​Секретные останки

С делом о массовых расстрелах под Челябинском нельзя знакомиться — к нему прикасались сотрудники КГБ

​Секретные останки


На днях на сайте «Новой» опубликована информация: жители челябинского поселка Шершни 23 октября прокладывали канализацию у себя на участке и обнаружили человеческие черепа и кости на глубине трех метров. В черепах были характерные отверстия от пуль, поэтому можно предположить: случайно были раскопаны тела расстрелянных в конце 30-х годов прошлого века. Местная жительница рассказала, что вызванные сотрудники полиции сложили в мешок и забрали с собой часть останков. Остальные кости полицейские посоветовали выбросить. «Как нам сказали: «Выкапывайте и выбрасывайте в мусорку». Мы пытаемся выкопать эти черепа», — сообщила жительница. По факту обнаружения неопознанных трупов решается вопрос о возбуждении уголовного дела. Занимается им Следственный комитет.

Поэтому фотографировать следователей на месте работы запрещено — дабы не мешать им работать. Главное ведь — не помешать им работать.

Собственно говоря, СК имел возможность заняться этим делом значительно раньше. Еще в 1956 году тогдашний второй секретарь обкома КПСС Михаил Соломенцев направил в Москву секретное письмо на пятнадцати страницах, в котором привел данные (цифры вписаны от руки, неоднократно правились, уточнялись): «Согласно материалам, хранящимся в учетно-архивном отделе УКГБ при СМ СССР по Челябинской области, на этой территории было репрессировано «25 368 человек, из них к ВМН (высшей мере наказания. — Ред.) было приговорено 14 379 человек, остальные — к различным срокам лишения свободы».

Правда, дальше из соломенцевской справки следует, что «тройкой» УНКВД по Челябинской области рассмотрено следственных дел на 16 786 человек, по которым приговорены к ВМН 8 656. Плюс «двойкой» наркома внутренних дел и Генерального прокурора рассмотрено следственных дел на 4706 человек, из них к ВМН приговорены 4468, что в сумме составляет «всего» 13 124 человека (это на 1255 меньше, чем Соломенцевым указывалось первоначально).

Несовпадение цифр никого тогда не заинтересовало, письмо Соломенцева (впоследствии председателя Совета министров РСФСР, кандидата в члены Политбюро, председателя Комитета партийного контроля) прочно легло в «закрытый» архив, мест захоронения убитых никто не раскрыл. Но утверждают, что тела казненных свозили именно сюда, сбрасывали в заброшенные шахты Золотой горы, засыпали потом негашеной известью.

Местные жители, которые, конечно же, обо всем знали, говорили о секретах Золотой горы только между собой и вполголоса.

И длилось так десятилетиями, до перестройки.

В конце 80-х была сформирована поисковая группа «Реквием», куда вошли, в основном, студенты исторического факультета Челябинского государственного университета во главе с археологом Григорием Маламудом. Финансировал раскопки челябинский кооператив «Практик-Центр». Геологический трест «ЮжУралТИСИЗ» по архивным данным о золотодобыче и по результатам обследования отвалов шахт Золотой горы составил план бурения для оконтуривания шахт и проверки на наличие органики. Само бурение было проведено в мае-июне 1989-го, анализ показал наличие костных останков в десяти шахтах. Одиннадцатую так и не обследовали.

14 июня 1989 года начались раскопки самой крупной шахты в поселке Шершни (Золотая гора) — шахты № 5, в диаметре — 12 метров. Обнаруженные там трупы (большая часть) были голыми, без одежды, с пулевыми ранениями в черепах и прижизненными штыковыми повреждениями — людей добивали. Среди убитых оказались дети.

В 1989 году на волне перестройки в газете «Челябинский рабочий» Светлана Миронова опубликовала первые свидетельства о Золотой горе, прокуратура возбудила уголовное дело. В том же году был открыт мемориал — камень с надписью: здесь будет возведен памятник (его нет до сих пор) — и символическая часовенка. На многолюдный митинг, посвященный открытию мемориала, из Москвы приехали академик Андрей Сахаров и депутат Государственной думы Галина Старовойтова. Про академика до сих пор со злорадством говорят, что он в выступлении своем назвал какие-то недостоверные цифры. Достоверные же продолжали держать в секрете, хотя те, кому положено, знали их, повторяю, с 1956 года.

