Здравоохранение

​«Отвять» — реальная угроза

Общество может столкнуться с передозировкой

​«Отвять» — реальная угроза

Бывает, что за одну ночь в Приморский краевой наркодиспансер поступает до 12 человек в угрожающем для жизни состоянии. Обычно это судорожный синдром или психофизическое возбуждение, слуховые и зрительные галлюцинации устрашающего или угрожающего содержания. Люди в таком состоянии опасны для себя и окружающих. Полицейские забирают их в связи с неадекватным поведением в публичных местах или прямо на дороге. Их привозит «скорая медицинская помощь» по просьбе родственников из дома. Сослуживцы вызывают врачей вследствие необычного поведения коллеги в офисе, друзья отправляют товарища из ночного клуба, ресторана и других мест отдыха. Иногда, спасаясь от мнимых преследователей или нечистой силы, больные прибегают сами.

Личные наблюдения за родными, соседями и сослуживцами, тридцатипятилетний опыт врачебной практики и сообщения СМИ говорят мне, что масштаб распространения и употребления психоактивных веществ в стране огромен и многолетен. Об этом свидетельствует и широко внедрившийся в нашу речь наркотический жаргон, подробно собранный и систематизированный в книге Александра Данилина. Помнится, сорок лет назад впервые во время амбулаторного приема в медпункте подводников я услышала от простуженного матроса наркотическое арго, когда объясняла ему способ применения бисептола. «Я понял — «скользящий кайф»: две сразу и по одной через двенадцать часов». Оказывается, «наварить кайф» означает в наркозависимой среде принять слишком большую дозу наркотика. Теперь мне знакомо словосочетание «под забой и ширнуться в кайф», где «забойная» музыка — образное название тяжелого рока. В связи с этим становится понятным слово «марафон» — неутомимый пляс на дискотеках под воздействием наркотика. Как-то пациент с энтузиазмом объяснил мне, что «догоняться» означает принять повторную дозу для достижения кайфа, а «отвять» — характеристика эпилептического припадка, потери сознания или смерти, связанных с приемом чрезмерной дозы психоактивного вещества: «догнался Коля и завял…».

Очевидно, что самым частым результатом является передозировка наркотика с последующей угрозой жизни. «Угар» — выраженное наркотическое опьянение — приходилось видеть неоднократно у молодых людей прямо на автобусных остановах «Военное шоссе», «Некрасовская», в магазине «Продукты» на остановке «Баляева». Недавно в аптеке я стала невольным свидетелем разговора клиентки с провизором: «Дочь вся на измене…» «Высадиться на измену» означает у них патологическое состояние в результате передозировки в форме отупения, отсутствия контакта с внешним миром, галлюцинаций или вспышки ничем не мотивированной агрессии и ярости.

Антинаркотические интернет-ресурсы рекомендуют родителям и родственникам прислушиваться к телефонным разговорам своих близких, заглянуть к ним на страницу в социальных сетях. Возможно, в потоке слов вы услышите «лед», «скорость», а в инстаграмме вы найдете «иглу» — фото инсулинового шприца, универсальной метафоры наркомании. Можете обнаружить фотографию «трубочки» для курения «спайса» или всевозможных форм конопли в цветущем, сушеном и нарезанном состоянии. Лица, применяющие стимуляторы время от времени, употребляют в речи привычные слова жаргона, а наркологи и санитары знакомы с их значением. Не многие обыватели знают, что истинное значение слова «приход» означает первое ощущение от введения иглы в вену перед кайфом, а «пруха» — начало эмоционального и физического возбуждения после введения наркотика. Широко употребляется словечко «оттянуться», а означает оно бесконтрольно отдохнуть с применением психоактивных веществ, например: «предки уехали, и я оттянулся в полный рост».

Только между зависимыми можно услышать слово «завис», что означает сужение сознания под влиянием наркотика с потерей чувства времени; можно подслушать фразу «отломался всухую», то есть прошел через абстиненцию без лекарств, в добровольном заточении (в квартире, на даче или кабинете за стальной дверью).

