Экономика

​ТОР здесь неуместен?

У территорий опережающего развития уже есть критики

До 2020 года на Дальнем Востоке планируется запустить 14 ТОРов — территорий опережающего развития с льготным режимом для бизнеса (или, если совсем точно, ТОСЭРов — территорий опережающего социально-экономического развития). Пять из них, то есть более трети, появится в Приморье. Но уже звучат и голоса скептиков — это показала урбанистическая конференция «Дальний Восток завтра», прошедшая во Владивостоке в рамках IV Московского урбанистического форума.

Напомним, в Приморье намечено пять ТОРов: 1) в Партизанском районе на базе строящегося «Роснефтью» нефтехимкомбината, 2) на Русском (по формулировке губернатора Миклушевского, «научно-образовательная зона с элементами рекреационной», 3) в Зарубино (порт), 4) промзона в Надеждинском районе и 5) агропромышленный комплекс в Михайловском районе. Глава департамента экономики и стратегического развития Приморского края Николай Дубинин уточнил: нет цели привлечь в ТОРы сугубо крупный бизнес. Так, первая из названных ТОРов делается вовсе не «под «Роснефть», более того — ВНХК не будет резидентом ТОРа. «ТОР создаем под предприятия, перерабатывающие продукцию ВНХК», — пояснил Дубинин.

Что касается скепсиса, то непонятно, во-первых, чем отличаются создаваемые ТОРы от свободных и особых экономических зон (СЭЗ, ОЭЗ…), которые несли ту же идеологию льгот для инвесторов, но безуспешно. По мнению ведущего научного сотрудника Тихоокеанского института географии ДВО РАН кандидата экономических наук Юрия Авдеева, ТОРы постигнет та же судьба, что и СЭЗ с ОЭЗ: «Откуда возникла идея ТОРов? Минвостокразвития пыталось договориться с Минэкономразвития, в компетенцию которого входит управление ОЭЗ, но договориться не удалось. Тогда Минвостокразвития пошло своим путем, создав ТОРы. Министр Галушка пытался таким образом уйти из-под влияния Минэкономразвития».

Модератор конференции — ректор Московской школы управления «Сколково» Андрей Шаронов упомянул об ОЭЗ, созданной на Русском, но так и не заработавшей. Николай Дубинин парировал: причина — в трудности отчуждения земель у военных. Но это не объясняет неуспеха других подобных зон по всей стране.

Профессор Высшей школы урбанистики Григорий Ревзин недоумевает по поводу территориальной разбросанности дальневосточных ТОРов: «Есть аксиома: любое моноразвитие — это плохо. Нормально развиваться можно тогда, когда в рамках одного города есть разные виды промышленности, культуры, образования… Устойчивость создает пересечение многих функций. Когда я вижу 14 зон, разбросанных по разным местам… Если мы остаемся в рамках военно-индустриального освоения территории, как это делал Советский Союз, тогда все понятно: надо все это удержать, не до того, чтобы хорошо жили, люди здесь не просто живут — они службу несут. Если же здесь происходит свободное развитие… Искренне надеюсь, что за этими операциями стоят войска. Если этого нет, значит, войска ушли, но они по-прежнему стоят у нас в голове».

Президент Банка Москвы Михаил Кузовлев считает: чтобы не повторить ошибки СЭЗ, ТОРы должны в большей степени управляться с мест, а не из Москвы. Директор ТИГ ДВО РАН академик Петр Бакланов предложил продумать механизмы передачи «импульса развития» предприятиям, не являющимся резидентами ТОРа, но связанным с ними…

Это, впрочем, технические вопросы. Председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов не верит в саму идею ТОРов: «Три десятка ОЭЗ почти ничего не показали для страны, они не работают, количество их резидентов крайне мало. Когда мы говорим об очередном нововведении, важно отделять проектирование от прожектерства. Пора заканчивать с предположением, что идеальные условия привлекут инвестора. Стыдно на 25-м году нашего «великого пути» говорить о привлечении иностранных инвесторов, как будто это инопланетяне с Марса… Идея, что надо стать как Сингапур, снизить до 9 % налоговое бремя, — она прекрасна. Но никто не обсуждает того, как Сингапур стал Сингапуром и может ли очень искусственный проект Сингапура получиться в наших условиях. Есть феномен Китая, но нужно ли нам в такой степени им восхищаться? Китай до сих пор находится в состоянии сверхэксплуатации. Когда мне говорят, как хорошо работают китайцы в отличие от пьющих русских мужиков, то я — за пьющих русских мужиков! Я не хочу, чтобы мои соотечественники после того, как они видели на Дальнем Востоке нормальную экономику в 80-е годы, работали, как китайцы из внутренних провинций КНР — не спать ночами, в три раза больше работать и в пять раз меньше получать… Когда говорят о производстве в ТОРах, надо понять, о каком производстве мы говорим. Отверточное — это одно, высокотехнологичное и суверенное — это другое… В целом по стране надо обсуждать технологический суверенитет. Нефтяное благополучие, скорее всего, заканчивается, и вопрос не в том, как жить после саммита АТЭС, а в том, как жить после высоких цен на нефть. Даже в Центральном административном округе Москвы рыночные законы малоэффективны, а на всей территории России, тем более на Дальнем Востоке, без государственного стратегического планирования ничего не будет. Все показатели экономической жизни здесь должны быть выравнены с общероссийскими. Иначе Дальний Восток первым уйдет под воду».

…Как остроумно заметил в Facebook участник конференции хабаровский эксперт Леонид Бляхер, «говорили о ТОРах, с тем же успехом можно было обсудить роль ОДИНов или ЛОКИ в развитии региона».

№ 262 / Василий МАКАРОВ / 06 ноября 2014
Статьи из этого номера:

​ТОР здесь неуместен?

Подробнее

​Полуоткрытый университет

Подробнее

​Большой-пребольшой Владивосток

Подробнее