Челябинская областная прокуратура в 1989 году возбудила уголовное дело по факту обнаружения массового захоронения на Золотой горе. Однако 5 ноября 1990-го производство по уголовному делу сначала было приостановлено «за неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого», а еще через три года и прекращено — «как возбужденное в отношении умерших» и «как возбужденное в отношении лиц, о которых имеется вступивший в законную силу приговор по тому же обвинению». Во всяком случае, важных свидетелей не опросили, места захоронений до конца не установили, точное число «потерпевших» не установили… Ответственности никто не понес.

Куда исчезли извлеченные к тому времени из шахт костные останки и улики, остается загадкой до сих пор.

И подобающих похорон так и не организовали. Убиенных поименно не назвали.

Опрос сотрудников Исторического музея Челябинска, а также Челябинского государственного университета, силами которых проводилось археологическое исследование, ничего не дал. Однако вещественные доказательства найти удалось. Они находятся «во временном хранении» в Центре историко-культурного наследия Челябинска. Это патроны, гильзы, личные вещи расстрелянных (кошельки, очки, трубки, мундштуки, флакон от женских духов, бутылочка с лекарством, туфли, галоши, задники от валенок и многое другое), зубные и глазные протезы, зубы. Все это до сих пор хранится в таком виде, в каком и было извлечено из шахты. А вот упомянутых черепов или других костных останков там, по сведениям сотрудников, нет.

Где же они?

Боюсь предположить, но вполне возможно, практический совет милиционера («выбрасывайте в мусорку») был тогда и выполнен. Что же до собственно документов, касающихся расстрелов в сталинскую эпоху, то, по сообщениям КГБ и его последышей, все они «хранились в Копейске» и «сгорели во время пожара».

И все делают вид, будто в это верят. Но некоторые проговариваются.

«В ответ на наш запрос в Челябинскую областную прокуратуру и Следственный комитет, — пишет журналист и правозащитник Оксана Труфанова, — нам пришел ответ, что это уголовное дело до сих пор засекречено с мотивировкой: «в связи с участием в его расследовании сотрудников КГБ СССР», в ознакомлении с его материалами отказано поэтому».

Подчеркиваю. Зловещие тайны Золотой горы достоверно известны многие десятилетия. Государство, столь заботливо относящееся к сбережению единственно верной и правдивой истории, принимающее многочисленные законы, чтобы сохранить максимально комфортное состояние потомков палачей, бдительно следящее за тем, чтобы никто своей бестактностью его не потревожил, в лучшем случае, относится к попыткам общественности доискаться правды с неприязненным равнодушием. Прошлым предписано гордиться и только, на это у него, у государства, хватает и сил, и времени, и денег.

Год назад Оксана Труфанова свое письмо об обстоятельствах, касающихся Золотой горы, направила в качестве официального обращения губернатору Челябинской области. Чего же просила она у своей власти?

Истребовать у мэрии Челябинска план застройки вблизи шахт, полных останков репрессированных.

Истребовать из СК по Челябинской области материалы уголовного дела, возбужденного в 1989 году по факту обнаружения массового захоронения репрессированных в районе Золотой горы.

Привлечь археологов и историков, а также геодезистов для определения точных координат и границ располагающихся пустот шахт в районе Золотой горы.

Об этом и о многом другом я писал полтора года назад в статье «Докопаться до правды». Сегодня могу сказать: за это время не сделано ни-че-го. Только вот отказались от (уже принятых и утвержденных) планов построить на месте бывших шахт (могил!) хоккейный комплекс. Его перенесли в другое место, да и там строительство заморожено в связи с возбужденным уголовным делом. Я, помнится, полтора года назад приводил мнение, «рядового любителя хоккея» Антона Сериченко («все значимые стройки спортивных объектов в нашем регионе — стадион «Центральный», центр шорт-трека, биатлонный центр в Златоусте — заканчивались не запуском объектов, а уголовными делами о коррупции»). Прав он оказался и здесь.

Сейчас через Золотую гору (поверх могил, повторяю) думают проложить дорогу. На днях «общественные слушания» устраивают по этому поводу…

Но есть и хорошие новости. Оксана Труфанова сообщила «Новой», что Музей ГУЛАГа формирует и отправляет в Челябинск свою экспедицию. Труфанова уже передала музею карты, переписку, весь свой архив, которым так и не смогла заинтересовать Челябинские власти и правоохранительные органы.

Да и Следственный комитет уголовное дело пока не возбудил.

Источник: Павел Гутионтов