Расследование

​Всё, кроме правды

Судом Приморского края вынесен очередной приговор педофилу-насильнику, дело в отношении которого на протяжении двух с половиной лет вызывало много вопросов

​Всё, кроме правды

«Новая во Владивостоке» рассказывала эту историю в одном из сентябрьских номеров, когда дело еще рассматривалось. Сегодня подсудимому, 22-летнему жителю Партизанска Сергею Танцереву, оглашен приговор. И этот приговор — шесть лет лишения свободы в колонии строго режима — вызывает вопросов не меньше, чем и само уголовное дело с ходом его расследования.

Вкратце история такова: Сергей Танцерев, инвалид второй группы по слабоумию и сирота, воспитывался в приемной семье у опекуна Тамары Ярошенко, а ранее учился в коррекционной школе-интернате в селе Николаевка под Партизанском. Достигнув 18 лет и получив образование в 9 классов, остался жить у опекуна Ярошенко в приемной семье наряду с другими приемными детьми, число которых достигало 6 человек в возрасте от 9 до 14 лет.

Задержали и потом взяли под стражу его в мае 2012 года, когда одна из воспитанниц этой опекунши, 13-летняя Анна, в присутствии педагога школы-интерната Любови Токаревой заявила в следственном отделе СК России по городу Партизанску о фактах изнасилования ее Танцеревым в доме Тамары Ярошенко, каковые изнасилования, по ее словам, происходили неоднократно на протяжении года. Обвинение в отношении Танцерева оказалось тяжким.

Однако его опекун Тамара Ярошенко изначально утверждала, что парень — не насильник, что сексуальные контакты у этой девочки имелись и ранее, а с Танцеревым секс если и был, то по обоюдному согласию. Что также является преступлением со стороны взрослого парня, но куда менее тяжким по своему составу.

Тамара Ярошенко также утверждала, что воспитанники Николаевской школы-интерната (далее — НКШИ) практикуют сексуальные отношения между собой, тогда как педагоги на это якобы «закрывают глаза» и не хотят выносить сор из избы. При этом обвинение своего воспитанника Танцерева в совершении тяжких преступлений Ярошенко воспринимала как «сведение счетов» лично с нею со стороны директора НКШИ Светланы Требиловой.

Началось следствие, в ходе которого производились оперативно-следственные действия: обыск и выемка вещдоков в доме Ярошенко, допросы учащихся и педагогов НКШИ, иных лиц, включая других опекунов учащихся школы-интерната. Тамара Ярошенко привлекала общественность: обращалась в разные СМИ и в общественную организацию «Хранители закона», активисты которой Петр Довганюк и Лира Ивлева лично беседовали с детьми, так или иначе фигурирующими в этом деле. Дополнительную сложность расследованию придавало то обстоятельство, что практически все дети, фигурирующие в деле, обладали различными отклонениями в развитии вплоть до психических заболеваний, часто меняя свои показания, так, что было сложно понять, где правда, а где вымысел.

Но следствие на то и следствие, чтобы разбираться по существу. Сперва «разбирались» с самой Тамарой Ярошенко — возбудив в отношении нее самой и одного из воспитанников НКШИ дело о лжесвидетельстве по ст. 306 УК РФ. Однако дела пришлось прекратить — воспитанник, заявлявший, что лгал следствию по наущению Тамары Ярошенко, оказался психически больным и обвинение рассыпалось.

Затем разбирались по «сигналам» о насилии над детьми в НКШИ — подтверждения им не нашли, хотя одну из забеременевших воспитанниц даже записали в девственницы, а потом возбудили дело в отношении неустановленного лица, от которого девочка забеременела, но случилось это на каникулах и школа-интернат оказалась как бы ни при чем…

Наконец, сама педагог Любовь Токарева, как и ряд воспитанников НКШИ, неоднократно меняла свои показания. То она заявляла, что оговорить Сергея Танцерева ее принудила директор Требилова, то наоборот — что потерпевшая Аня говорила только правду и все по своей инициативе.

И вот приговор. Из десяти преступных эпизодов, которые доказывало следствие, судья Светлана Любенко признала всего четыре, а по шести эпизодам подсудимого оправдала. Потому, что следствие упорно доказывало (и почти доказало ведь!): изнасилования были в те дни, когда потерпевшей Ани просто НЕ БЫЛО в доме Тамары Ярошенко, и Танцерев просто никак не мог ее насиловать.

Что касается остальных эпизодов (один из которых пришелся на вторую потерпевшую, 12-летнюю Александру), суд, как и следствие, счел их доказанными. Хотя, по словам самой потерпевшей Анны, ночами в комнату и в постель к насильнику она шла сама, а во время изнасилований она не кричала и не звала на помощь, боясь разбудить Тамару Ярошенко…

Очевидно, понимая, скажем так, ДВУСМЫСЛЕННОСТЬ таких показаний потерпевшей, суд в лице Её Чести Светланы Любенко и постановил приговор: аж по пять лет лишения свободы за каждый из четырех эпизодов сексуального насилия, но вот путем частичного сложения наказаний — всего 6 лет за все 4 эпизода. Красноречиво, не правда ли?

Вынес суд и частные постановления. В адрес следствия — так как в деле имелся протокол выемки вещдоков с фальшивой подписью понятого. И в адрес районного отдела опеки — за то, что доверяли детей пенсионерке Ярошенко. Но вот ряду фактов лжесвидетельства, в частности Любови Токаревой, суд оценки не дал. Хотя вроде бы женщина она взрослая и в отличие от воспитанников без отклонений в развитии.

Итог — Сергей Танцерев осужден, директор НКШИ Светлана Требилова делает карьеру в администрации Партизанска, детей из коррекционной школы-интерната разбросали по другим учреждениям, Любовь Токарева преподает, следователи расследуют, Геннадий Пикульский ими руководит. Одна лишь Тамара Ярошенко пытается добиться пересмотра приговора. Но для этого должностным лицам надо увидеть, услышать и признать нелицеприятную правду. А кому она нужна?

№ 265 / Виктор БУЛАВИНЦЕВ / 27 ноября 2014
Статьи из этого номера:

​Нехолодные войны адмирала Амелько

Подробнее

​Реформы для проформы?

Подробнее

​Всё, кроме правды

Подробнее