Расследование

​Следствие вели

Пропавшая девушка могла полностью изменить информацию о себе

​Следствие вели

Слушания по делу Виктора Коэна, обвиняемого в преднамеренном убийстве его бывшей девушки Галины Колядзинской, пропавшей в ноябре 2011 года, продолжаются в Ленинском районном суде города Владивостока. В прошлом номере (см. «Новую во Владивостоке» № 17 от 7 мая) мы подробно рассказывали историю заключения молодого человека под стражу.

Тем временем в минувший четверг на очередное судебное заседание пришла «группа поддержки» Виктора: друзья и близкие уверены в невиновности обвиняемого. Права и интересы молодого человека они планируют отстаивать всеми законными способами.

Однако первые препоны на пути к «торжеству справедливости» — такой, какой ее представляют друзья Коэна, — случились в тот же четверг. Слушания в рамках — подчеркнем — открытого процесса проходили за закрытыми дверьми: для друзей Виктора в зале суда попросту не нашлось свободного места.

Точнее, залов было два. В первом, где изначально планировалось слушать дело, с легкостью разместились все 14 человек, пришедшие на заседание. Но процесс задерживался: конвой не спешил доставить Коэна в здание суда, и слушания отложили.

Спустя некоторое время Виктора привезли, а рассмотрение дела перенесли в другой зал. Как оказалось позже, места в нем хватило только для двух родственников подсудимого. Чем была вызвана смена дислокации, судья Наталья Верхотурова не объяснила.

Еще в первом зале суда слушателям объяснили правила поведения во время процесса. Среди прочего, не вызывающего споров — не вставать, не выходить, не разговаривать и не задавать вопросы, — Верхотурова объявила: ведение аудиозаписей возможно только с разрешения судьи. Между тем юристы придерживаются иной точки зрения. Так, известный в городе адвокат Ирина Балахнина ссылается на часть 7 статью 10 Гражданского процессуального кодекса РФ: «Лица, участвующие в деле, и граждане, присутствующие в открытом судебном заседании, имеют право в письменной форме, а также с помощью средств аудиозаписи фиксировать ход судебного разбирательства…» Так гласит Закон.

В социальных сетях слушатели, которым не удалось попасть на процесс, назвали прошедшее заседание «фарсом» и намерены пожаловаться на действия судьи Верхотуровой в вышестоящие инстанции.

Напомним, Галина Колядзинская пропала в ноябре 2011 года. В настоящее время о судьбе девушки ничего не известно. Спустя три года после ее исчезновения, летом 2014-го, следственный комитет Приморского края обнаружил «признаки убийства» Галины. Главным подозреваемым в совершении тяжкого преступления стал бывший возлюбленный девушки Виктор Коэн. Тем же летом молодой человек дал признательные показания, но позже, уже в суде, заявил, что подписать явку с повинной его под пытками вынудили сотрудники бывшего ОРЧ-4.

Согласно официальной версии, предполагаемое убийство Галины произошло вечером 14 ноября 2011 года. Незадолго до совершения преступления между девушкой и Виктором вспыхнула ссора — этот факт не отрицает и сам подсудимый. Как предполагает Коэн, Галине стало известно о его новых отношениях. Девушка потребовала триста тысяч рублей «отступных», и Виктор хоть и не сразу, но согласился их отдать.

Далее, по мнению следствия, дело обстояло так.

Эмоционально потрясенный после разлада с Галиной, Виктор ненадолго отлучился из дома. Позже он вернулся и увидел девушку спящей на кровати. Молодой человек принялся душить Галину, при этом она не оказывала никакого сопротивления. Бездыханное тело Виктор отнес в ванную и, испугавшись содеянного, покинул квартиру.

Надо было заметать следы, поэтому он купил мясорубку, скороварку, два ножа и ведра. Вернулся домой и расчленил тело девушки, ванную зачистил. Останки сложил в ведра и увез на собственной машине в лес на «Варяге», там сжег их, обложив найденными тут же шинами автомобилей, а прах развеял над окрестностями.

Близкие и друзья к предположениям следователей относятся с недоверием. Никаких улик, доказывающих сам факт совершения убийства, «следов преступления», о которых говорят сыщики, так и не было предоставлено. Этим объясняется и отсутствие в деле экспертного заключения: специалисты отказываются устанавливать причины смерти девушки, останки которой до сих пор не найдены.

Тем временем родители Галины всецело поддерживают Коэна. Они твердо убеждены: дочь жива и скрывается намеренно.

