​Власть и народ — на социальной дистанции

Почему россияне упорно сопротивляются вакцинации. Социолог Алексей Левинсон — в рубрике «Что думают в России»

​Власть и народ — на социальной дистанции


Браслеты для привитых от COVID-19. Фото: РИА Новости

Отношение россиян к вирусной угрозе и к вакцинации уже многократно обсуждалось. Обсуждение кажется столь же малорезультативным, как и принимаемые меры убеждения. В самом деле, в обоих случаях все упирается в не очень понятный факт: большинство россиян не хотят прививаться, и всё. Посмотрим, что говорят данные опроса, проведенного в августе иностранным, как утверждают в Минюсте, агентом — Левада-центром.

А данные показывают, что ситуация в общем приобрела черты хронической. В конце 2020 года был всплеск опасений. Боявшихся заразиться было вдвое больше, чем не боявшихся. Но к февралю этого года соотношение стало иным: не боятся несколько более половины, боятся чуть более 40%. С тех пор ничего не изменилось, в августе пропорция была 55:43. Но это в среднем. А страх и возраст тесно связаны: среди молодых большинство в две трети не боятся заразиться, а среди пожилых большинство в две трети — боятся.

Эта связь кажется понятной. И ей отвечает разная доля уже привившихся в разных возрастных группах. Среди молодых — около четверти. Наивысшая доля, 40%, — среди тех, кому от 45 до 54 лет, это прежде всего служащие и руководящие работники. Они самые послушные (или сознательные), на них легче всего оказывать административное давление. Среди пенсионеров сделали прививку треть опрошенных.

Но дальше начинается самое возмутительное для медиков, самое досадное для администрации и самое интригующее для исследователя. Да, треть взрослых россиян уже сделали прививку, еще 15% готовы ее сделать, но половина и более постоянно отвечали интервьюерам, что делать прививку добровольно (пусть и бесплатно) не готовы.

Даже среди лиц, имеющих высшее образование, почти половина — «отказники». В чем дело?

Исследования позволяют уверенно отвергнуть версию, что у нас большинство вообще против всяких вакцинаций. Нет, таких людей не более 6%. Не годится ответ, что наши люди считают ковид выдумкой или заговором, вакцинацию — способом чипирования и т.п. Такие мнения есть, но они столь же маргинальны. Приходилось слышать, что дело в недоверии к отечественной вакцине, вот была бы импортная… Однако опрос показал, что при наличии выбора вакцины

  • AstraZeneca и Moderna выбрали бы по 1%,
  • Pfizer — 4%.
  • А нашу «ЭпиВакКорону» выбрали бы 6%,
  • «Ковивак» — 9%,
  • «Спутник V» — 33%.

Говорят, россиян смутило то, что вакцина не прошла всей должной проверки, неизвестны последствия и т.п. Действительно, около половины отказывающихся приводят доводы такого рода. Но углубленные исследования показали, что за этим объяснением стоит другое. Как мы уже не раз писали, наши люди поняли, догадались, почуяли, что спешка с выводом «Спутника» на мировую орбиту имеет политическое объяснение. О том, что политика для властей важнее общественного здоровья, во весь голос заговорили, когда строгие ограничения враз были сняты, чтобы провести голосование по поправкам в Конституцию.

А зачем и кому были нужны эти поправки, публике было ясно.

И когда тот или те, кому они были нужны, с отеческой интонацией стали призывать к вакцинации, к соблюдению социальной дистанции, желающих следовать их призывам оказалось немного.

Так народ ответил на нарушение политической этики.

Поскольку термин «социальная дистанция» был позаимствован у социологов, то воспользуемся им в его исходном смысле и скажем: в итоге этих действий власти социальная дистанция от народа до нее стала нарастать. В ситуации бедствия можно было бы ожидать сплочения народа вокруг власти, властителя, властей. И оные, этого ожидая, стали вести себя на публике (т.е. на экране) так, будто в самом деле стали отцами родными, строгими, но добрыми. Индикаторы, которые показывают дистанцию до власти (рейтинги доверия, одобрения и пр.), должны были бы отметить подъем ответных чувств благодарности или хотя бы умиления. Но они если и двигались, то вниз. Не только готовность сознательно следовать советам и указаниям (порой вполне рациональным) оказалась ниже ожидаемой, но и готовность, не рефлексируя, воспринимать пропаганду и социальную рекламу оказалась сниженной. Тем, кто любит говорить, что власть может все что хочет, внушить народу через телевизор, стоит заметить, что напор агитации за ношение масок и перчаток или за вакцинацию больше, чем в любой политической агиткампании. А результат весьма далек от искомого: даже среди тех, для кого основным источником информации является ТВ, 46% не хотят вакцинироваться.

То, что дело с вакцинацией приобрело политический характер, стало ясно, когда опросы показали, что готовность прививаться связана с готовностью одобрять деятельность В.В. Путина на посту президента и наоборот. Среди тех, кто в августе отвечал нашим интервьюерам, что не одобряет его деятельность, а их было 37%, в полтора раза больше не желающих вакцинироваться, чем среди одобряющих.

Если наше общественное мнение начинает высвобождаться из тени пропаганды, то это хорошо. Но, становясь в этом отношении самостоятельными, люди должны теперь принимать на себя ответственность за жизнь и здоровье — и свои, и общие. А этого пока не хватает.

Опрос проведен 19–26 августа 2021 года по репрезентативной всероссийской выборке городского и сельского населения объемом 1621 человек в возрасте от 18 лет и старше. Исследование проводится на дому у респондента методом личного интервью. Распределение ответов приводится в процентах от общего числа опрошенных.

* Левада-центр внесен Минюстом РФ в реестр организаций, выполняющих функции иноагента.

Источник: Алексей Левинсон