента> в больницу состояние резко ухудшилось, автомобиль скорой помощи остановился для проведения реанимационных мероприятий. К сожалению, несмотря на усилия медиков, спасти пациента не удалось. Автомобиль скорой помощи укомплектован зимней шипованной резиной, был введен в эксплуатацию в 2020 году».

Из релиза, правда, неясно, зачем на Кильдинскую срывали с подстанции механиков. Сами же они под запись рассказали «Новой» следующее (мы публикуем свидетельство на условиях анонимности, полные данные собеседника — в распоряжении редакции): «Сказали, что застряли. Ехали мы к ним минут 15–20. Когда приехали, они уже пытались пациента реанимировать в машине. Факторов много — во дворе очень скользко, не посыпано, много машин, не разогнаться в горку. Вот они подняться и не могли. Застревают сейчас очень многие, днем и ночью, это по центральным улицам еще можно проехать, а тут дворы, хочешь — не хочешь, а надо к подъезду. Бывает, приехали на вызов, загрузили пациента — и сели, не могут выехать. Тогда жители помогают, выдергивают. Или нас вызывают».

Ситуация на Кильдинской — не единственная, хотя и самая трагичная. Игорь Чижов, председатель Свободного профсоюза работников скорой, рассказывает, что творится на подъездах к двум расположенным на сопках мурманским больницам — детской инфекционной и «Севрыбе»: «Только что звонил мне водитель детской бригады.

У детской инфекционки два раза «вжикал» — не мог заехать. Его там развернуло вообще в обратную сторону в итоге. Это хорошо, что боком не завалились.

Махнул рукой, заехал с другой стороны немного поближе — и они ребенка потащили на руках. Ладно дворы не везде почищены, понимаю, но подъезды к этим больницам точно надо чистить регулярно, в первую очередь».

Игорь Чижов хорошо знает сидевшего за рулем застрявшего на Кильдинской автомобиля коллегу. Водитель 1-го класса, 30 лет стажа — опытнее некуда. Может статься, въехал бы и по льду, будь резина шипованной. Но шипов на его покрышках (тех самых, о которых говорится в пресс-релизе минздрава) — раз-два и обчелся. Александр Казак успел зафиксировать это на видео.

В подобном состоянии покрышки на машине детской реанимации (видео — в распоряжении «Новой»). Та же картина, также подтвержденная видеосъемкой, у многих автомобилей в гараже мурманской скорой.

«В прошлом году пришли новые машины, 8 штук, но они пришли на летней резине, — рассказывает Игорь Чижов. — А резины (зимней) нет. Хорошее колесо стоит четыре тысячи. Шесть колес, не считая запаски, нужно на «Газель». Итого 48 колес по четыре тысячи — не хрен-то какие деньги для предприятия. Но решили сэкономить — летние колеса отдали зашиповать. Зашиповали. А эти шипы стали насквозь пролезать вовнутрь — колеса спускают. Либо вылетают вообще — и вот вам резина беззубая. Скупой платит дважды, а идиот — постоянно».

Прокуратура, по нашим данным, уже начала проверку случившегося на Кильдинской.

Источник: Татьяна Брицкая