История

​Мятеж замполита Саблина: 40 лет спустя

Корабль, на котором поднял бунт Валерий Саблин, еще четверть века после этого служил на Тихоокеанском флоте

​Мятеж замполита Саблина: 40 лет спустя

Саблиных в отечественном флоте было немало:

— Алексей Николаевич Саблин (1756–1834) — вице-адмирал, участник русско-шведской войны 1788–1790 гг.;

— Михаил Павлович Саблин (1869–1920) — вице-адмирал, командующий Черноморским флотом, участник Цусимского сражения;

— Николай Павлович Саблин (1880–1937) — участник Русско-японской, Первой мировой и Гражданской;

— Николай Васильевич Саблин (1880–1962) — участник обороны Порт-Артура, начальник Сатакундской флотилии, общественный деятель…

Но более всего из обладателей этой боевой фамилии известен теперь Валерий Михайлович Саблин. Ленинградец, потомственный офицер ВМФ. Годы жизни — 1939–1976.

Известность эта — неоднозначна. Равно как история, случившаяся ровно 40 лет назад — в ноябре 1975 года.

Военно-морской бунт. Бессмысленный и…

Службу Саблин начал в 1960 году на Северном флоте. Не раз поощрялся. В 1973 году с отличием окончил Военно-политическую академию имени Ленина. После этого попал замполитом на большой противолодочный корабль «Сторожевой» Балтийского флота, получил квартиру в Балтийске. После участия в дальнем походе даже был награжден орденом «За службу Родине» 3-й степени…

Вечером 8 ноября 1975 года этот образцовый офицер поднял мятеж. «Сторожевой» стоял в Риге, ряд офицеров отсутствовали из-за праздника, капитан третьего ранга Саблин был старшим после командира.

Замполит запер командира корабля Анатолия Потульного в каюте, после чего выступил перед офицерами и мичманами. Объявил: руководство СССР забыло «ленинские нормы». Расцвели очковтирательство, бюрократия… Саблин сказал, что принимает командование кораблем на себя, ведет его в Кронштадт и требует телеэфира.

Корабль направился к выходу из Рижского залива.

О бунте быстро стало известно благодаря старшему лейтенанту Фирсову, который ночью смог покинуть «Сторожевой» и добрался до стоявшей на рейде подлодки. Уже в два ночи о ЧП доложили главкому ВМФ адмиралу Сергею Горшкову. Началось преследование мятежного БПК.

Командование опасалось, что Саблин угонит корабль в Швецию. Наверное, небезосновательно: до шведских вод было 40 с небольшим миль, до Кронштадта — свыше 300. В 1961 году именно в Швецию угнал плавучую базу подводных лодок «Смольный» офицер Йонас Плешкис; а всего через год случится история с летчиком Виктором Беленко, который угонит новейший на тот момент истребитель-перехватчик «МиГ-25» из Приморья в Японию. БПК проекта 1135 «Сторожевой» тогда тоже был кораблем совсем новым, явно интересующим потенциальных противников.

Утром один из преследовавших БПК летчиков положил бомбу точно под корму «Сторожевого», который сразу потерял управление и беспомощно закружился.

Развивалось действие и на борту: матросы освободили командира. Тот поднялся на мостик и из пистолета прострелил Саблину ногу, после чего восстановил командование «Сторожевым».

Корабль вернули в Ригу, замполита арестовали.

В августе 1976 года Валерий Саблин, признанный виновным в измене Родине, был расстрелян. Самый активный его помощник — матрос Александр Шеин — получил восемь лет, остальные отделались увольнениями или взысканиями. Экипаж «Сторожевого» расформировали.

«Сын» лейтенанта Шмидта

История саблинского бунта обросла разнообразными толкованиями. Кто он — герой, изменник?

Одни сомневаются в психической нормальности Саблина, другие считают его честным идеалистом, третьи — агентом иностранной разведки.

На магнитной ленте сохранилось обращение Саблина к советскому народу. «Наше выступление не есть предательство Родины, а чисто политическое, прогрессивное выступление… Мы наблюдаем игру в формальный парламентаризм при выборах в советские органы и в исполнении Советами своих обязанностей… Судьба всего народа находится в руках избранной элиты в лице Политбюро ЦК КПСС. Всеобъемлющая концентрация власти… стала стабильным и общепризнанным фактом, — говорит с пленки голос Саблина. — Пропала вера в существование справедливости в нашем обществе… Мы должны честно признаться, что у нас нет политического или общественного органа, который бы позволил развернуть дискуссию по многим спорным вопросам общественного, политического, экономического и культурного развития нашей страны, так как все находится под давлением партийных и государственных органов… Народ оказался в затхлой атмосфере беспрекословной веры в указание свыше, в атмосфере политической бесправности…»

Антисоветского в его словах не было нисколько. Саблин призывал — ни больше ни меньше — к новой коммунистической революции. СССР 70-х был для него уже недостаточно советским — по крайней мере, если считать риторику офицера искренней до конца. «Главная задача сейчас — вселить в людей непоколебимую веру в жизненную необходимость коммунистической революции», — заявил Саблин. Вот с чем он хотел выступить по ТВ: «Нынешний государственный аппарат будет основательно очищен, а по некоторым узлам разбит и выброшен на свалку истории, так как он глубоко заражен семейственностью, взяточничеством, карьеризмом, высокомерен по отношению к народу. Во-вторых, на свалку должна быть выброшена система выборов, превращающая народ в безликую массу. В-третьих, должны быть ликвидированы условия, порождающие всесильность и бесконтрольность государственных органов со стороны народных масс…»

Тут интересно не только то, что многие оценки Саблина кажутся удивительно актуальными сегодня.

