Расследование

​Спектакль окончен

Виктора Коэна признали виновным

​Спектакль окончен

Процесс над Виктором Коэном, который получил широкий резонанс в социальных сетях интернета и местных СМИ и о котором «Новая газета во Владивостоке» уже неоднократно писала, завершен. Во вторник, 11 августа, судья Ленинского районного суда города Владивостока Наталья Верхотурова огласила приговор: за убийство бывшей сожительницы Галины Колядзинской Виктору присудили 9 лет и 10 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Доводы защиты она признала несостоятельными и не заслуживающими доверия, а содеянное Коэном отнесла к категории особо тяжких преступлений.

Защита с таким исходом дела не согласна и планирует обжаловать решение в вышестоящей инстанции — в апелляционной коллегии краевого суда. Срок подачи апелляции — 10 дней с момента вынесения приговора.

— Это личное решение конкретного судьи, с этим ничего не поделаешь: он руководствуется собственным жизненным опытом, — считает адвокат Коэна Иван Михалев. — Суду предоставляются доказательства со всех сторон — и обвинения, и защиты; они разные. А судья уже субъективно сам выбирает, какие доказательства должны лечь в основу его решения. В вышестоящей инстанции будут другие судьи, другие люди. Пусть они выскажут свое мнение.

Не изменила отношение к делу и потерпевшая — Елена Колядзинская, мать пропавшей девушки. Пребывание Коэна под стражей она считает судебной ошибкой. Накануне вынесения приговора Колядзинская выступила в прениях: номинально — представляя сторону обвинения, а по факту — защищая теперь уже осужденного Виктора Коэна.

— Мое мнение было и остается прежним: моя дочь жива, — заявила Колядзинская в ходе прений. — Подтверждением служат и показания свидетелей, которые выступали в суде без меня. Галина найдется обязательно, у меня в этом сомнений нет. Все, что сейчас происходит, — большая ошибка.

У Елены Александровны — помимо материнских чувств — есть и вполне объективные доводы не соглашаться с мнением гособвинения (и теперь уже — решением суда). Совсем недавно она ездила в Москву, где принимала участие в съемках широко известной и популярной программы «Жди меня», выходящей на Первом канале. Во Владивосток Колядзинская вернулась, вооруженная новыми сведениями: у журналистов телепередачи появились данные, которые могли бы помочь поискам пропавшей девушки.

Галина жива?

— Прилетев в Москву, я встретилась с режиссером и журналистами программы «Жди меня», и они предоставили мне всю информацию, которая у них имеется, — сообщила суду Елена Колядзинская. — Мне была предоставлена стенограмма разговора с человеком, который ответил на заявку о поиске Галины. Беседа с ним происходила сначала по интернету, а затем — по телефону. Мужчина утверждал, что он знает мою дочь, но сейчас у нее другие цвет волос, прическа и имя. Это подтвердило мои подозрения: я раньше говорила, что она сменила паспортные данные и немного — внешность.

Тем не менее мужчина, который представился авторам программы как Андрей Блинов (забегая вперед, скажем, что он воспользовался чужим именем), утверждал, что это она: характерные черты лица никак не скроешь; если только не делать пластическую операцию. Но, по словам матери, Галина была всегда против хирургического вмешательства.

В процессе разговора режиссер и журналисты просили мужчину устроить встречу с этой девушкой. После некоторой паузы он ответил, что это невозможно: Галина не желает ни с кем видеться. Но затем добавил, что готов организовать телефонный звонок.

Тут важно оговориться. Каждую заявку, которая приходит в адрес программы «Жди меня», отрабатывают отдельные группы журналистов. Галину искали сразу два человека: мать Коэна (об этом ее просила Елена Александровна Колядзинская) и его супруга. Заявки поступили с интервалом во времени: первая — по факту пропажи девушки, вторая — в связи с возбуждением уголовного дела о ее убийстве.

Самозванный Андрей Блинов — о нем поговорим чуть позже — откликнулся на первую заявку. То есть он общался с теми журналистами, которые ни сном ни духом не знали про криминальную подоплеку в истории пропажи девушки. Именно поэтому авторы не сочли нужным сделать аудиозапись последующего телефонного разговора. Сохранилась лишь стенограмма.

