Экономика

Стратегия и практика

Жизнеспособность плодящихся стратегий развития Дальнего Востока — под большим вопросом


Юрий Трутнев, назначенный полпредом президента в ДВФО взамен Виктора Ишаева, заявил о необходимости разработки новой стратегии развития Дальнего Востока. Характерно, что этим занимался едва ли не каждый вновь назначенный «куратор Дальнего Востока» (как писал Руставели, «Каждый мнит себя стратегом…»). Потом все эти стратегии благополучно забывались, а очередной новый чиновник начинал работу с чистого листа. Что-то подобное, похоже, происходит и сейчас. Инициатива Трутнева стала одним из поводов заседания Экспертного совета при председателе Законодательного собрания Приморского края Викторе Горчакове.

— За последние 15 лет мы принимали разные программы. У них разная судьба, эффективность работы по ним тоже разная. Возникает вопрос: либо мы занимаемся делом ненужным и никчемным, либо мы занимаемся им непрофессионально, — задал тон разговору Горчаков. Почему стратегии не работают в полной мере? Дело в «эксцессе исполнителя» — или же в оторванности программных документов от реальности, заведомой нежизнеспособности?

— Можем ли мы назвать хоть один стратегический документ, который был реализован? — поставил вопрос директор Азиатско-Тихоокеанского института миграционных процессов кандидат экономических наук Юрий Авдеев. — Парадокс: никакой преемственности нет, каждое новое первое лицо рисовало свою стратегическую линию вне зависимости от того, что делали его предшественники.

По мнению Авдеева, эффективность документа зависит от того, насколько его заказчик включен в процесс разработки и реализации. Позитивный пример — созданный в 2002 году решением губернатора Дарькина Тихоокеанский центр стратегических разработок — ТЦСР (его возглавлял профессор Михаил Терский, недавно ушедший из жизни). «Между ТЦСР и губернатором была постоянная коммуникация, без которой эффективность подобных стратегий стремится к нулю», — считает Авдеев.

— Нет у нас никаких стратегий. У нас смешивают стратегии, планы, программы, а это очень разные вещи, — заявил директор Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН доктор исторических наук Виктор Ларин. — Горькая истина состоит в том, что стратегии у нас пишутся не для того, чтобы их исполнять, а для того, чтобы отчитаться или получить за них деньги. Если говорить об эффективности, она близка к нулю, тем более когда стратегия пишется «под царя». Стратегия — не то, что мы хотим, а то, что мы можем сделать в имеющихся условиях. Мы можем много выдумывать, но на нас действует масса объективных факторов, прошу прощения за пессимистический подход.

О том же говорит и академик Петр Бакланов, директор Тихоокеанского института географии ДВО РАН: «Есть фундаментальная закономерность — инерционность регионального развития. Первое лицо региона или страны может сформировать какие угодно «хотелки», но они будут реализованы на 5-10 %. Какая это стратегия? Не надо думать, что мы можем сделать с любой территорией все, что нам захочется. Есть объективные вещи, не зависящие ни от мэра, ни от губернатора, ни от президента».

В результате документы выходят мертворожденные. «Мы пишем программы, стратегии, декларации, а на поверку получается, что жизнь развивается сама по себе. Создается ощущение, что развитие Дальнего Востока происходит вопреки документам, которые мы создаем», — говорит гендиректор ОАО «ДНИИМФ» Ярослав Семенихин.

По словам академика Бакланова, следует усовершенствовать саму теорию разработки программ развития: «Мы слишком легко стали подходить к стратегиям… Хорошо, что у нас возродилась многоуровневая система долговременного планирования, но и к науке мы должны предъявить большие претензии. У нас есть макрорегионы, субъекты федерации, муниципалитеты — думаете, планы их развития как-то связаны между собой? Ничего подобного».

Директор Школы региональных и международных исследований ДВФУ Владимир Кузнецов видит главную проблему в кадрах: «В наших программах — административный фетишизм: главное — донести до первого лица… Но если у первого лица нет хребта, ничего вы до него не донесете! Лидеры могут появиться только в условиях реальной конкуренции, которую постарались извести к нулю. Поле выкошено подчистую, лидеры появиться не могут, а если их не будет — все стратегии и концепции нереализуемы».

— Стратегия, конечно, нужна, здесь не может быть двух мнений: если не знаешь, куда плыть, никакой ветер не будет попутным, — говорит председатель ДВО РАН академик Валентин Сергиенко. — То, что произойдет с принятием закона о реформировании академии наук, еще сильнее усугубит отрицательный демографический баланс в регионе. Всех пугает неопределенность, неустойчивость, непредсказуемость. В таких условиях сложно создать стратегию и надеяться на ее реализацию.

Что касается заявления Трутнева, то резонный вопрос прозвучал от профессора МГУ имени Невельского Александра Луговца: «Мне неизвестна судьба недавно принятой стратегии развития Дальнего Востока и Байкальского региона до 2025 года. Зачем плодить очередные красивые, но ненужные документы?»

Модератор дискуссии Виктор Горчаков предложил в ближайшее время продолжить «стратегический» разговор с участием первого лица региона: «Все прозвучавшие сегодня мнения будут систематизированы. Мы должны представить предложения губернатору, без участия которого выработка стратегических решений невозможна».

№ 207 / Кузьмичев Егор / 03 октября 2013
Статьи из этого номера:

Декреты о земле

Подробнее

Стратегия и практика

Подробнее

Александр Латкин: Дальнему Востоку не изменяю!

Подробнее