Экология

Большая приборка

Зачистка Приморья от радиоактивных отходов продолжается

Большая приборка

На предприятии по обращению с радиоактивными отходами ДальРАО (его объекты расположены на территории ЗАТО Фокино — бухты Разбойник, Чажма, Сысоева…) введен в строй цех по очистке и окраске реакторных отсеков атомных подводных лодок. Через этот цех, построенный при содействии Японии, должны пройти все накопившиеся за полвека останки атомных подлодок ТОФ. 

Сейчас трехотсечные блоки АПЛ (трехотсечник — это реакторный отсек плюс два смежных) стоят на плаву здесь же, в Чажме. Их будут поднимать на берег и превращать в одноотсечники. Смежные отсеки пойдут на переработку, а реакторные покроют особой краской и поставят на специальную площадку. На берегу они будут храниться 70 лет. Потом, когда внутри пройдут процессы полураспада, наследники нынешних специалистов ДальРАО снова возьмутся за реакторные отсеки и пустят их на металл. 

Первые три одноотсечника — реакторные отсеки, освобожденные от смежных, — уже стоят на берегу и ждут покраски. На плаву остается 51 трехотсечник, отправки с Камчатки в Приморье ожидают еще 19 подлодочьих трупов.

— Трехотсечный блок поднимают из воды, обрезают, ставят в цех, чистят дробоструйкой, после чего покрывают трехслойной краской «Йотон», делая его устойчивым к воздействию ультрафиолета, радиации, морской среды, — рассказывает руководитель проектного офиса «Комплексная утилизация АПЛ» госкорпорации «Росатом» Анатолий Захарчев. — Первые три одноотсечных блока, которые мы готовили параллельно со строительством цеха, будут покрашены в этом году. В 2015 году мы подготовим пять блоков, дальше пойдет рост — до 10 блоков в год. На Северном флоте лодок больше, чем на Дальнем Востоке, процесс там начался раньше, поэтому там уже стоит 64 таких блока, здесь — пока три. В России всего две такие площадки: Разбойник здесь и Сайда Губа в Мурманской области. Мы хотели разместить подобное предприятие на Камчатке, но проект не прошел по соображениям сейсмобезопасности.

Для повышения производительности будем привлекать трудовые ресурсы, прежде всего из Фокино. Планируем, что к 2020 году процесс утилизации подводных лодок в основном будет завершен. Не будет того накопления, которое шло все предыдущие годы, не будет застоя. Правительство РФ обеспечило нас финансированием, а благодаря содействию Японии процесс ускоряется. Территория для длительного хранения блоков уже подготовлена. Строительство площадки со всеми периметрами и благоустройством завершится в 2015 году. Оборудование здесь — японское, российское, немецкое. До сих пор лодки разделывали в Большом Камне на «Звезде», но теперь у нас есть планы создать в Чажме свое предприятие по утилизации АПЛ, чтобы ни от кого не зависеть. Для этого можно задействовать мощности брошенного 30-го СРЗ (поселок Дунай. — Ред.).

Здесь же расположен пункт хранения аварийных подлодок. Из трех крытых «ангаров» заняты два. В одном из них — та самая АПЛ, на которой в 1985 году произошел известный «чажминский взрыв» с гибелью людей… 

— Третье помещение пустует, но его строили не просто так. Была еще одна проблемная лодка — думали, топливо с нее не выгрузим. Но напрягли ученых и теперь ее реабилитировали, — объясняет Анатолий Захарчев. — Здесь лодки будут храниться около 100 лет. В помещениях поддерживается особый микроклимат, ведется постоянный мониторинг, туда можно смело заходить — радиационная обстановка не представляет опасности. А ведь еще пять лет назад эти лодки лежали в бухте Павловского, как раненые киты, представляя реальную угрозу.

Одновременно ДальРАО занимается утилизацией судов атомного технологического обслуживания (АТО). 

— Самой проблемной по части радиационной обстановки была плавтехбаза, — говорит Захарчев. — Поэтому мы в этом году не поднимали трехотсечники, а занимались судами АТО. На плаву база представляла реальную угрозу, но мы ее реабилитировали и вытащили на берег. 

Зачистка Приморья от радиоактивных отходов не ограничивается работой с подлодками и судами АТО. Сейчас в крае уже почти не осталось ни жидких радиоактивных отходов (ЖРО), переработку которых удалось наладить благодаря сотрудничеству с Институтом химии ДВО РАН, ни отработавшего ядерного топлива — ОЯТ.

— Сейчас идет подготовка последнего эшелона ОЯТ (топливо отправляют для переработки на уральский спецкомбинат «Маяк». — Ред.), и это все: ядерного топлива от утилизированных ранее кораблей в Приморье не останется, — заверил Захарчев. — Жидких радиоактивных отходов осталось всего 500 кубов.

Есть еще ТРО — твердые радиоактивные отходы: тряпки, железки, трубы, прочий потенциально опасный хлам, который до сих пор хранился просто в траншеях. Теперь в бухте Сысоева должен появиться центр кондиционирования и хранения ТРО, в котором все эти отходы будут спрессованы и подготовлены для отправки к месту окончательного захоронения. 

— Раньше отходы просто лежали на территории, попадали в окружающую среду. На сегодняшний день все, что лежало на земле, убрано и законтейнировано во временные полуторакубовые упаковки. Теперь построим центр кондиционирования, там будут пресс-компакторы, которые позволят в несколько раз уменьшить объем отходов, после чего последние поместят в бетонно-металлические контейнеры, которые и будут отправляться в пункт захоронения, — говорит Анатолий Захарчев. — Буквально вчера мы были с проектантами в бухте Сысоева, смотрели, где поставить здания, чтобы не было избыточной инфраструктуры. Мы не выйдем за пределы уже огороженной территории — периметра, оставшегося нам в наследство от Минобороны. Это бывшая береговая техническая база ВМФ, с 2000 года она находится в ведении Росатома. 

Где потом кондиционированные отходы захоронят навечно — пока неизвестно.

— Место еще не определено, идет выбор. Думаю, это будет где-то в Сибири, может быть, в Канском массиве. Или на Новой Земле. Но точно не в Приморском крае, — говорит Захарчев.

Несколько месяцев назад известие о будущем строительстве центра кондиционирования ТРО вызвало в приморских СМИ настоящую истерику. Поэтому Захарчев еще раз успокоил: 

— По закону в Россию запрещено ввозить радиоактивные материалы из-за границы. Ничего в Приморье ниоткуда не повезут — только с Камчатки придут блоки атомных подводных лодок. Кстати, на Севере нас больше понимают, чем в Приморье. А здесь вроде стараемся, очищаем территорию, а нас не слышат… Поэтому мы открыты для диалога в любом формате. По всей России идет большая приборка.

№ 243 / Егор КУЗЬМИЧЕВ / 26 июня 2014
Статьи из этого номера:

Выборы Миклушевского

Подробнее

Градостроительный конфликт как способ оздоровления города

Подробнее

Депутаты-прогульщики не сдали сессию

Подробнее