Политика

Выборы Миклушевского

Губернаторские выборы 2001 и 2014 годов схожи только внешне

Выборы Миклушевского

Некоторые члены партии равнее других. Табун вороных, на которых в «Фетисов-арену» приехали самые статусные випы, глянцево отдыхал в том крыле парковки, куда прочих не пускали. Сплошь черные внедорожники — светлой вороной смотрелся лишь Lexus мэра Владивостока. Пристрастие нашего чиновничества к черному цвету — тема для культурологов и психологов. Вспоминаются черные «крайкомовские» «Волги» и их праотцы — «ЗиСы» с «ЗиМами», когда-то так и прозванные «членовозами».

В «Фетисов-арене» (всплывают непрошеные ассоциации — Назарбаев-университет в Астане, Путин-клуб в Суйфэньхэ…) в минувшую субботу прошла конференция «Единой России», целью которой было выдвижение в губернаторы Владимира Миклушевского. Возможно, выбор площадки намекал на спортивно-состязательный характер политического процесса, но в условиях отсутствия этого самого процесса более актуальной видится другая составляющая названия комплекса — не «-спортивный», а «концертно-». Вместо политики теперь — шоу, и партконференция прошла вот именно что в формате шоу. Гимн играли с частотой телерекламы; девушки-триколоры отплясывали под музыку «Время, вперед!», которая у пожилых партийцев может ассоциироваться со Свиридовым и Катаевым, у средневозрастных — с программой «Время», а у юных — даже трудно сказать с чем. Сплясали и «яблочко», рискуя вызвать ассоциации с другой партией (впрочем, кто о ней помнит). Был здоровяк с замашками вандала, зачем-то гнувший арматуру и гаечные ключи.

Присутствовал и сенатор Фетисов. Интересно, каково это — входить в КСК имени себя. Куда там советским прижизненным бюстам на родине дважды Героя; был в СССР, впрочем, период, когда именами госдеятелей при жизни называли города (самый близкий нам пример — Уссурийск-Ворошилов), так что нам есть куда стремиться.

C Миклушевским конкурировали сенатор Заболотная (днями позже ставшая заместителем ВВМ) и мэр Находки Колядин, старательно делая вид, что не знают конечного результата. Но не для того же, в конце концов, Миклушевский уходил в досрочную отставку, чтобы партия вдруг предпочла Заболотную или Колядина. А в запрограммированности ничего страшного нет — шоу есть шоу. Зритель же ходит на «Гамлета», хотя и прекрасно знает, чем там все закончится. 

В бюллетень для тайного голосования внесли, тем не менее, всех троих. Каждому дали слово. Г-жа Заболотная рекламировать себя не стала, г-н Колядин тоже был сдержан — говорил о проблемах местного самоуправления. Зато врио губернатора Миклушевский выступил с полноценной программной речью.

Что он сказал — и так примерно понятно, отметим лишь несколько любопытных моментов. Он пообещал создать в Приморье новую отрасль промышленности — металлургическую («Как металлург вам говорю!»; невольно вспоминаются неисполнившиеся мечты предыдущего губернатора Дарькина об алюминиевом заводе). Пообещал не дать в обиду «Приморский кондитер» (тут же раздались аплодисменты; правда, ВВМ не уточнил, поможет ли он отсудить у коварных москвичей наши права на бренд «Птичье молоко», а жаль: подобный шаг вызвал бы в Приморье не меньший энтузиазм, чем в России в целом — возвращение Крыма). Возмутился: «Сколько уже можно есть китайские овощи?» (тут опять раздались аплодисменты). 

В речи врио губернатора то и дело поблескивали синтаксическими кристаллами афоризмы. Ну, например: «Со Светланской, 22 всего не увидишь» — чем не слоган для предвыборной кампании? Или вот: «Приморцы любят автомобили». А потому качество дорожной инфраструктуры в Приморье должно соответствовать «стандартам наших соседей» (тут опять-таки не хватило уточнения: соседи — это китайцы или, скажем, хабаровчане?).

Вскрытие показало: за Заболотную отдали голоса семеро делегатов, за Колядина — трое, за Миклушевского — 197. Он и стал кандидатом от «ЕР» на губернаторских выборах. Это сюрпризом не стало, интереснее другое: кто голосовал не за Миклушевского и почему — по собственной инициативе или же по договоренности, чтобы у первых двух не было нулей и была соблюдена видимость приличий? 

Если еще недавно ходили слухи о том, что Миклушевский — «фигура временная», то теперь они должны на время притихнуть: не для того же он избирается в губернаторы, чтобы потом взять и сразу уйти. Да и зачем верить слухам — знаем мы, кто их сочиняет. Вот Дарькина «уходили»» раз 20, а он пересидел по стажу самого Наздратенко.

Теперь всякому здравомыслящему человеку понятно: выборы 14 сентября 2014 года уже состоялись, и победил на них понятно кто. Странно выглядят интриги в станах коммунистов и «эсеров» (не говоря об остальных), с серьезным видом спорящих о том, кого выдвинуть в губернаторы от своих партий. Но это тоже необходимый элемент шоу, доигрывание избранных или навязанных (неважно) ролей. Не может же Гамлет в начале спектакля плюнуть и уйти со сцены или зарезаться — не поймут.

Да, формально нам вернули выборы губернаторов. Но вспомним 2001-й: Москва через своего полпреда Пуликовского проталкивает в губернаторы Апанасенко. Того вдруг обходит малоизвестный предприниматель Дарькин («Почему Дарькин?» — «Потому что Локтионова»), и еще нужно брать поправку на «фактор Черепкова»…

Между выборами 2001-го и 2014-го — не 13 лет, а целая эпоха, и сравнивать их нельзя. Это два совершенно различных по своей сути события, лишь по недосмотру или речевой инертности называющиеся одним словом.

№ 243 / Василий АВЧЕНКО / 26 июня 2014
Статьи из этого номера:

Выборы Миклушевского

Подробнее

Градостроительный конфликт как способ оздоровления города

Подробнее

Депутаты-прогульщики не сдали сессию

Подробнее