Экономика

​Жизнь после саммита

В генплан Владивостока предложили включить отсыпку новых территорий и вынос нефтебазы за город

​Жизнь после саммита

На сайте владивостокской мэрии опубликован документ под названием «Концепция внесения изменений в генеральный план Владивостокского городского округа», выполненный петербургским институтом ОАО «РосНИПИ Урбанистики» по контракту с администрацией краевого центра. Как можно догадаться, в обозримом будущем этот документ может стать основой для новой версии генплана Владивостока. О необходимости нового генплана говорят давно, что и понятно — и свободный порт учреждается, и Владивостокская агломерация создана. Из-за последнего обстоятельства, кстати, градостроительные полномочия передали с городского на краевой уровень, в связи с чем и судьбу этой концепции придется решать не «Серому», а «Белому» дому. 11 марта по итогам обсуждения документа в администрации Владивостока первый вице-мэр Алексей Литвинов сообщил: в силу того что функция подготовки генплана Владивостока перешла к краевой власти, весь материал по этой теме туда и передадут.

В какой степени удастся воплотить предложенные питерскими учеными инициативы, часть из которых кажутся фантастичными, — вопрос, да и названный документ не императив, а вот именно что концепция. Но она интересна уже и с чисто информативной точки зрения, поскольку содержит немало трезвых экспертных оценок.

О нас: «Сохраняется острая демографическая проблема»

Взять, к примеру, демографию; наш мэр любит говорить о том, что в последние годы население Владивостока растет, но при этом не уточняет, что происходит это в основном за счет уменьшения населения Приморья в целом и притока среднеазиатских мигрантов. Авторы «Концепции…» подтверждают: некоторый рост числа владивостокцев — налицо, но «за счет механического притока». А поскольку между переписями 1989 и 2010 гг. «город потерял более 50 тыс. человек как за счет естественной убыли, так и миграционного оттока», то во Владивостоке «сохраняется острая демографическая проблема, связанная с естественной убылью, механическим оттоком <…>, регрессивной возрастной структурой — доля молодых возрастов почти в два раза меньше доли населения старше трудоспособного возраста… На фоне отрицательного естественного прироста, оттока населения трудоспособного возраста произошло изменение возрастной структуры, характеризующейся снижением доли детей c 23 % в 1989 г. до 13 % в 2013 г. и увеличением доли лиц пенсионного возраста… с 17 %
до 24 %».

То есть, сохранив население количественно, качественно Владивосток все-таки пострадал: мы стареем и мало рожаем. Сложившаяся ситуация «может привести к сокращению трудоресурсного потенциала города, что в ближайшее время может поставить трудовые ресурсы в разряд самых дефицитных», — пишут авторы, предлагая срочно разработать миграционную политику для города. По оптимистичному и форсированному сценариям, к 2045 году во Владивостоке могут жить 800 тысяч или даже 1 млн человек, по реалистичному — 656, тогда как при инерционном варианте имеется риск сокращения численности населения города.

О градостроительстве: «Требуется принятие срочных мер…»

Вот откровенный градостроительный диагноз современному Владивостоку: «Жилая застройка ведется хаотично и бессистемно». В центре и вокруг Золотого Рога отмечен «недостаточный контроль над видовыми характеристиками застройки». Говоря о сохранившихся в городе старых кварталах (не только в центре — здесь же упомянуты казарменные городки на Давыдова, Борисенко, на острове Русском…), авторы заявляют: «Требуется принятие срочных мер по их комплексной реконструкции в части инженерного обеспечения, защите фундаментов, обновлению инженерных сетей, реставрации кровель и фасадов». А вот — про здания, признанные памятниками архитектуры: «В настоящее время реставрированы только единицы из них, многие же здания, в которых располагаются бюджетные организации, находятся в аварийном состоянии и требуют срочных мероприятий по реставрации». И правда: буквально на днях наш коллега Александр Хитров опубликовал в своем блоге фоторепортаж об одном из таких зданий (Петра Великого, 2), в котором в 1920-х жил Арсеньев. Штучное здание буквально рассыпается, хотя в нем квартируют небедные учреждения — банк, прокуратура…

Питерцы предлагают ограничить максимальную высоту новых зданий в историческом центре города. Идет речь о «назначении высотности застройки с учетом максимально выигрышного восприятия» и «установлении высотного регламента вокруг бухты Золотой Рог не только в исторической части города, но и на полуострове Чуркин». Жаль, что такой регламент не приняли раньше, до появления «Фреш-плазы» и «Хаяттов», но, может быть, лучше поздно, чем никогда?