И вот что из нее следует.

Журналисты позвонили по указанному номеру в назначенное мужчиной время. Трубку подняла девушка, которая представилась Анастасией. На вопрос авторов программы о том, как они могут связаться с Галиной Колядзинской, девушка ответила — это она, только в прошлой жизни: в той, где у нее был муж и с которой теперь ее ничего не связывает. После того как Галина-Анастасия узнала, что разыскивает ее мать Виктора Коэна, на ее конце провода повисла пауза. После чего девушка повесила трубку и на связь больше не выходила. Телефон, принадлежащий, как удалось разузнать впоследствии, петербургской коммерческой компании, заблокирован и по сей день.

— Конечно, эта информация требует подтверждения, — продолжала Елена Александровна. — Я много беседовала по этому делу с журналистами и пыталась выяснить: может ли это быть шуткой? Они ответили, что абсолютно уверены в том, что разговаривали с моей дочерью. Программа устроена таким образом, что сюжеты записываются только в том случае, если есть перспектива благополучного разрешения заявок. Таков принцип этого шоу.

Как только журналисты узнали о том, что по факту убийства Галины идет судебное разбирательство, дело получило новый виток. К программисту питерской компании, тому самому Андрею Блинову, приехал режиссер программы. Во время беседы он вел запись скрытой камерой, которую затем показали Елене Александровне. Мать потерпевшей также встречалась с Блиновым и затем сравнила свои наблюдения с кадрами видеосъемки.

Разговаривая с режиссером программы, он заметно нервничал, выламывал руки и откровенно боялся говорить. Кого и почему — неизвестно. Блинов все отрицал; имя Галины ему было незнакомо. Колядзинская программисту не верит, считает, что у него есть какие-то причины скрывать правду — надо разбираться какие. Ее диалог с Блиновым происходил почему-то в присутствии его начальства, поначалу вообще уговаривавшего ее отменить встречу. Однако Елене Александровне удалось урвать пару минут для личного общения с Андреем. Но он продолжал утверждать, что не знает Галину — его именем воспользовались неизвестные ему люди.

Есть у матери пропавшей девушки неподтвержденная информация о том, что Галина может сейчас находиться вместе с новым сожителем в Екатеринбурге.

— У журналистов нет возможностей дальше расследовать это дело, им должна заниматься полиция, — уверена Колядзинская. — Я не знаю причин, по которым моей дочери необходимо скрываться.

Адепты «Доктора Хауса»

Однако как для Елены Семаль, представителя гособвинения, продублировавшей на последующих после выступления Колядзинской прениях свою предыдущую обвинительную речь, ни словом, кстати, не обмолвившись о вновь открывшихся обстоятельствах, так и для судьи Натальи Верхотуровой, которая принимала решение по делу, доводы потерпевшей не оказались убедительными.

Гораздо весомее оказались другие факты.

После совершенного убийства Коэн общался со своими друзьями и в компании часто говорил о том, что убил Галину, — в шутку, как отметили все свидетели. В деле даже имеется скрин — снимок странички Виктора в соцсетях, где он с приятелями обсуждает способы убийства человека и последующего сокрытия следов. Такие вот шутки у нынешней молодежи. К слову, на личной страничке 22-летнего старшего следователя Натальи Бабакиной, которая вела это дело, такие посты встречаются не реже.

Однако чувство юмора, которое в числе прочих положительных характеристик отмечали его друзья, сыграло с Виктором плохую шутку. Фактически эта переписка стала сюжетной основой для инкриминируемого, а ныне доказанного преступления.

Пагубным для молодого мужчины стал и лицедейский талант. Несколько лет назад он вместе с Галиной проходил вступительные испытания на актерский факультет ВГИКа. Первый тур он прошел, но из-за того, что Колядзинской поступить туда не удалось, Коэн решил и сам дальше не бороться за место в институте. Суд все же актерские навыки Виктора оценил — как следует из резолютивной части приговора, таланта мужчины было достаточно для того, чтобы сымитировать свою невиновность.

