Общество

​Безнадзорная грязь

Детское порно, «Майн кампф» и как дома сделать бомбу — что для вас предпочтительнее?

​Безнадзорная грязь

Являясь членом Общественного экспертного совета по развитию информационного общества в Приморском крае, я уже более года принимаю участие в ежемесячных заседаниях, которые этим советом проводятся. Вопросов множество — от проблематики СМИ до развития IT-технологий, а потому за минувший год практически ни к одному из них мы повторно не возвращались. За единственным исключением. Совет дважды, причем с приглашением представителей силовых и надзорных структур, рассматривал вопрос о распространении в файлообменных сетях Владивостока материалов, содержащих категорически запрещенный федеральным законодательством контент: детскую порнографию, фашистскую пропаганду, рецептуру изготовления взрывчатки в домашних условиях, материалы суицидальной направленности и многое другое из того, что в нормальном цивилизованном обществе влечет за собой неминуемое уголовное преследование.

Должен сказать, что в экспертном совете сидят весьма неглупые люди, досконально разбирающиеся в IT-технологиях и информационных потоках. Да и докладчик оба раза у нас был очень квалифицированный — уважаемый специалист в медиаправе, Галина Антонец. И приглашенные специалисты, хочется верить, не напрасно бюджетный хлеб кушают. Однако никакого решения так найдено и не было. И по-прежнему практически любой желающий может свободно получить доступ к вышеперечисленной «крамоле».

Почему же это происходит?

«Новая во Владивостоке» решила вынести относительно кулуарно обсуждающийся на экспертном совете вопрос на широкий суд нашей аудитории. По нашей просьбе Галина Антонец подготовила текст, который мы публикуем ниже; возможно, чересчур эмоциональный — ну, так ведь и тема такая, что с холодным сердцем говорить о ней очень сложно.

Андрей ОСТРОВСКИЙ, главный редактор «Новой газеты во Владивостоке»


Короткое вступление, оно необходимо для понимания ситуации в целом. Уже скоро год, как я попала в эту историю с порнографическими файлообменниками. Как юрист, адвокат, я не первый год специализируюсь в сфере IT-технологий, интернета, СМИ, медиаправа. Это направление юриспруденции — очень гибкая и живая субстанция. Как меняется наша жизнь, так — следом за ней — меняются и законы. Практика показывает, что чаще всего нормотворчество связано с тем, что заводит в рамки и регламентирует уже сложившиеся отношения в разных общественных институтах или технологические прорывы. К примеру, сначала изобрели огнестрельное оружие, затем законодатель стал описывать правила его использования. То же самое и с современными технологиями: по сути дела, сначала они получают широкое распространение, а уже затем законодатель создает нормативную базу. К новейшим информационным технологиям это относится в полной мере.

…Однажды — достаточно случайно — меня занесло на интернет-форум, где некий молодой человек поделился информацией о том, что в файлообменной сети «Шара», которую своим абонентам предлагает компания «АльянсТелеком», можно спокойно скачать, прочитать и посмотреть «Майн кампф» (в марте 2010 года решением Кировского районного суда города Уфы книга была признана экстремистским материалом в РФ), труды почти всех фашистских лидеров, горы экстремистских материалов в абсолютно свободном доступе и сотни файлов с детской порнографией. Именно по его просьбе я написала первую жалобу в соответствующие инстанции, а далее, уже как его представитель, ходила по многочисленным кабинетам и давала объяснения. Начиная с декабря 2013 года мной было направлено более 20 (!) обращений в различные органы власти, надзорные, правоохранительные, контролирующие органы с целью привлечения внимания к проблеме распространения детской порнографии (и не только ее) через файлообменную сеть «Шара».

Как и упомянутый молодой человек, я тоже являюсь абонентом компании «АльянсТелеком», которая оказывает мне услуги доступа в интернет. При заключении договора и подключении к Сети сотрудниками компании мне была загружена программа, позволяющая пользоваться файлообменной сетью «АльянсТелекома». Без всяких особенных усилий я обнаружила в данной Сети сотни файлов, которые содержат детскую порнографию. Позднее, уже в присутствии работников правоохранительных органов и с целью проверки содержимого файлов, несколько фильмов было скачано. В результате было однозначно установлено, что содержание фильмов носит порнографический характер с участием детей от четырех лет.

Тем не менее, как это ни прискорбно, почти год моей работы как юриста так и не дал никакого результата. «Шара» существует и активно предлагает к скачиванию сотни порнофильмов с маленькими детками.

Казалось бы, как юрист с опытом и стажем я знаю соответствующие правовые пути. Я прошла множество кабинетов — давая объяснения, показывая скриншоты (распечатки компьютерных изображений) и фотографии, тыкая в нормы, призывая к человечности, совести и морали (хотя это, к сожалению, не юридические нормы). Пыталась достучаться до своих собеседников — в погонах и без, ведь у них столько полномочий, а они — по факту — ничего не делают. Не могут или не хотят.