Авторы концепции — вот спасибо! — предлагают наконец убрать из городской черты нефтебазу «Альянса», что на Первой Речке. Разговоры об этом ходили давно, но разговорами все и заканчивалось, а в самом «Альянсе» еще год назад говорили о том, что база не только никуда не переедет, но, напротив, расширится. Однако теперь под предлогом «гармонизации городской среды» предлагается все-таки вынести за город наиболее опасные объекты, первым из которых названа как раз нефтебаза.

Особое место — долинам речек: Первой, Второй и Объяснения. «Предполагается постепенный переход транспортно-производственных и коммунально-складских зон в районе долин Первой и Второй речек, а также в районе реки Объяснения в многофункциональную зону с высокой активностью и качественной привлекательной городской средой». Причем долина Первой Речки, лишившись нефтебазы, может стать «основной градообразующей осью».

Ну и разное прожектерство — куда без него. Например, создание насыпных территорий (как в Японии) в бухтах Безымянной и Кирпичного Завода, а также от мыса Боброва до мыса Фирсова «с использованием этой территории и для прохождения ВКАД». Но не ВКАДом единым: здесь же предлагается разместить «объекты международного финансового центра», жилье, офисные здания…

А какая прекрасная формулировка: «Сопка — элемент существующей планировочной структуры, характерный именно для Владивостока» (хорошо уже то, что авторы использовали слово «сопка», а не «холм», например).

О движении: «Доля общественного транспорта недостаточна…»

Про общественный транспорт авторы пишут, что он во Владивостоке непривлекателен. Город охвачен маршрутной сетью не полностью, сеть маршрутов запутана, расстояние между остановками больше нормативного, выделенных полос для автобусов нет, трамвайная и троллейбусная сети деградировали и т. д. (совершенно справедливо; вот бы еще про одностороннее движение написали). По этим причинам доля общественного транспорта в обслуживании пассажиропотоков Владивостока недостаточна — всего 44 %, пишут авторы, тогда как хорошо бы довести ее до 70 %.

Для этого предлагается, во-первых, создать «городскую электричку» на базе существующих железных дорог — вот еще один хорошо забытый старый проект. Судя по прилагаемой схеме, придется достроить ветку от Железнодорожного вокзала до Эгершельда, а также ответвление от Мальцевской до полуострова Назимова.

Во-вторых, следует развивать трамваи и троллейбусы.

Далее — строить новые дороги и развязки: через Монастырскую сопку для связи Чуркина с дорогой Седанка — Патрокл; тоннель под кольцом Инструментального завода; дорога с Тихой на Нейбута; реконструкция Луговой площади и изменение движения по ней и т. д.

Все это хорошо, но у нас и дорогу со Снеговой до Горностая, которую мэр Пушкарев обещал сдать к 2010 году, никак не достроят, не говоря уже о ВКАДе, так что эти благие планы пока проходят по разряду мечтаний.

Попал в концепцию проект 12-километрового моста на Песчаный, о котором тоже говорил Игорь Пушкарев (тут важна трезвая ремарка «в отдаленной перспективе»). Упомянут ВКАД — с большим (через Русский) и малым (тоннель с Эгершельда на Чуркин) кольцами.

Нашлось место и для идеи губернатора Миклушевского об увеличении въездного турпотока до 10 млн гостей в год. Привлекать их предлагается такими объектами, как «парк особенностей стран АТЭС» и «парк истории Приморья» на острове Елены («с набором интереснейших объектов: хата украинских переселенцев, хутор уссурийского казака, китайская фанза, удэгейское стойбище, корейский дом рыбака с лодкой…»). На Русском, в Новике, предложено оборудовать олимпийский гребной канал, между Новиком и Парисом — легкоатлетический комплекс, на склоне горы Русских — «многопрофильный спортивный комплекс» и т. д. А в районе бухты Труда некий «Союз русских куполостроителей» уже вызвался построить Ботанический сад с аквапарком…

В общем, жизнь после саммита есть. В концепции.

№ 279 / Сергей ПАВЛОВ / 19 марта 2015
Статьи из этого номера:

​Первые свободные

Подробнее

​Жизнь после саммита

Подробнее

​Просто песня

Подробнее