Расследование

​Уравнение с неизвестными

Мертвые души. Новая версия

​Уравнение с неизвестными

Сыщики классических детективных саг: Шерлок Холмс, Эркюль Пуаро или мисс Марпл — раскрывали преступления, даже самые запутанные, загадочные и невероятные, благодаря своей безукоризненной логике. Но сколько бы неизвестных ни было в криминальном уравнении, константой всегда оставалось наличие жертвы. Народная мудрость гласит: есть тело — есть дело, а на нет и суда нет. Но практика, как это часто бывает, сильно отличается от теории, пусть даже и выпестованной многими поколениями предшественников. Вдруг оказывается: в деле об убийстве наличие тела и улик, указывающих на свершившееся преступление, вовсе не обязательно.

И вот как оно бывает.

Галина (фамилию не называем по просьбе родственников) и Виктор Коэн были идеальной парой — так говорили о них и друзья, и родственники. Оба — красивые, эффектные, будто сошедшие с обложки глянцевого журнала. Несмотря на разницу в возрасте (девушка старше молодого человека на пару лет), их объединяли общие цели. Например, уехать в столицу (а если все сложится, то и за рубеж), где ребята видели больше возможностей для собственной реализации, чем в родном Владивостоке. Галина грезила о модельной карьере, благо, как уже было сказано, все данные для этой профессии у нее имелись. Более того, она уже успела подефилировать на московских и корейских подиумах и останавливаться не желала. Виктор девушку в ее стремлениях поддерживал и лишь в одном вопросе не соглашался. Галина, будучи натурой мечтательной и вместе с тем темпераментной, готова была сорваться следом за своими грезами в любой миг, оставив прошлую жизнь там, где ей и положено быть, — в прошлом. Девушка нисколько не сомневалась в том, что непременно добьется успеха, стоит отметить — небезосновательно: за ее плечами уже было неоконченное дизайнерское образование, которое она планировала завершить «там».

Виктор к переезду относился куда более прагматично. Молодой человек полагал, что ехать куда-то наобум — рискованно, для начала стоило сколотить хотя бы небольшой капитал. Для Галины это означало остаться еще на несколько лет во Владивостоке — несколько губительных лет для модельной карьеры. В этот период — шел уже шестой год романа молодых людей — отношения с Виктором постепенно стали сходить на нет. Тем временем у парня появилась новая пассия — Татьяна. Известие о сопернице стало для Галины последней каплей: 14 ноября 2011 года она поругалась с Виктором и, бросив на прощание эффектное «ты меня больше никогда не увидишь», прихватив с собой триста тысяч рублей отступных (их парень отдал добровольно), исчезла.

Когда стало очевидно, что девушка пропала, родители подали в розыск. Оперативники допросили друзей, знакомых Галины и в первую очередь, конечно, Коэна — он был последним, кто видел девушку. Осматривали квартиру, в которой парень жил вместе со своей бывшей возлюбленной, заглядывали в его обе машины, даже отправили на полиграф — следов преступления так и не обнаружили.

Сотрудники полиции проверили место предполагаемого преступления и сообщили Виктору и родителям Галины о видеозаписи, которую зафиксировали камеры наружного наблюдения, установленные на соседнем с домом девушки торговом центре. Полицейские уверяли тогда: на записи отчетливо видно, как в день своего исчезновения Галина выходит из подъезда и удаляется в неизвестном направлении.

Следствие, подбадриваемое родителями Галины, шло еще около года, после чего дело было передано в краевое управление МВД, пополнив коллекцию «висяков». Еще полтора года длилось затишье. За это время Виктор и Татьяна поженились, стали строить планы на будущее. При этом молодые люди продолжали общаться с родителями Галины, помогали распространять информацию о пропавшей девушке, но никаких известий о ней так и не появилось.

В июне 2014 года, два с половиной года спустя после исчезновения Галины, следователи неожиданно вызвали Виктора на допрос и сообщили о возбуждении уголовного дела по части первой статьи сто пятой — убийство. Причем главным подозреваемым оказался сам молодой человек. Тогда Коэн своей вины не признавал.