…Я была в отделе по экстремизму, в отделе «К», просто в отделении полиции, общалась с прокуратурой. Вы не поверите: мне же еще приходилось оправдываться! Мне приходилось смущаться и краснеть, когда меня спрашивали — с откровенно наглой ухмылкой: а чего это я вообще полезла порнофильмы смотреть?! Я была вынуждена объясняться, говорить о своей юридической специализации, о том, что прочитав очередное судебное решение о блокировке того или иного ресурса в сети Интернет, содержащего детскую порнографию или какие-то экстремистские материалы, я решила проверить: а как обстоят дела с этим у нас, в том локальном файлообменнике, который мне «подгрузили» на домашний компьютер сотрудники «АльянсТелеком», когда подключали к своим услугам?

Если честно, мне казалось в начале этой борьбы, что все будет просто. Что файлообменная сеть «Шара» — это такое очевидное место свободного распространения грязи, что люди в погонах (и без) среагируют. В конце концов, у них же тоже есть дети!

Отнюдь.

«А вы уверены, что там именно дети?» — спросил меня в очередном кабинете очередной сотрудник, которому расписали мое заявление. «Ну, мало ли, что там в названии, может, там тетка под малолетку косит, вы же не скачивали, не смотрели…» Господи! Да почему же я должна это скачивать?! Почему вы перекладываете на меня ваши функции по проверке моего заявления, по поиску доказательств?!

Но я все-таки скачала.

Я рыдала несколько дней, я до сих пор не могу этого забыть и никогда, наверное, не забуду. Потому что это невозможно забыть. Я сделала скриншоты девочек из видео. Маленьких девочек. Одной малышке года четыре, не больше. Огромные, не понимающие ничего глаза… Я отнесла скриншоты в соответствующие кабинеты.

Это ничего не изменило…

В отделе «К» (его сотрудники занимаются компьютерными преступлениями) меня с порога встретили словами: дескать, чего вы от них хотите, «Шара» и «АльянсТелеком» тут вообще ни при чем, это же все сами пользователи в Сеть выкладывают… Я собралась уходить, потому что разговаривать с этим человеком было не о чем.

— Ага, значит так и запишу, что вы отказались от дачи пояснений! — почти светясь от счастья, бросил мне в спину сотрудник полиции. (Ну конечно, ему так быстрее и проще дело закрыть…) Я все-таки вернулась и дала пояснения, в том числе и профессиональные: снова показывала скриншоты, показывала выдержки из закона, главное — показывала судебную практику других российских регионов, где, несмотря на определенные противоречия законодательства, пытаются обуздать подобную практику. И услышала совершенно чудесный ответ: наличие файлообменной сети «Шара» помогает выявлять педофилов и бороться с ними, а если ее не будет, то искать распространителей станет невозможно….

Прокуратура Приморского края оказалась единственным органом, который попытался активно подключиться, но в итоге и их действия ни к чему не привели. Провели проверку, дескать, все уже хорошо, все исполнено, а если не нравится, обжалуйте.

И я обязательно обжалую, потому что ничего не изменилось и ничего не исправили. Все закончилось отписками-переписками.

Забив в поисковике «Шары» слова «дети», «девочки», «детское», «детки», «маленькие дети», вы по-прежнему найдете сотни файлов с соответствующими фильмами. Едва ли не весь перечень экстремистских и иных запрещенных судебными решениями к распространению материалов так же продолжает оставаться в свободном доступе в этой файлообменной сети.

Не помогает ничего: ни бурные обсуждения в социальных сетях, ни
скриншоты, ни официальные жалобы, ни человеческие призывы к людям с соответствующими полномочиями проявить человечность и моральную ответственность…

Уполномоченный по правам ребенка в Приморском крае также ответила отпиской, администрация края — отпиской. Пожалуй, не осталось адреса, куда бы я не направила соответствующее обращение или жалобу.
Без результата.

Мне даже стали говорить про свободу информации, про свободу общения и про то, что я рою яму своими заявлениями этому свободному общению.

По-моему, это какая-то уродливая реальность.

Хотите детской порнухи? Рецепты взрывчатки? Фашистские тексты? Приезжайте во Владивосток. Много, свободно, безнаказанно.

Комментарий

Депутат Законодательного собрания Приморского края, председатель Общественного экспертного совета по развитию информационного общества в Приморском крае Алексей Козицкий:

— Ключевая часть проблемы состоит в том, что файлообменная сеть «Шара» не является классическим интернетом. Она потому и называется файлообменной, что любой подключенный пользователь может открыть доступ к своим, так сказать, личным ресурсам. На компьютерном сленге это так и называется — «расшарить». Поэтому в названии сети — двойной смысл. Во-первых, прямая связь с английским глаголом share, одно из значений которого — «делиться». Ну, уж русское значение слова «шара» и так всем понятно. Наши сограждане, что уж там скрывать, любят халяву, а файлообменная сеть предлагает гигантский массив разнообразного контента: кино, музыка, книги и так далее. К сожалению, среди этого «и так далее» в «Шаре» действительно огромный объем файлов, которые согласно действующему законодательству имеют прямо криминальный характер. Я уже даже не говорю об элементарном — и при этом практически тотальном — нарушении авторских прав, когда речь касается тех же кинофильмов или музыкальных произведений.