Так популярное в студенческой среде благодаря телесериалу «Универ» словечко «мутить» (оно же «кубатурить») означает у наркоманов длительный захватывающий процесс эмоционального подъема перед приемом героина от поиска до употребления: деньги, дилер, доза, шприц, место приема. «Глюки» — слуховые и зрительные галлюцинации угрожающего или устрашающего характера при временном вынужденном прекращении привычного приема психоактивного вещества. Из этого же арсенала фраза «башню снесло, у него «бзик», сдвиг по фазе, кукушка». Среди алкоголиков больше популярно слово «белочка» — более знаменитое с прошлых времен проявление алкогольного токсического поражения головного мозга под старинным названием «горячка белая».

Все ощущения от применения психоактивных веществ наркоманы воплотили в специфический жаргон. «Кумар» означает первое ощущение приближающейся ломки. «Шугняк» — плохое самочувствие после отмены наркотика, основным проявлением которого является «депрессняк», то есть отсутствие энергии, и «ломка», невыносимые боли в разных частях тела. А как популярно в подростковой среде словечко «стрёмный»; «стрём» на самом деле означает тревожное чувство при отмене наркотика. «Система» — это вынужденное систематическое применение психоактивного вещества, для поддержания постоянно комфортного состояния, так называемого «скользящего кайфа». Кстати, систематическое употребление алкоголя даже в малых дозах приучает организм к стимуляции, заменой которой между приемами алкоголя может быть крепкий кофе, жадно вытянутая сигарета или «чифирь» — особым образом заваренный чай, кулинарный продукт мест заключения. В последнее время под названием «чифирь» в некоторых ночных клубах идет особое психоактивное вещество.

«Система» предполагает «чёс» — постоянный активный поиск «дури» вследствие сильного желания принять наркотик, а «сушняк», то есть ощущение жажды при отмене наркотика, обычно сочетается с поисками сладкого, особенно шоколада, вследствие резкого падения содержания глюкозы в крови. Повышенная жажда «после вчерашнего», кстати, знакома нашим предкам по алкогольному похмельному синдрому. Это говорит о единой природе явления.

Есть еще «тряхалово» — озноб или мандраж от применения грязного наркотика, трудно отличимый от лихорадок вследствие заражения гепатитом или СПИДом. Многие зависимые знают об этом риске, даже пытаются предупредить заражение: «кругом гепак, у каждого лопата (ложка) должна быть своя». Кстати, «ёрник» — алюминиевая ложка для разведения наркотика перед набором в шприц — служит не только для еды. Между прочим, часто встречается среди обломков металла на пляжах Приморья. А заражение инфекциями происходит не только при пользовании одним шприцем или столовым прибором.

Еще 120 лет назад немецкий психиатр Крепелин описал типы алкоголиков, в том числе «кабацких сожителей» и «кабацких товарищей», а также суть их взаимоотношений, особенности их мышления и изменение характеров, присущие им. Он заметил, что особые отношения, складывающиеся под влиянием влечения к психоактивному веществу, уравнивает людей разных сословий, вероисповеданий, национальностей, разного уровня образования, разного возраста и состояния здоровья. Особая субкультура зависимых существует и объединяет их; можно условно назвать ее «заядлое братство». Характерно желание пристрастившихся расширить круг вовлеченных, решить за счет них ряд своих материальных и личных проблем. Жертвами могут быть младшие члены семьи, возлюбленные, младшие школьники и студенты, молодые сотрудники.

В стационаре диспансера часто приходится видеть семьи. Например, отец 54 лет, сын 30 лет, вместе поступившие с психозом после употребления коктейля: амфетамин, алкоголь и никотин. Другая семейная пара — отец 40 лет и сын 17 лет, одновременно поступившие по поводу белой горячки. Или не сильно уже молодые супруги после совместного употребления героина. Часто даже образованные, любящие и любимые отцами дети, поступившие с психозом, с благодарностью вспоминают, что именно отец привил им вкус к хорошим дорогим красным винам. Жертвы удивляются, когда объясняешь им, что зависимость от каберне, пива, водки, коньяка или одеколона, самогона или браги — это зависимость от этанола.

