Экология

Мирный Росатом

Академик Валентин Сергиенко: Радиоактивный «мусор» нужно перерабатывать и хранить по всем правилам, а не оставлять под открытым небом

Мирный Росатом


Известие о конкурсе, объявленном Росатомом на проектирование центра кондиционирования и долговременного хранения радиоактивных отходов, вызвало в Приморье настоящую истерику. Экологи, общественники, журналисты, оперируя жутковатым словом «могильник», наперебой говорят о том, что край превращается в радиоактивную свалку; что о туризме, экологии и инвестициях можно забыть; что к нам повезут отходы из-за рубежа, что Приморье «продали» и т. д.

Приступ радиофобии вполне объясним — все, что связано с радиацией, вызывает у неспециалиста страх, к тому же «чернобыльский синдром» у нас усилен Чажмой и «Фукусимой». Но если отбросить эмоции, попытавшись посмотреть на происходящее непредвзято, то все окажется ровно наоборот. Известие о планах строительства нового объекта Росатома в районе мыса Сысоева (ЗАТО Фокино; там уже действует предприятие Росатома «ДальРАО», занимающееся переработкой и утилизацией радиоактивных отходов) — новость не плохая, а хорошая. Другое дело, что Росатому следовало бы взять пример с того же Газпрома и больше заниматься разъяснительной работой.

Проблемы с хранением радиоактивных отходов у нас действительно есть — и не только у нас. Но сейчас речь идет о том, чтобы наконец решить эти проблемы, причем цивилизованно. Можно представить, сколько накопилось отходов за полвека эксплуатации Тихоокеанским флотом атомных подлодок. Тому, что нашими отходами наконец решено заняться всерьез, по-хорошему, надо радоваться. Сейчас-то они как раз и представляют угрозу, не будучи переработанными и захороненными по всем правилам. Но общественность это почему-то не волнует (как, похоже, не волнует уже и японская АЭС «Фукусима-1», хотя ситуация там лишь ухудшается).

Один из наиболее авторитетных экспертов в данной сфере — академик Валентин Сергиенко (на фото), председатель ДВО РАН, директор Института химии ДВО РАН, доктор химических наук. Именно под его руководством были разработаны уникальные технологии переработки жидких радиоактивных отходов. Сегодня академик Сергиенко делится своим мнением с «Новой во Владивостоке»:

— Неужели лучше ничего не делать, оставить все как есть? Дело в том, что на заводе «Звезда» было утилизировано около 50 атомных подводных лодок, после которых остался радиоактивный «мусор» (металл, полимеры, резинотехнические изделия, отработанные ионообменные смолы и т. д.). Куда его девать? Оставить под открытым небом — будет как сейчас на «Фукусиме»: 180–300 тонн радиоактивных грунтовых вод ежесуточно сливается в море. Ясно, что надо строить хранилище по всем правилам — с гидрозащитой, изоляцией, ячейками, а не просто сваливать отходы в траншеи.

Важно понять: в конечном счете речь идет о нормализации обстановки. Накопленные объемы жидких отходов фактически уже переработаны — осталось работы на полгода. Далее будут перерабатываться «с колес» ЖРО, которые будут возникать в ходе эксплуатации и ремонта АПЛ (в том числе на Камчатке). Наконец пришла очередь и твердых отходов. Сегодня они просто хранятся в траншеях — где-то плохо забетонировано, где-то хорошо, но все равно происходят протечки, сверху попадает дождевая вода, в результате сохраняется угроза радиоактивного загрязнения прилегающих территорий и акваторий, потому что радионуклиды не изолированы от окружающей среды.

Подчеркну, что мы говорим именно о радиоактивных отходах Тихоокеанского флота. Что касается предположений о ввозе радиоактивного мусора из других стран, то они вряд ли имеют под собой основания. Да, если Россия ставит реактор за рубежом, по международным правилам она должна потом забрать отработавшее ядерное топливо на переработку. Но радиохимического производства в Приморье создавать не планируется. Отходы с «Фукусимы» к нам тем более не повезут — в этом случае пришлось бы нарушить ряд законов о запрете ввоза радиоактивных материалов, к тому же у нас просто нет места для хранения столь огромных объемов.

— Валентин Иванович, раз мы затронули «Фукусиму», как развивается ситуация там? Вы предлагали японской стороне применять для очистки радиоактивных стоков сорбенты, разработанные в ДВО РАН, — есть ли успехи?

— Что касается применения наших сорбентов, то японцы, как нам кажется, здесь не самостоятельны. Во всем, что связано с технологиями, применяемыми в атомной энергетике, они находятся под прессом американцев. С одной стороны, это защита собственного рынка, но вполне допустима также мысль о некоем протекционизме в области высокотехнологичных производств. Специалисты признают, что аналогов нашим материалам сегодня нет, но и решения об их применении тоже нет. Год проводили испытания с одной фирмой, теперь в ускоренном режиме ведем испытания с другой…

Ситуация на «Фукусиме» c каждым месяцем становится хуже, и это уже вызывает реальную тревогу у российской стороны. Ежесуточно 300 тонн загрязненной воды неконтролируемо выливается в море, и ничего с этим сделать не могут. Аварийные ситуации на объектах станции стали, к сожалению, обычным явлением. В сливах, в морской воде и донных осадках стали появляться радионуклиды плутония. По токсичности последний мало отличается от скандально известного полония с той лишь разницей, что период полураспада плутония в сотни и тысячи раз больше, чем у полония, т. е. он будет нести реальную угрозу всему живому еще сотни лет. Плутониевое «пятно» будет расширяться. Концентрации радионуклида в морской воде, в осадках и биологических объектах сегодня крайне малы, но с учетом специфики этого элемента можно говорить о реальной угрозе — он уже есть в воде и грунте. Вопрос в том, как скоро это пятно с океанской стороны Японии доберется до Японского моря. Если не принять мер по скорейшему прекращению поступления радиоактивной воды в море, до нас пятно дойдет куда быстрее, чем до Америки.

