Личность

Александр Латкин: Дальнему Востоку не изменяю!

Влиятельный экономист — о саммите АТЭС, стратегии развития Дальнего Востока, пробках, мигрантах и о себе

Александр Латкин: Дальнему Востоку не изменяю!

Доктор экономических наук Александр Латкин известен как соавтор программ развития Дальнего Востока, директор Института международного бизнеса и экономики ВГУЭС, широко цитируемый эксперт, дающий неприглаженные, честные до резкости оценки. С недавних пор профессор Латкин — заслуженный работник высшей школы РФ. Дополнительными поводами для нашей беседы стали и присвоение этого почетного звания, и скорый день рождения Александра Павловича (совпадающий, кстати, с Международным днем учителя — 5 октября).

«Экономического эффекта от саммита нет»

— После саммита АТЭС прошел год — что в итоге?

— Владивосток получил хорошую международную рекламу. Инфраструктура города, прежде всего транспортная, улучшилась — мы пользуемся мостами и новыми дорогами. Модернизирован аэропорт. Сам город, мне кажется, стал чище. Вот, пожалуй, и все плюсы.

Теперь минусы. Так и не сданы очистные сооружения. Не реализован проект «Пушкинская депрессия». Настоящий скандал — с недостроенными гостиницами «Хайятт». На сентябрьском заседании Законодательного собрания из краевого бюджета выделили еще 1,4 млрд рублей госгарантий на обеспечение кредита для достройки. Это высокий риск. Достроить отели на эти средства можно, но чтобы их вернуть — гостиницы должны быть переполнены… Новые дороги периодически рушатся, на трассе «поселок Новый — Седанка — Патрокл» до сих пор нет съездов и развязок.

Экономического эффекта от саммита нет. Судоверфи не построены, завод по сжижению газа, как выясняется, заработает лишь в 2017 году, мощность нефтехимического комбината под Находкой составит не 20, а 4 млн тонн в год. Ожидался приток инвестиций извне, но, кроме завода «Хендэ» по производству электрооборудования, на котором сейчас тяжелое положение из-за проблем со сбытом продукции, ничего крупного не видим.  

Самое главное — настроение людей остается прежним: уезжают. Согласно данным статистики, в 2012-м край покинули 30242 человека, что почти на

30 % больше, чем в 2011-м. За семь месяцев 2013 года этот показатель уже составил 20468 человек. Причем приморцы стали больше уезжать за границу — в страны СНГ, Китай, Таиланд.

— Пробок во Владивостоке не становится меньше, несмотря на появление новых дорог и начавшуюся децентрализацию города. Что делать? Выручит ВКАД или останется предвыборным лозунгом?

— С точки зрения пробок ничего хорошего нас во Владивостоке в перспективе не ждет. Главная беда в том, что градоначальники (имею в виду не Пушкарева, а его предшественников), нарушая все генпланы, давали разрешения на строительство торговых комплексов и офисных зданий там, где должны были появиться дороги и парковки, и не требовали от застройщиков оборудования подземных парковок.

ВКАД? Поддерживаю эту идею. Но понадобятся огромные средства. Где их взять? Москва больше не даст, в городе денег нет. Краевой бюджет в этом году недосчитается 2,5 млрд рублей налоговых поступлений, потому что одни предприятия перерегистрировались в Москве, другие работают с низкой прибыльностью.

«Китайцам надо сказать спасибо»

 — Новый полпред президента Трутнев заявил о намерении создать стратегию развития Дальнего Востока — доселе таковой якобы не было. Что думаете об этом?

— Дальневосточникам такое заявление слышать обидно. Стратегия была, и не одна. Еще в 1987 году я участвовал в разработке долговременной программы развития региона, инициированной Горбачевым. Тогда на Дальнем Востоке жило 8,2 млн человек, к 2000 году планировалось довести численность до 10 млн. В силу известных событий о программе забыли. Но вспомним губернатора Дарькина, который позже инициировал разработку стратегии развития Приморского края и создал Тихоокеанский центр стратегических разработок…

В чем я, может быть, соглашусь с Трутневым — многие программные документы нереалистичны. Мы часто исходили из того, что нам хочется сделать, а не из того, что мы можем сделать. Поэтому многое оставалось на бумаге. Но стратегию развития Дальнего Востока и Забайкалья до 2025 года я оцениваю очень высоко. Это беда многих наших руководителей: до меня ничего не было, делаем всё заново. Точно так же мы критиковали Советский Союз, а сейчас берем многое у СССР.

— Как оцениваете миграционную обстановку в регионе? Приезжие удивляются: китайцев у нас мало, зато полно среднеазиатских гастарбайтеров.

— Надо сказать спасибо китайскому бизнесу, который серьезно помог Дальнему Востоку. Китайцы давали нам рабочие места, кормили, одевали. Сейчас дошло до того, что они собираются открыть в Приморье дилерский центр по продаже своих электромобилей — не говорю уж об электронике и других высокотехнологичных товарах. Резкое сокращение в регионе числа китайских туристов и бизнесменов – это не есть хорошо.