В кругу наркоманов характерно желание опытных («чалых») «подсадить» или «подогреть» нового члена братства, то есть угостить, дать попробовать психоактивное вещество — первый раз бесплатно с целью вызвать тягу к новым незнакомым ощущениям, а в дальнейшем — «раскрутить лоха на деньги». Разные психоактивные вещества вызывают привыкание в разные сроки: нейролептики и снотворные — за период больше десяти дней; героин у некоторых вызывает пристрастие с первого приема; алкоголь и никотин действуют медленно, годами, незаметно для окружающих. Эксперты считают, что и курение конопли как единственная дурная привычка или периодическое баловство прокладывает в сознании путь для расширения наркотической «поисковости».

Любая мания требует больших материальных возможностей, они у всех разные. В конце концов зависимый человек выносит семейные сбережения, ценности, зарплату жены, пенсию бабушки и становится «махилом» — меняет вещи на психоактивное вещество, когда «трубы горят». Это — семейная деградация. Нетрудно представить, какие поступки в отношении близких еще может совершить такой человек: он в состоянии украсть, ограбить и убить, «отдать» квартиру и «заплатить» членом семьи; семья становится не объектом заботы, а средством выживания.

В прошедшем июле на сотню последних зарегистрированных в нашем наркологическом диспансере наблюдается такая статистика: 18 человек предпочитают чистый алкоголь, 38 человек употребляют алкоголь с никотином, курительные смеси предпочитают семеро подростков, сочетают алкоголь с амфетамином и никотином 12 молодых человек, комбинируют никотин и амфетамин с героином четыре человека; шестеро употребляют алкоголь с никотином и героином; героин с никотином сочетают восемь человек, а семеро сочетают алкоголь с героином, никотином, амфетамином, психоделиками (вытяжка из ядовитых грибов и мхов, содержащая ЛСД), а при отсутствии какого-то компонента дополняют настойкой боярышника и валокордином, как правило, это — лица, отбывшие судимость. Из этих 100 человек вирус гепатита «С» несут 10 человек.

Зависимые от разных психоактивных веществ часто оказываются в одной компании. Ими движет тяга к себе подобным, постоянное желание расслабиться: покурить, выпить, наладить психофизический контакт, провести время в ничегонеделании, за разговорами ни о чем или «догнаться» — снять абстиненцию. Им мало интересна работа, в рабочее время они постоянно отлучаются, тянутся друг за другом. Их можно заметить у подоконников в подъездах. Порой там же можно найти инсулиновые шприцы.

Как врача и гражданина меня не интересует, в какой стране больше пьют. Меня не радует сообщение главного нарколога страны о том, что в последние годы россияне стали пить меньше, а таджики — больше, особенно в Приморье.

Наблюдая за молодыми людьми в аптеке, я спросила провизора, часто ли молодые покупают инсулиновые шприцы. Ответ был кратким: «Очень!»

Рост зависимости от психоактивных веществ напоминает духовную эпидемию с постоянной мутацией возбудителя. Нужна «вакцинопрофилактика» и «лечение», вероятно, как государственная программа и национальная идея. Это — объяснение и воспитание в семье, личный пример родителей, трезвые семейные праздники, предмет «Основы наркологии» в школе и в вузе. Не надо замалчивать. Но эффект возможен только тогда, когда и государство, и общество жестко контролируют принятые моральные нормы. Запреты ни на государственном уровне, ни в семье никогда не приносили должных плодов воспитания. У подрастающего поколения должен быть выбор: жить без стимуляторов, «культурно пить» или стать зависимым. А результаты этой многолетней программы будут не скоро, минимум через 2–3 поколения.

№ 250 / Наталья ЛЫСЕНЧУК / 14 августа 2014
Статьи из этого номера:

​«Отвять» — реальная угроза

Подробнее

Открывая острова

Подробнее

​«Холи» значит «счастье»

Подробнее