— По показаниям свидетелей, Коэн любил сериалы, — зачитывала результативную часть приговора судья Верхотурова. — В частности, «Доктор Хаус». А следовательно, он мог знать, как расчленить труп.

Информация к размышлению: аудитория сериала про циничного врача-наркомана свыше 82 миллионов человек в мире. То есть каждый из них, по мнению судьи Ленинского районного суда, фактически владеет навыками четвертования человеческого тела.

О сломанной мебели, которую обнаружили хозяева квартиры, где Коэн проживал вместе с Колядзинской, о затертой там же ванне, пятне на потолке в зале написано уже многое. Можно было бы подробно остановиться на показаниях сотрудников полиции, утверждающих, что никаких конфликтов с Виктором у них не было; или на информации, которую в качестве засекреченного свидетеля поведал суду сокамерник Коэна. Но это все — косвенно. Главное доказательство — его явка с повинной.

Логично задаться вопросом: а как же тело? Оно ведь не найдено.

— Отсутствие тела не является основанием полагать, что преступление не было совершено, — подчеркнула в приговоре судья Верхотурова.

Виктор Коэн признан убийцей, Галина Колядзинская, соответственно, признана убитой. Это еще один сильный удар по ее матери, Елене Александровне Колядзинской, потому что теперь никакие (компетентные) органы не примут у нее заявление о поиске пропавшей дочери.

Коэн: «Я буду оправдан»

Еще один нюанс. Минутка занимательной математики, задача для младших классов. Судья зачитывала приговор — пояснительную и резолютивную части — два с половиной часа. При этом скорость чтения была достаточно высокой. Но даже если мы будем рассчитывать, что в среднем человек справляется со страницей печатного текста формата А4 за две минуты, методом нехитрых исчислений можно выяснить, что за 150 минут он успеет осилить не меньше 75 страниц — это без передышек и при ровном чтении. Внимание: вопрос! Сколько времени потребовалось судье Верхотуровой на написание приговора почти в 80 страниц, если предыдущее заседание происходило накануне оглашения? Допустить возможность того, что вся информация, необходимая для подготовки решения по делу, то есть протоколы по ходу всего судебного процесса, существует в электронном виде, мы не можем, поскольку адвокату Михалеву ее так и не предоставили.

— Суд отказал мне в удовлетворении ходатайства о предоставлении протоколов, — прокомментировал юрист, — сославшись на то, что это единое целое с приговором и выдадут мне их через три дня после оглашения последнего. При этом в УПК (Уголовно-процессуальный кодекс. — Ред.) сказано, что имеем право получать части протоколов во время судебного процесса. В любом случае и этот отказ мы намерены обжаловать в апелляции вместе с приговором.

Так или иначе, процесс завершен. Решение суда вызвало бурное обсуждение в интернете: кто-то встал на сторону защиты, другие считают, что буква Закона была соблюдена и теперь Коэн понесет заслуженное наказание. Сам Виктор свое отношение к процессу высказал во время данного ему накануне вынесения решения по делу последнего слова:

— Меня приводит в замешательство, что на улице, которая названа в честь Героя Советского Союза Дмитрия Михайловича Карбышева, замученного до смерти нацистами в лагере для военнопленных, люди, призванные хранить порядок, проявляют зверства, недопустимые в здоровом обществе. Я верю, что в судебной системе найдется человек, который обратит внимание на нелепость данного уголовного дела — раньше или позже. Я буду оправдан, сомнений у меня нет; я буду бороться за это, несмотря ни на что. Сейчас это моя единственная цель. Я потерял все: передние зубы, мениск в колене, социальный статус, имущество, возможность быть со своими близкими. Но я не потерял главное — силу духа. Мне известно, что я невиновен. Так или иначе, я это докажу.

Скриншот с личной странички в соцсетях следователя Натальи Бабакиной

«Новая газета во Владивостоке» будет следить за развитием событий.

№ 300 / Марина ЧЕРНЫХ / 13 августа 2015
Статьи из этого номера:

​Спектакль окончен

Подробнее

​Сунька, которая всегда с тобой

Подробнее

​Сергей Нехаев: ТОРы — это осторожный эксперимент

Подробнее