История

​Ушли в пучину

24 торговых судна с портом приписки Владивосток погибли в годы войны в Мировом океане

​Ушли в пучину

Продолжение цикла. Начало в «Новой газете во Владивостоке» в предыдущем номере.

Расстрелян в ремонте

Пароход «Симферополь», построен в 1913 году в России, на Невском судостроительном и механическом заводе в Петербурге. С того же года в Доброфлоте, впоследствии — ДВМП.

У «Симферополя» была долгая дальневосточная история. Он был специально заказан и построен Доброфлотом для обслуживания охотской и камчатской линий. Этим, собственно, пароход и занимался первые девять лет своего существования. В октябре 1922 года в числе нескольких других судов Доброфлота был угнан в Шанхай, увозя сотни и тысячи эмигрантов, навсегда покидавших российскую землю. Однако в начале 1923 года «Симферополь» по настоянию судовой команды возвратился во Владивосток и продолжил работу на дальневосточных, в том числе зарубежных, линиях. С середины 30-х из-за ряда серьезных аварийных повреждений был выведен из эксплуатации и стоял во Владивостоке на приколе.

Тем не менее с началом войны, когда резко возросло значение морских перевозок, судно было отбуксировано в Гонконг для капитального ремонта на верфях, принадлежащих английским компаниям. 7 декабря того же года от Гавайских островов до Юго-Восточной Азии развернулись боевые действия. Среди прочих направлений атак японские войска начали штурмовать Гонконг, оборонявшийся слабым английским гарнизоном. Четыре советских судна (о судьбе пароходов «Кречет», «Свирьстрой» и «Сергей Лазо» см. в предыдущих номерах «Новой во Владивостоке) немедленно оказались в перекрестье прицелов японской штурмовой артиллерии. В момент захвата Гонконга атакующими японскими частями «Симферополь» находился в сухом доке № 1 компании Kowloon Dockyard. В ходе обстрелов судну был нанесен значительный ущерб, что привело почти к полной потере плавучести.

По требованию японской стороны советские экипажи были вынуждены оставить свои суда; моряки были вывезены в пустующий дом в тыловой части Гонконга. После настойчивых требований была организована их отправка на Родину, которая проходила в течение длительного времени в составе небольших групп и с огромными трудностями. Лишь в 1943 году весь экипаж «Симферополя» под командой капитана Шушарина возвратился во Владивосток.

Погиб в полярном конвое

Грузопассажирский пароход «Сталинград», построен в 1931 году в СССР, в Ленинграде. В ДВМП — с 1932 года.

Имевший прочный, усиленный корпус, «Сталинград» в довоенные годы активно использовался на Севере: в 1934 году принимал участие в спасении челюскинцев, а годом позже сумел за одну навигацию пройти Северным морским путем с востока на запад, что в те времена было очень серьезным достижением.

Вот и к началу войны «Сталинград» работал на Севере. А в августе 1942 года оказался в исландском Рейкьявике, где формировался самый большой (как выяснилось позже) за годы войны конвой PQ-18. Но и потери ему предстояло понести колоссальные…

Конвой состоял из сорока транспортов с сильным ближним эскортом и эскадрой английского флота под командой адмирала Фрейзера в составе линкора «Дьюк оф Йорк», четырех крейсеров и дивизиона эсминцев. В походном ордере «Сталинград» был определен вторым в крайней правой кильватерной колонне — самой, пожалуй, опасной при угрозе немецких атак со стороны норвежских берегов. Тем более о том, что немцам удалось почти полностью разгромить конвой PQ-17, моряки уже знали.

Из Рейкьявика назначением на Архангельск конвой вышел 7 сентября. Среди нескольких тысяч тонн военных грузов в трюмах «Сталинграда» разместилось и 500 тонн аммонала, что делало судно особенно уязвимым. На борту, по уточненным на сегодняшний день данным, находилось 87 человек; кроме членов экипажа на Родину возвращались советские дипкурьеры, а также сотрудники зарубежных советских представительств с семьями. Первые дни пути прошли спокойно. Но уже к вечеру 11 сентября, когда растянувшаяся на 15 миль армада каравана оставила далеко справа за горизонтом остров Ян-Майен, очень некстати облачность стала таять, небо прояснилось, и вскоре на большой высоте появился немецкий самолет-разведчик. Стало ясно, что секретности больше нет. Назавтра английским эсминцам удалось отогнать немецкие бомбардировщики и потопить подводную лодку.

Утром 13 сентября погода располагала для мореплавания. Прошла пересмена вахт. Около 8 часов 30 минут в 120 милях от острова Медвежьего, в точке с координатами 76 град. 08 мин. с. ш., 6 град. 55 мин. в. д., мощный взрыв потряс корпус судна. Торпеда, выпущенная с немецкой подводной лодки U-589, попала в среднюю часть судна, точно по миделю — в угольный бункер, а не в трюма, где находилась взрывчатка. Это уберегло пароход от немедленного уничтожения, но все, кто находился в машине и кочегарке, сразу погибли.

Быстро стало ясно, что спасти пароход не удастся, и капитан Сахаров отдал команду: «Всем покинуть борт судна!» По наблюдениям штурманов с боевых кораблей эскорта с момента взрыва до погружения судна прошло 3 минуты 48 секунд. К месту трагедии немедленно устремились английские корабли охраны конвоя. В основном их усилиями большую часть находившихся на борту «Сталинграда» удалось спасти: с воды и из шлюпок было поднято 66 человек. 21 человек (16 членов экипажа и 5 пассажиров) — погиб. Большинство спасенных были размещены на английском госпитальном судне Capeland, также следовавшем в составе конвоя.

Пассажирку Пузыреву (по специальности — переводчицу), во время торпедной атаки бросившуюся в воду, подобрал английский эсминец. Будучи еще и медсестрой, она и переводила, и активно помогала английскому врачу оказывать первую помощь спасенным и раненым морякам. В начале 1943 года посольство Великобритании в Москве вручило ей почетный орден Британской Империи.

Другим английским эсминцем был спасен последним оставивший гибнущее судно капитан Сахаров. Он оставался на эсминце до конца перехода, активно помогая нести службу наблюдения, и, как знаток Севера, консультировал английских моряков при подходе к советским берегам. В начале 1943 года представители английской Военной миссии от имени короля и правительства Великобритании вручили ему высокий британский орден — серебряный крест «За отличную службу». Не исключено, что именно эта награда спасла его от трибунала, так как Сахаров, который во время гибели «Сталинграда» сумел спасти судовые документы и валюту, имел очень серьезные неприятности по службе «за допущение гибели судна с именем великого вождя и учителя на борту»…

Окончание цикла в следующем номере

№ 314 / Андрей ОСТРОВСКИЙ / 19 ноября 2015
Статьи из этого номера:

​Кого закатают в асфальт?

Подробнее

​Дома — не рукописи

Подробнее

​Cтавки высоки

Подробнее