Беда в том, что федеральный законодатель, формулируя, к примеру, закон «О связи», иные нормативные акты или современные поправки в них, оперирует исключительно термином «интернет» и совершенно не упоминает файлообменные сети. Это, с одной стороны, создает лазейку для создателей и пользователей таких «Шар»; с другой — в определенной степени связывает по рукам правоохранительные и надзорные органы. Но только, подчеркну еще раз, в определенной степени.

Потому что, как совершенно верно замечает Галина Ивановна Антонец, в других регионах России, к примеру, в том же Санкт-Петербурге, несмотря на все несовершенство действующего законодательства, находят возможность борьбы с незаконным контентом в файлообменных сетях. Во всяком случае, подавляющее большинство региональных операторов и провайдеров, которые поддерживают файлообменные сети, знают, что есть границы, переступать которые нельзя, и пытаются, если так можно выразиться, «фильтровать» деятельность своих подключенных пользователей. В той же ситуации, которая приведена выше, все делается, на мой взгляд, с предельной беззастенчивостью, если не сказать, цинизмом.

Нечестными выглядят и заявления о том, что оператор, в данном случае «АльянсТелеком», не является распространителем детской порнографии или экстремистских текстов и, дескать, не может контролировать локальную деятельность своих абонентов, которые вот во всем-то и виноваты. Не снимая вины с таких абонентов (а извращенцы или экстремисты, к сожалению, встречаются), замечу, что они бы ничего и никогда не смогли бы сделать, или, как мы говорили выше, расшарить, если бы к их услугам не предоставлялись сетевые ресурсы и сервера оператора. И здесь, кстати, тоже есть возможность ставить соответствующие фильтры, как это делают, к примеру, магистральные операторы связи. Понятно, что, как говорится, кто усиленно ищет, тот всегда найдет, но изначально делать такой контент широко и с легкостью доступным… мне кажется, это за гранью морали.

Возвращаясь к законодательной базе, скажу, что алгоритм здесь видится следующий. На Общественном экспертном совете мы с коллегами договорились, что в ближайшее время выйдем с нашими предложениями на комитет по региональной политике и законности Законодательного собрания Приморского края (сам я являюсь членом другого комитета), затем вынесем этот вопрос на сессию Заксобрания с тем, чтобы инициировать — возможно, с коллегами из других регионов — изменения в федеральном законодательстве. Это компетенция Госдумы, но нам будет крайне важно добиться, чтобы в соответствующих нормативных документах к слову «интернет» было добавлено «файлообменные сети».

Понимаю, что это не простой путь и, возможно, довольно долгий, но мы должны его пройти.

Но и сидеть, что называется, сложа руки, тоже не стоит. Думаю, мы обязательно инициируем рассмотрение этого вопроса Общественной палатой Приморского края, будем требовать занять более активную позицию и от краевой администрации — может быть, тогда и представители силовых и надзорных структур тоже активизируют свою деятельность в этом вопросе.

С другой стороны, хотелось бы, чтобы и взрослые, серьезные люди, в первую очередь родители, были более внимательны. Файлобменная сеть «Шара» указанного оператора покрывает едва ли не большую часть Владивостока. А отсюда резонный вопрос к родителям: знаете ли вы, что высвечивается на компьютерах ваших детей, когда вас нет дома? Возможно, у вас стоят мощные интернет-фильтры. Но «Шара» — это не интернет. И если конфликтующий в школе или с родителями ребенок начнет активно читать файлы с суицидальной пропагандой, добром это может не кончиться. Я уже даже не говорю про детскую порнографию, экстремистские или фашистские тексты и прочие подобные вещи.

И еще один момент, который хочу подчеркнуть особо. Знаю, что, когда мы начали рассматривать этот вопрос на Общественном экспертном совете, начались разговоры о том, что, дескать, Козицкий связан с аналогичным провайдером «Подряд», а потому хочет просто придушить конкурента. Я действительно до избрания депутатом работал в компании «Подряд». И даже, возможно, вернусь туда по истечении срока депутатских полномочий. Но что касается вышеназванного контента, то он, по моему глубокому убеждению, должен предельно жестко контролироваться соответствующими структурами, независимо от того, какое название носит компания-провайдер. Это касается всех в равной степени. 

№ 253 / Андрей ОСТРОВСКИЙ / 04 сентября 2014
Статьи из этого номера:

​Безнадзорная грязь

Подробнее

​V-ROX в Приморье — больше, чем V-ROX

Подробнее

​Александр Галушка: Россия движется на Восток

Подробнее