Политика

Предвыборная диалектика

8 сентября состоятся очередные выборы мэра Владивостока

Предвыборная диалектика


Если в Москве на выборы мэра идет Навальный, которого считают то внесистемным оппозиционером, то, напротив, кремлевским проектом, то во Владивостоке — Черепков, диапазон оценок политической самостоятельности и состоятельности которого не менее широк. Выборы там и тут похожи еще и тем, что реальных шансов на победу нет ни у того, ни у другого: без натяжки можно говорить о «выборах Собянина» и «выборах Пушкарева». По большому счету, и в Москве, и во Владивостоке проходит всего лишь процедура технической легитимации действующих руководителей.

В главы Владивостока поначалу выдвинулось немало знакомых по былым политическим битвам персон — тот же Черепков, Марковцев с Гильгенбергом, Арсентьев — еще одна фигура из прошлого, да и одна Соловьенко чего стоит. Все это могло бы вызвать дежавю: 90-е годы возвращаются, даешь демократию. Однако все так, да не так: теперь происходит скорее пародия на выборы, потому что время изменилось — река, в которую входят знакомые лица, уже другая. Эти выборы отличаются от тех, что были раньше, примерно так же, как реконструкция хасанских боев, проведенная в августе нашими и японцами, от реальных боев 1938 года. А казалось бы — живой Черепков, проявленный интерес со стороны других экс-мэров — Николаева и Копылова, умудренные Марковцев и Гильгенберг (последний вошел в историю уже тем, что узаконил багульник в качестве растительного символа Владивостока). Когда-то они шли на выборы всерьез, надеясь выиграть — не в первом туре, так во втором, не в эту кампанию, так в следующую. Сейчас, похоже, никто из выдвинувшихся, за единственным исключением, выиграть не рассчитывает.

Мы еще помним, что выборы могли быть интересными, интригующими, непредсказуемыми (не говорим — честными). Теперь они стали управляемыми, к тому же краевые законодатели приняли решение о проведении муниципальных выборов в один тур, которое играет на руку действующему главе (закон, чего никто особо не скрывает, приняли именно «под Пушкарева»). Во втором туре альтернативные кандидаты могли бы объединиться в блок, тогда как при выборах в один тур голоса оппозиционеров растащат между собой Черепков, Вельгодский и кто-нибудь еще, а Пушкарев спокойно — при любом минимальном количестве голосов, лишь бы оно было больше, чем у ближайшего соперника — переизберется на новый срок.

До регистрации дошли не все из упомянутых кандидатов. Так, Соловьенко сошла с дистанции сама, дав этому поступку какое-то невнятное объяснение. Других — как тех же Марковцева с Гильгенбергом — сняли по суду за допущенные нарушения в оформлении документов. Иные противники действующей власти спешат заявить, что с помощью административного ресурса с выборов снимают тех, кто составил бы реальную конкуренцию действующей власти, но понимающие предвыборную диалектику знают, что это отнюдь не так. На самом деле отстранение от гонки гильгенбергов и марковцевых, что бы ни кричали по этому поводу они сами и их сторонники, работает как раз против Пушкарева, по причине чего сложно видеть за соответствующими решениями судов происки политтехнологов действующего мэра. Все понимают, что выиграть выборы эти снятые кандидаты все равно не могли, а вот оппозиционные голоса растащили бы.

Более или менее реальные шансы получить весомую поддержку избирателей — у самого Пушкарева как у действующего главы, у Черепкова как героя былых времен и еще у Вельгодского как у представителя единственной более-менее популярной партии помимо «ЕР» (есть еще «народный депутат» Юртаев, но слишком велик соблазн рассматривать его как дублера Пушкарева). Удаление Черепкова вместе с Вельгодским сработало бы в пользу Пушкарева; но если в соперниках главы останется хотя бы один из них (или если Черепков с Вельгодским договорятся об уходе одного из них в пользу другого), ситуация может приобрести недостающую интригу. Удаление Марковцева и Гильгенберга как кандидатов, способных получить свой процент, хотя и совсем небольшой, играет на руку как раз Черепкову и Вельгодскому, которые смогут записать этот самый небольшой процент в свой актив. Пушкареву же было бы выгоднее оставить в списке вообще всех желающих — и выиграть с двойной гарантией (голоса против Пушкарева были бы размазаны ровным тонким слоем по толпе альтернативных кандидатов), а так придется выигрывать с гарантией всего лишь одинарной.

Вот за введением однотуровых выборов происки команды Пушкарева видеть как раз надо. А равно и за изготовлением 10 тысяч открепительных удостоверений (практика прошлых кампаний показывает, что это количество явно избыточно, а значит, открепительные удостоверения могут быть использованы для злоупотреблений в пользу того или иного, причем понятно, что «того», а не «иного» кандидата).

В заключение напомним, что к сентябрю в списке зарегистрированных кандидатов в мэры Владивостока осталось девять человек. От ЛДПР выдвинут Андрей Андрейченко, от Трудовой партии России — Виктор Васильев, от КПРФ — Олег Вельгодский, от «Родины» — Александр Монастырев, от Российского общенародного союза — Данил Протченко, от «Единой России» — Игорь Пушкарев, от «Коммунистов России» — Илья Ульянов, от Альянса зеленых — Виктор Черепков и от «Справедливой России» — Александр Юртаев. Многие ли из этих фамилий вам знакомы? Чтобы перечислить более или менее реальных кандидатов, и пальцев одной руки будет слишком много.

№ 203 / Кузьмичев Егор / 05 сентября 2013
Статьи из этого номера:

Предвыборная диалектика

Подробнее

Эбергард: в списках не значится

Подробнее

Поздравляем

Подробнее