​Буллинг и шутинг глазами клоуна

Ich hasse Kinder: новый клип Тилля Линдеманна в зеркале политических репрессий

​Буллинг и шутинг глазами клоуна


Кадр из клипа Ich hasse Kinder

Не успел стихнуть шум вокруг клипа лидера группы Rammstein Тилля Линдеманна «Любимый город» (может ли немец петь советские военные песни?), как 1 июня, в День защиты детей, он выпустил новый — Ich hasse Kinder, «Я ненавижу детей» (контент 18+). Скандал, шок, сенсация.

Его уже успели обвинить в пропаганде ненависти и оскорблении советского прошлого. И то и другое чушь. К Советскому Союзу, как и многие гэдээровские немцы, Линдеманн относится с уважением, Россию так и вообще нежно любит. А что до пропаганды ненависти и жестокости — вы еще Мика Джаггера обвините в том, что он пропагандирует блюз. У Тилля такой жанр, такое сценическое амплуа — злобный клоун, актер театра жестокости. У нас это не прижилось, а на Западе есть целый ряд артистов, которые устраивают агрессивное шоу. К ним в разные моменты карьеры можно отнести Элиса Купера, Оззи Осборна, Мэрилина Мэнсона и многих других.

Театр жестокости — классика. Его придумали в сытые благополучные времена в сытых благополучных странах, чтобы шокировать обывателей, добавить перца в их скучную жизнь. Что-то вроде фильмов ужасов. Люди ведь любят пугаться, любят всякую жесть, особенно когда у них все в порядке.

Другое дело, кого Линдеманн хотел шокировать кровавыми сценами и ненавистью к детям, выпуская этот клип в России с русскими актерами в интерьерах Москвы-2021.

Нас, которые каждый день читают в новостях: ребенка изнасиловали, ребенку нужны деньги на операцию, в школе погибли дети? Нас, к сожалению, этим не удивишь.

Вот что происходит в клипе. 1989 год. Московская школа, пионеры стоят на линейке. Приходит Линдеманн и начинает дико орать. Лицо в крови, напряжение нагнетается. Мы видим сцены откровенного буллинга. Мальчика травят, мальчика избивают на уроке физры. А дальше кровь течет рекой. Взрывается машина, кто-то кому-то отрубает руку. Похоже на месть. В итоге Тилль оказывается в кабинете следователя (его играет Александр Ревва), который бьет ему морду.

Кадр из клипа Ich hasse Kinder

Тут сразу много ассоциаций. И Чикатило, и недавний казанский шутинг, любое насилие, связанное с детьми. Мы не знаем, как относится ко всему этому автор: осуждает, смакует или ему все равно, он просто холодный исследователь. Но мы помним, с чего вообще начались школьные шутинги. Эрик Харрис и Дилан Клиболд, устроившие в 1999 году стрельбу в школе «Колумбайн», были фанатами Rammstein, группы Тилля. Виноват ли он в этом? Не думаю. Но факт такой был.

В любом случае Тилль крутой. Снято и спето мастерски, как все, что он делает. В первые сутки почти два миллиона просмотров. И куча отзывов — от восторженных до обиженных. Восторг: Тилль раскрыл тему буллинга, Тилль напомнил нам о советском прошлом. Обида: это поклеп, такого не могло быть в советской школе, и вообще у него там кровь течет из глаз бюста Ленина. Намекает на кровавый режим?

Кадр из клипа Ich hasse Kinder

Мне кажется, и то и другое — натяжка. Просто он клоун, который работает в своем жанре, и работает хорошо, качественно. К тому же он вне политики. Лучшее подтверждение тому — недавняя история с посадкой Андрея Боровикова, главы Штаба Навального в Архангельске. Он получил два с половиной года за распространение порнографии, которой сочли клип «Раммштайн» Pussy. Можно спорить о том, порнография ли это, есть разные экспертные мнения, но мы же понимаем, что клип — повод, а причина — Навальный. Клип запостили тысячи пользователей, а посадили Боровикова.

И пока его сажали «за «Раммштайн», лидер «Раммштайн» оттягивался в Москве на кинофестивале, а тысячи россиян получали удовольствие от его новой работы для фильма «Девятаев». Чуть позже он снялся в клипе к юбилею Московского цирка. Ситуация — абсурднее не придумаешь.

Это я не к тому, что надо посадить теперь и Тилля вместе со всем Московским цирком и находящимися в нем животными, раз уж пошла такая пьянка. И не призываю Линдеманна вступить в схватку с нашим государством за Боровикова и других политзэков. Он не обязан, он артист, это его работа. Но он мог сказать следующее:

«Ребята, я вне политики. Сажайте кого хотите, это ваша страна, ваши порядки, я плохо в них понимаю. Но не используйте мои песни как инструмент для репрессий. Я против».

Мог? Мог. Но не сказал. От комментариев отказался. Значит, не такой уж крутой.

Источник: Ян Шенкман