— Она была очень домашней девочкой, у нас были очень теплые, доверительные отношения с дочкой, она делилась всеми переживаниями, — рассказывает мама Колядзинской Алена. — Я говорю о ней в прошедшем времени, потому что сейчас ее физически с нами нет. Могла ли она уйти из дома и оборвать все концы? Думаю, именно такая, как она, и могла.

Родители Галины полагают, что девушка сейчас находится в одной из российских столиц и работает в модельном агентстве с оказанием эскорт-услуг.

— Это не проституция, — поясняет Алена, — а сопровождение клиентов на различные мероприятия. Галина была умной девушкой, каждый свой шаг взвешивала. Понимала, что для модельного бизнеса уже старовата, а такой вариант был для нее наиболее приемлем. В России существует много агентств с эскорт-услугами, но на всю страну только пара из них действительно надежна. Для обеспечения безопасности девушек там требуется денежный взнос — около 150 тысяч рублей: ровно половина от той суммы, которую Галина взяла у Виктора после их ссоры. Полагаю, остальные деньги она потратила на проезд в Москву или Санкт-Петербург (агентство находится в одной из столиц), а также на изменение информации о себе.

Галина уже давно вынашивала идею уехать на запад. Главной целью ее были модные столицы мира. Девушку привлекала не только модельная карьера, но и возможность выучиться в Европе на дизайнера и создавать собственные линии одежды. Образовательная база у Галины уже была: оконченная «художка» и курс дизайна в высшей школе.

Осенью 2011 года девушка задумалась о переезде, о чем за месяц до исчезновения рассказала маме. Искала агентства, рассылала портфолио. Как считает Алена, решающим моментом для дочери стало расставание с Виктором.

— В первое время мы думали, что она попала в рабство в какой-нибудь азиатской или восточной стране, — продолжает мама девушки. — К сожалению, такое часто бывает. Поэтому мы обратились в полицию, это и стало поводом для возбуждения уголовного дела. Однажды сотрудники полиции, которые проводили поиски дочери, попросили у меня загранпаспорт Гали — они собирали все ее документы. Дома его не оказалось, я предположила, что она взяла его с собой. Галя делала паспорт вместе с другой моей дочерью, поэтому удалось установить, в какой день она его получала. Но интересно, что в электронной базе выданных паспортов никаких данных о Гале нет (информация о другой дочери при этом на месте), мы с полицейскими смогли найти их только в списке, заполненном вручную работницами паспортного стола. Это странно и наводит на мысль, что кто-то умышленно удалил все данные.

Родители Колядзинской предполагают, что девушка обратилась в одну из фирм, полностью меняющих информацию о клиенте.

— Мой супруг звонил в одну из таких компаний, — добавляет Алена. — Их главное условие — полная конфиденциальность и никаких контактов с семьей и друзьями.

Полиция проверяла информацию в билетных кассах аэропорта — девушка с фамилией Колядзинская из Владивостока не вылетала.

— Но мы не спрашивали об этом в Хабаровске или других соседних городах, куда она могла доехать автостопом, — размышляет мама Галины, — в полиции нам сказали, что это не их сфера ответственности: такую информацию только ФСБ может раскопать.

Подозревая, что дочь может находиться за границей, родители Колядзинской пытались обратиться в Интерпол. Но местная прокуратура заявление о пропаже девушки не приняла — там посчитали, что оснований для возбуждения уголовного дела недостаточно. Поэтому, когда летом 2014 года стало известно о задержании Виктора и обвинении его в убийстве, Колядзинские удивились: им до сих пор не предоставили доказательств, указывающих на то, что Галины нет в живых.

— Я считаю, что то, что сегодня происходит с Виктором, — беспредел, и вся наша семья готова защищать и поддерживать его, — заявила Алена.

У Татьяны Коэн, нынешней супруги Виктора, своя версия произошедшего.

— Галина брала кредиты в банке без поручителей. На какие цели — не знаю, возможно, что и просто так, она ведь нигде не работала, — поясняет Татьяна. — Возможно, поэтому сейчас скрывается.

Еще одна версия, которую не исключают близкие Галины: девушка сейчас работает моделью в Китае; раньше она уже имела такой опыт.

Так или иначе, и потерпевшие, и сторона защиты сходятся во мнении, что Галина жива и не выходит на связь умышленно, а значит, и заключение под стражу Виктора — безосновательно. В защиту мужа Татьяна Коэн отправила открытое обращение в приемную Владимира Путина.

P. S. Сегодня корреспондент «Новой во Владивостоке» снова отправится в суд.

№ 287 / Марина ЧЕРНЫХ / 14 мая 2015
Статьи из этого номера:

​Следствие вели

Подробнее

​Настоящие победители

Подробнее

​Правила бегства на Территорию

Подробнее