Экономика

Рыба кластера боится

Приморские власти решили переплюнуть Пусан и Далянь

В  апреле во Владивостоке презентуют концепцию «рыбного кластера» — комплекса, включающего в себя холодильные мощности, портовую и транспортную инфраструктуру. Иначе говоря, речь идет о создании нового рыбного «смарт-порта» в Шкотовском или, как вариант, в Хасанском районе. 

«Рыбный кластер» — одна из любимых идей губернатора Миклушевского. Контракт на разработку концепции был подписан в январе главами Инвестиционного агентства Приморского края Андреем Аксёновым и московского филиала японского института Номура 

г-ном Акира Ивата. Проект крайне амбициозный. «Поставлена задача создать лучшую мировую площадку, конкурентоспособную по сравнению с Пусаном и Далянем. Иначе ничего не произойдет — рыба как уплывала в Пусан, так и будет уплывать», — заявил вице-губернатор Сергей Сидоренко на круглом столе в Дальрыбвтузе.

— В отрасли растет доля экспорта, ситуация тревожная. Мы обеспокоены тем, что на внутреннем рынке остается мало продукции, он заполняется не всегда качественной завозной продукцией — например, искусственной норвежской семгой, тогда как наша хорошая рыба уходит за рубеж, — обрисовал фон Сидоренко. Рыбный поток, по его словам, необходимо развернуть, а для этого нужна новая инфраструктура. «То, что сегодня рыбаки предпочитают поставлять свою продукцию на экспорт, — это неплохо в связи с кризисными явлениями и относительно низким курсом рубля: они увеличивают валютные запасы страны. Но надо торговать продуктом более высокого передела, оставляя прибавочную стоимость на российской территории, а не в Корее или Китае. Кластер нужно формировать для того, чтобы рыба не только хранилась и продавалась, но и перерабатывалась в Приморье, а уже потом поставлялась на российский и зарубежный рынки», — обозначает приоритеты Сидоренко. Директор департамента рыбного хозяйства Приморского края Александр Передня добавил: концепцию представят в апреле, тогда же назовут точку размещения кластера, после чего перейдут к ТЭО. «Оформив идею государственно-частного партнерства, мы предложим проект инвесторам. Доля бюджета в рыбном кластере составит 25 %, доля инвестора — 75 %. Главный интересант данного проекта — бизнес. Комплекс должен стать привлекательным для рыбодобывающих предприятий. Им должно быть выгодно пользоваться холодильными мощностями, выгружать продукцию, торговать с нашей площадки», — говорит Передня.

Похоже, интересам государства и бизнеса еще предстоит тщательное согласование. Сегодня они совпадают далеко не всегда. «Мы платим за водные биоресурсы, платим налоги, а рыбу продаем туда, куда ее выгодно продавать, — говорит президент Ассоциации рыбохозяйственных предприятий Приморья Георгий Мартынов. — Если государство хочет, чтобы мы продавали ее на внутреннем рынке, пусть создает условия». Единой государственной политики тут пока не наблюдается: на словах ратуя за наполнение внутреннего рынка качественной продукцией отечественных рыбохозяйственных предприятий, то же самое государство, говорит Мартынов, закупает за рубежом телапию и пангасиус для нашей армии. Признав, что госзакупки не всегда отвечают интересам российской экономики, Сергей Сидоренко парировал: в последнее время ситуация в отрасли начала меняться, есть ряд поручений президента. То есть государство повернется к рыбакам лицом, но и они должны повернуться лицом к российскому потребителю. С другой стороны, подчеркивает Мартынов, завоеванные в 90-е годы японский, корейский, китайский рынки терять нельзя.  

С известным скепсисом высказался председатель совета директоров Преображенской базы тралового флота Сергей Саксин: «Давайте смотреть правде в глаза: для выполнения задач у нас недостаточно ресурсов. Дорогие тарифы, логистика… Мы неконкурентоспособны по сравнению с Китаем ни по темпам переработки, ни по вливаниям государством денег в эту отрасль… Назову вещи своими именами: сегодня наша отрасль брошена. Не говорю даже о воссоздании Минрыбхоза, хотя это, наверное, было бы логично, но и Росрыболовство теперь заведено под Минсельхоз, а не подчиняется напрямую правительству. Мы остались на задворках… В первую очередь надо изменить отношение президента к рыбной отрасли». Доктор экономических наук Александр Латкин заявил: «Первая проблема, которую мы не решим без государства, — это совершенствование механизма квотирования водных биоресурсов. Вторая проблема носит макроэкономический характер — это проблема обновления флота, физический износ которого составляет 50–60 %». Без решения этих проблем эффективность приморского рыбного кластера — под вопросом.

Задача создавать прибавочную стоимость путем переработки рыбы на российском берегу энтузиазма у рыбаков не вызывает: рыба — не лес, многим потребителям нужна именно целая свежая рыба, а не фарш или филе. «Кто захочет есть рыбную муку — продукт глубокой переработки? — недоумевает Сергей Саксин. — Мы должны сказать корейцам: не ешьте минтай, ешьте фарш «сурими»?» С ним согласен Георгий Мартынов: «Для корейцев свежий мелкий минтай — как для американцев индейка в День благодарения. К несырьевому экспорту в нашей отрасли надо относиться осторожно». Да и на внутреннем российском рынке людям нужна прежде всего дешевая и свежая рыба, а не дорогие консервы. Но цены в последнее время не радуют. «Я регулярно бываю на рынках Владивостока. Почему лососевая икра за год подорожала чуть ли не вдвое? Сможет ли кластер способствовать снижению цены? Что получит конечный потребитель — какое качество за какую цену?» — задается вопросом депутат приморского ЗС Владимир Беспалов.

Другой пример дисгармонии в отношениях государства и рыбаков: в Приморье действует программа возрождения береговой переработки рыбы — речь о прибрежном лове и небольших заводиках, раньше существовавших чуть не в каждом береговом поселке края. Условие вхождения того или иного предприятия в программу — выход из налоговой тени. «Не все компании сейчас готовы легализоваться и участвовать в госпрограмме, — констатирует Сидоренко. — Но шаг за шагом мы легализуем этот бизнес, береговая переработка постепенно начинает оживать». 

Еще одно проблемное направление — марикультура. «У марикультуры в Приморье большое будущее, но пока в этой сфере настоящий бардак. Из 120 выделенных участков работа ведется только на половине, и то в основном там вылавливают природные ресурсы, а не берут то, что вырастили сами, — сообщил Сидоренко. — Мы приостановим выдачу участков, чтобы сначала разобраться с уже выделенными. Наладим практику судебного изъятия. Многие ждут и ничего не делают, просто хотят перепродать участки подороже. Эту систему рантье надо изживать, нужно создавать реальное производство».

№ 228 / Егор КУЗЬМИЧЕВ / 13 марта 2014
Статьи из этого номера:

Лживая реальность

Подробнее

Несвобода собраний

Подробнее

Рыба кластера боится

Подробнее