Наука

Парализованная академия

Реформа РАН и мораторий: вопросы без ответов

Как будет жить с Нового года российская наука — по-новому или по-старому — до сих пор непонятно. Относится это и к дальневосточным ученым. По словам председателя Дальневосточного отделения Российской академии наук академика Валентина Сергиенко, необходимых разъяснений из Москвы по-прежнему нет.

Напомним, согласно закону о реформировании РАН, подписанному президентом Путиным еще в сентябре, рычаги управления российской наукой передаются от самой академии новому органу — Федеральному агентству научных организаций (ФАНО). Это решение вызвало недовольство в академической среде: прошли акции протеста, ученые заговорили о крахе российской науки и новом цикле «утечки мозгов». Академик Александр Некипелов заявил в интервью «Научной России»: «Молодые ученые резко активизировали рассылку резюме в научные и образовательные организации по всем странам. На Дальнем Востоке началась серьезная охота на российских ученых,  наши китайские и южнокорейские друзья предлагают целым лабораториям поменять место жительства…» 

В самом конце октября на встрече с президентом РАН академиком Владимиром Фортовым и руководителем ФАНО Михаилом Котюковым (бывший замминистра финансов) президент Путин произнес слово «мораторий»: «Если мы позволим разбазарить накопленное тремя академиями (согласно реформе к РАН присоединяются академии медицинских и сельскохозяйственных наук — РАМН и РАСХН. — Ред.) государственное добро, то вернуть что-то назад… будет крайне сложно… Было бы правильным, если бы вновь образованное агентство и президиум Академии наук совместно исходили из некоего моратория на использование имущества и при решении кадровых вопросов, с тем чтобы в течение года не спеша агентство могло бы само разобраться и с помощью президиума». 

Противники реформы поспешили расценить это заявление как хорошую новость: мол, реализация реформы отложена, а может, вообще будет отменена. Но исчерпывающих ответов ни на один из стоящих перед академическим сообществом вопросов пока нет. Председатель ДВО РАН говорит об «управленческом параличе».

«Все в ступоре, никто не знает, что делать. С 1 января 2014 года все должно работать по-новому, но как именно — непонятно, — говорит академик Сергиенко. — На весь аппарат управления РАН оставили 290 человек. На Дальневосточное отделение РАН, где сегодня числится около 100 штатных управленческих единиц и около 15 человек техперсонала, по одному из вариантов планируется оставить 20 человек. Бюджет академии наук и ее региональных отделений (хотя они уже не являются самостоятельными участниками бюджетного процесса) на следующий год принят Госдумой со значительным сокращением по сравнению с 2013 годом. Времени после подписания закона прошло немало, но до сих пор в ФАНО числится всего несколько сотрудников — руководитель и его заместители. Занимаются они не проблемами науки, а собственным обустройством. Формирование территориальных органов ФАНО затягивается. У нас здания, сооружения, земли, суда научно-исследовательского флота — кому ДВО РАН должно все это передать и кто это будет делать, если сегодняшняя структура президиума будет сокращена в пять-шесть раз? Президент сказал о моратории, но никто не определил порядок функционирования академий наук и их учреждений в этот период. К сожалению, никто не думает о том, как сохранить с таким трудом выстроенную и неплохо работающую академическую систему научных учреждений на территории одного из крупнейших регионов России. Речь идет не только об институтах РАН, но и об институтах РАМН и РАСХН с общей численностью работающих более 9000 человек. Уверен, что не имущество, а эти высококвалифицированные специалисты различных профилей составляют основную ценность науки на Дальнем Востоке и «золотой фонд» региона. Нет ответа на вопрос о том, как будут исполняться междисциплинарные и межинститутские научные проекты и программы по приоритетным для региона направлениям — исследования в восточном секторе Арктики, биологическая и экологическая безопасность морей Дальнего Востока, природные катастрофы и т. д., в том числе принятые в рамках международных соглашений. Разъяснений нет, все разводят руками: ждите. Полный управленческий паралич». 

№ 217 / Кузьмичев Егор / 12 декабря 2013
Статьи из этого номера:

Национальная бесконфликтность

Подробнее

Помоги, если можешь

Подробнее

Парализованная академия

Подробнее