Спустя каких-то 10 лет после бунта на «Сторожевом» грянет перестройка — и тогда заявления Саблина могли бы показаться уже не столько крамольными, сколько, напротив, слишком консервативными или даже ретроградными (примерно как известное письмо Нины Андреевой «Не могу поступаться принципами»). Антисоветскими станут сами риторика и практика высшей власти. А расстрел Саблина в новой системе жизненных и политических координат будет представляться какой-то дикой нелепостью.

Кстати, в 1994 году Военная коллегия Верховного суда пересмотрела дело Саблина и переквалифицировала его с «измены Родине» на статьи о воинских преступлениях. Расстрел посмертно заменили на 10 лет лишения свободы — гипотетически Саблин мог выйти на волю в 1985 году.

…День своего выступления Саблин — сознательно или нет — приурочил к 70-летию мятежа на крейсере «Очаков», поднятого лейтенантом Шмидтом в ноябре 1905 года.

Известно, что Саблин очень интересовался личностью Петра Шмидта. Даже сыну, пишут, завещал собственноручно написанный портрет мятежного лейтенанта.

Лейтенант Шмидт, кстати, тоже рисовал. Его картина «Владивосток при лунном свете» даже получила золотую медаль на выставке в Хабаровске (во Владивостоке Шмидт служил, в частности, на канонерской лодке «Горностай», давшей название бухте и знаменитой местной свалке).

Шмидта расстреляли в 39, Саблина — в 37.

В 1984 году Том Клэнси напишет «Охоту за „Красным октябрем“» — об угоне за рубеж советской атомной подлодки.

Судьба «Сторожевого»

Мы, впрочем, пишем здесь не столько об истории самого Саблина, сколько о судьбе его корабля, оказавшейся прямо связанной с Дальним Востоком.

Про «Сторожевой» говорили, будто бы корабль после подавления мятежа переименовали или даже сразу отправили «на гвозди».

Это не так. Корабль был отправлен — словно в ссылку — на Тихоокеанский флот и здесь добросовестно служил еще целую четверть века.

…«Сторожевых», как и Саблиных, в истории российского флота было несколько. Миноносец «Сторожевой» принимал участие в обороне Порт-Артура и был затоплен при сдаче крепости японцам. Другой «Сторожевой» воевал в Первую мировую, в Гражданскую ходил под красным флагом. Третий участвовал в обороне Ленинграда и был потоплен немецкими самолетами в 1941 году.

Что до нашего «Сторожевого», то он, как сказано выше, попал на ТОФ и был, как и другие БПК того же проекта, переведен в класс сторожевых кораблей — СКР. Получилось тавтологично: сторожевой корабль «Сторожевой». Его местом службы стала Камчатка.

Получив новый экипаж, «Сторожевой» служил безупречно, словно пытаясь реабилитироваться за историю 1975 года. Брал призы главкома ВМФ, признавался лучшим кораблем ТОФ, был первым в минной постановке, участвовал в спасении экипажа подлодки «К-429», затонувшей в 1983 году. Именно «Сторожевой» в 1980 году выполнил задание командования, обнаружив в районе Сингапура американский крейсер «Лонг Бич».

Здесь, на Камчатке, командиром «Сторожевого» в начале 80-х был Михаил Ежель, и тут от темы Саблина ответвляется еще одна — о зигзагах русских судеб.

Уроженец Украинской ССР Михаил Брониславович Ежель провел на ТОФ немалую часть своей жизни, пройдя здесь путь от командира зенитно-ракетной батареи эсминца до комбрига и командира дивизии противолодочных кораблей. С 1993 года — на Украине. Дослужился до главкома ВМС, а в 2010–2012 гг. занимал пост министра обороны Украины. С 2013 года — посол в Минске; совсем недавно, уже в этом году, уволен с данной должности Петром Порошенко.

В 2014 году стало известно, что в отношении Ежеля новые власти Украины завели около 50 (!) уголовных дел. Судя по сообщениям украинских СМИ, Ежель — министр обороны в правительстве Януковича — то ли разворовал, то ли развалил украинскую армию… Оставим это без комментариев.

…В прошлом году, готовя публикацию к 100-летию со дня рождения адмирала Николая Амелько, командовавшего Тихоокеанским флотом в 60-е, я беседовал с ветераном ТОФ, капитаном первого ранга в отставке Михаилом Петровичем Храмцовым. В 1977–1984 гг. на Камчатке он командовал той самой 173-й бригадой противолодочных кораблей, куда попал «Сторожевой».

В те годы историю с саблинским мятежом, мягко говоря, не афишировали. Но все равно все знали, что это за корабль.

— У него же на трубе были заплатки от пробоин. Его сначала обстреляли из пушки с самолета, были попадания, но он все равно уходил. Тогда летчик осуществил бомбометание, повредив винторулевую группу. Корабль потерял ход… Кстати, этого летчика наградили орденом, который он ни разу не надел, — вспоминал Михаил Храмцов.

В 90-е годы корабли проекта 1135 отправляли на покой. «Сторожевой» списали одним из последних — в 2002 году (Тихоокеанским флотом тогда командовал Виктор Фёдоров). Спустили флаг, исключили из состава ТОФ. Отбуксировали, говорят, не то в Китай, не то в Индию — «на гвозди».

Иные корабли гибнут в бою, другим везет стать памятниками. Но большинство заканчивают свою жизнь именно так. И нет в мире гвоздей крепче.

№ 312 / Василий АВЧЕНКО / 04 ноября 2015
Статьи из этого номера:

​Мятеж замполита Саблина: 40 лет спустя

Подробнее

​Ханка попутала берега

Подробнее

​Загнанные в уголь

Подробнее