Спустя месяц, 23 июля, его снова вызвали на допрос. О том, что происходило дальше, рассказала супруга Виктора Татьяна Коэн:

— Он ушел на допрос и пропал со связи, — вспоминает девушка. — Обычно Виктор никогда не отключал телефон, поэтому пару часов спустя я начала беспокоиться: звонила, писала сообщения — никакой реакции. Я воспользовалась программой поиска телефона (на некоторых современных моделях есть такая функция. — Прим. ред.) и увидела, что в последний раз мой супруг был на связи в прокуратуре на Тополиной аллее. Но Виктора не было ни там, ни по другим адресам, которые выдавал интернет. Через некоторое время нашлась его машина — она была припаркована возле следственного отдела Ленинского района. Однако Виктора в здании не оказалось. Где он — никто из сотрудников отдела не знал.

Неожиданно появилась связь с Виктором. Телефон Татьяны показал, что молодой человек движется по путепроводу в сторону Второй Речки. Девушка отправилась следом за перемещающейся точкой на карте. Она остановилась на Карбышева, 4.

Этот адрес знаком многим из тех, кто следит за криминальной хроникой края. Здесь находится отдел по резонансным преступлениям по линии уголовного розыска УМВД по ПК, известный широкой аудитории по своему бывшему названию — ОРЧ-4. Прославился отдел, с одной стороны, высоким показателем раскрытых преступлений, с другой — рекордным количеством жалоб, направленных в адрес его сотрудников; жалоб на «выбивание» из подозреваемых явок с повинной (к примеру, см. материал «Явочная повинность» в № 281 «Новой газеты во Владивостоке» от 2 апреля).

Что происходило с Виктором на Карбышева, 4, нам доподлинно неизвестно. Но после общения со следователем он вдруг изменил прежнюю позицию и дал признательные показания, притом что тело до сих пор не найдено. После допроса его на сутки отправили в изолятор временного содержания, оттуда — в СИЗО.

Однако в последний пункт назначения Коэн попал не сразу. Его ни приняли из-за жалоб на плохое самочувствие: болела голова, плохо слышало правое ухо. Дежурный врач медсанчасти СИЗО зафиксировал сотрясение головного мозга, разрыв барабанной перепонки и множественные гематомы. Несколько дней Виктор провел в больнице изолятора, пока его не перевели в обычную камеру.

В настоящее время молодой человек содержится в СИЗО-1. В феврале начались слушания по делу об убийстве; главное доказательство причастности Виктора к преступлению — явка с повинной. Коэн от признаний собственной вины отказался, сославшись на то, что они были даны под физическим и психологическим давлением.

Интересно, что потерпевшая сторона, которую представляют родители Галины, виновным Коэна не считает и полностью поддерживает молодого человека. Они твердо уверены, что их дочь жива — по крайней мере, доказательств обратного им никто не предоставил.

— Из дела пропали важные материалы, — добавляет мама девушки (по просьбе матери, мы не указываем в тексте имена родителей. — Прим. ред.). — Исчез протокол осмотра места происшествия, в том числе и видеозапись, на которой видно, как наша дочь выходит из дома. Нет в материалах дела и результатов допроса Виктора с помощью детектора лжи, хотя мой муж — он проходил полиграф следующим — лично общался со специалистом, который проводил этот допрос, и от него узнал, что в ответах Виктора нет никакого криминала.

На ходатайство Сергея Зайцева, адвоката Коэна, об истребовании доказательств, в том числе и тех, которые перечисляет мама Галины, суд ответил отказом.

— Мы также просили суд исключить из дела доказательства вины Виктора, которые, по мнению защиты, являются неправомерными, — сообщил адвокат. — К ним, в частности, относятся протокол допроса подозреваемого в ОРЧ-1, протокол проверки показаний на месте подозреваемого, протокол осмотра предметов и другие. Суд в просьбе отказал.

Процесс над Коэном продолжается. «Новая газета во Владивостоке» будет следить за развитием событий.

№ 286 / Марина ЧЕРНЫХ / 07 мая 2015
Статьи из этого номера:

​Путь разведчика

Подробнее

​Пулеметчик и крестьянин Иван Никитин

Подробнее

​Уравнение с неизвестными

Подробнее