Если раньше гостиницы были наполнены китайцами, то сейчас беспокоит новый фактор – узбеки, таджики, огромная нерегулируемая масса людей, которая здесь селится, рожает, покупает квартиры. Даже авиарейс открыли «Ташкент — Владивосток»… Во-первых, это все-таки чужеродный элемент для дальневосточных территорий. Во-вторых — скажу страшную вещь — китайские политики настраивали свой народ: поезжайте на Дальний Восток, это в перспективе ваша территория. Такой подход формировал соответствующую психологию: хорошо строй, хорошо обрабатывай землю… У узбеков — другая установка: «Мы сюда приезжаем не работать, а зарабатывать». Огромное число гастарбайтеров из Средней Азии наносит нам заметный экономический ущерб. Есть угроза роста преступности, видим межнациональные разборки: узбеки с армянами, армяне с китайцами… Наше правительство — совершенно справедливо — пытается выстроить новую систему контроля миграционных процессов. Я бы сделал так: едешь в Приморье — вези с собой 100 тысяч рублей, положи их здесь в банк.

— В чем причина исхода китайцев, кроме запрета иностранцам торговать на рынках?

— Главное, из-за чего ушли китайцы, — рост уровня жизни в самом Китае. Я с Китаем работаю больше 20 лет, помню нищие приграничные деревеньки. За прошедшие годы Китай поднял уровень жизни в разы быстрее, чем Россия. Перейдя к рыночной экономике, но ничего не разрушив, китайцы показали нам великолепные примеры труда, ума, политики. Раньше они рассматривали Дальний Восток как место, где можно заработать деньги. Сейчас зарплата в Китае выросла, питанием всех обеспечили, цены низкие, медицина стала хорошая. Китайцев уже не тянет к нам на заработки. Они боятся нашей преступности — у нас их грабили, убивали; если их «кидали» с контрактом, в суде ничего было не доказать — не обеспечена ни личная, ни экономическая безопасность. Поэтому китайцы ушли в Малайзию, во Вьетнам, в Таиланд. Создали у себя такие зоны отдыха, каких нам не видать, — те же Санья, Макао… Их уже не прельщают наши условия. Поэтому китайских туристов в Приморье стало меньше в разы, что обострило проблему загрузки наших гостиниц.

«Отношу себя к людям,не чувствующим возраста»

— Александр Павлович, можно о личном? С днем рождения заранее поздравлять не принято, но уже можно поздравить вас с получением звания «Заслуженный работник высшей школы РФ». Отбросив ложную скромность, какие свои заслуги считаете главными?

— Главное для меня — мои ученики. В течение 10 лет я руководил кафедрой мировой экономики в ДВГУ, которая была признана лучшей на Дальнем Востоке, затем работал директором Института экономики и управления Дальрыбвтуза, в последние семь лет возглавляю Институт международного бизнеса и экономики ВГУЭС. Под моим руководством защитилось около 100 кандидатов наук, шесть докторов. Они занимают видные должности. Так, мой аспирант Пак Чен Мин возглавляет исследовательский сектор в Сеульском университете, другой аспирант — Алексей Старичков — департамент международного сотрудничества и развития туризма Приморского края.

Второе — вклад в экономику Приморского края. К своим заслугам отношу концепцию развития Владивостока, созданную в 1990 году и сыгравшую заметную роль; схему погранпереходов в Китай и Корею; исследование пассажиропотока во Владивостоке; работы для конкретных предприятий — таких как ПБТФ, «Нереида» и другие.

Выступал с докладами за границей. Но никогда не изменял дальневосточной земле, сколько меня ни звали в Москву или Петербург. Я — из рабоче-крестьянской семьи, приехал во Владивосток из села Троицкого Хабаровского края. В 22 года возглавил в ДВПИ студенческое конструкторское бюро. В моем КБ, кстати, работал ректор ВГУЭС Геннадий Лазарев — тогда студент строительного факультета. Оттуда многие брали старт…

— Нет ощущения, что молодые наступают на пятки?

— Работоспособность определяется не прожитыми годами, а состоянием мозга и сердца. Отношу себя к людям, которые не чувствуют возраста и в состоянии продуцировать новые идеи, выполнять исследования.

Не могу без общения со студентами. Считаю главной рекламой учебного заведения именно высокое качество работы с учениками. В последнее время были опасения, что вузам не хватит абитуриентов, но в нашем институте, что показательно, набор только растет. Кстати, наиболее весомый финансовый вклад в бюджет университета дает именно наш институт. Важно и то, что уже с четвертого курса почти все студенты нашего института трудоустроены по специальности.

№ 207 / Авченко Василий / 03 октября 2013
Статьи из этого номера:

Декреты о земле

Подробнее

Стратегия и практика

Подробнее

Александр Латкин: Дальнему Востоку не изменяю!

Подробнее