подтекст

Радует одно: истерика, устроенная рядом журналистов и общественников по поводу появления в Приморье пресловутого «ядерного могильника», привела к тому, что на данную тему начали высказываться не «кухонные», а настоящие — компетентные эксперты, не замеченные (может быть, к сожалению) в особой любви к публичным речам. Возможно, их слова помогут хотя бы в какой-то мере нейтрализовать приступ радиофобии у приморцев.

Один из таких компетентных экспертов — председатель краевого Законодательного собрания (а по образованию — ядерный физик, кандидат физико-математических наук, доктор технических наук) Виктор Горчаков, в депутатский округ которого, кстати, входит ЗАТО Фокино. «Росатом сегодня реализует следующую концепцию: все накопленные радиоактивные отходы и те, которые возникают сейчас, необходимо уменьшить в объемах и перевести в разряд долговременного хранения, тем самым исключив попадание радиоактивных веществ в окружающую среду», — заявил Горчаков. Он напомнил: Минобороны с 1961 года имеет береговую техническую базу в районе бухты Сысоева, где хранились все радиоактивные отходы с атомных подлодок. Их утилизация ведется у нас с 2000 года, проделана огромная работа. «Идея утилизации радиоактивных материалов других стран в Фокино, вброшенная СМИ, — это не очень серьезно. Отработанный ядерный материал является стратегическим сырьем на будущее, им не разбрасывается ни одна страна», — добавил Горчаков.

Николай Лысенко, директор Дальневосточного центра по обращению с радиоактивными отходами (ДальРАО — филиал РосРАО, входит в госкорпорацию «Росатом»), рассказал в интервью «Вести: Приморье» (vestiprim.ru): «Нашим предприятием выполнен большой объем работ по радиоэкологической реабилитации Приморья. С территории края вывезен 41 эшелон облученного ядерного топлива для его переработки на предприятиях Росатома. Осталось отправить еще один неполный эшелон топлива — эту задачу мы выполним в 2014 году. Нами переработано 10 тысяч кубометров ЖРО, переданных нам Тихоокеанским флотом. Решить этот вопрос позволило использование сорбентов, разработанных Институтом химии ДВО РАН. В 2011–2012 гг. был создан пункт изоляции, где размещены фрагменты двух аварийных подводных лодок (заводские номера 610 и 175), которые долгое время хранились в бухте Павловского на плаву. Теперь они хранятся безопасно… Сейчас Росатом объявил конкурс на проектно-изыскательские работы по строительству регионального центра кондиционирования и длительного хранения ТРО. Он нужен именно для того, чтобы переработать накопленные нами ТРО с использованием новых технологий. Никакой «могильник» строиться не будет — необходимости в этом нет. Будет построена новая инфраструктура, которая позволит уменьшить объемы отходов и реабилитировать сами имеющиеся хранилища, срок службы которых выходит в ближайшее время. Надо хорошо читать размещенные на сайте документы конкурса: там не написано, что надо строить хранилище на 40 тысяч кубометров, там указано, что надо будет переработать такой объем ТРО — ни в коем случае не «ядерных отходов», которые перерабатываются на специальных предприятиях Росатома, расположенных не в Приморском крае. На наше предприятие приезжали эксперты МАГАТЭ и дали положительную оценку нашей деятельности. Домыслы различных «экспертов» — это разжигание радиофобии у населения. Думаю, этому можно дать и правовую оценку».

Замглавы Росатома Александр Абрамов во вторник заявил во Владивостоке в интервью Владимиру Ощенко (ГТРК «Владивосток»): «Повода для истерики нет никакого. Работы ведутся, они направлены на снижение экологической опасности. Закон впрямую запрещает ввоз радиоактивных отходов на территорию РФ из других стран — это будет являться уголовным преступлением. Мы перерабатываем только те отходы, которые накоплены нами за предыдущие годы. В настоящее время накоплено более 20 тысяч кубометров ТРО. Утилизация АПЛ и судов атомного технического обеспечения будет продолжаться. По нашим оценкам, для полного решения проблем их утилизации нужно будет переработать около 40 тысяч кубометров отходов. Они и будут переработаны в новом центре, а хранилище будет рассчитано всего на 1,5 тысячи кубометров, после чего переработанные отходы будут вывезены из Приморья на окончательную изоляцию. Если в ходе общественных слушаний население ЗАТО Фокино признает проект безопасным, мы получим разрешение на строительство объекта и ориентировочно в 2016 году начнем его строить. Мы учитываем наши ошибки. Наверное, нужно больше рассказывать о своей деятельности, чтобы о ней знал более широкий круг жителей Приморья».

№ 216 / Авченко Василий / 05 декабря 2013
Статьи из этого номера:

Мирный Росатом

Подробнее

Следственный огород

Подробнее

Сюжет без развязки

Подробнее