Культура

​«Всей линией прибоя прибит я к этим сопкам…»

Во Владивостоке открыта мемориальная доска замечательного поэта Геннадия Лысенко

​«Всей линией прибоя прибит я к этим сопкам…»

Память Геннадия Лысенко — одного из лучших дальневосточных поэтов второй половины ХХ века — увековечена во Владивостоке. На доме, в котором поэт жил в 1971–1978 гг. (ул. Ивановская, 15 — «брежневская» девятиэтажка неподалеку от площади Луговой), укреплена его мемориальная доска.

Судьба поэта была непростой, изломанной. Геннадий Лысенко родился в 1942 году в селе Барано-Оренбургском Приморского края. В молодости оказался в местах лишения свободы по «хулиганской» статье… Известность Лысенко началась в 60-х с публикации его стихов в краевой комсомольской газете «Тихоокеанский комсомолец». Стихи эти пришли в газету по почте прямо из исправительно-трудовой колонии. Редактора «ТОКа» — писателя Льва Князева — биография молодого поэта не смутила: налицо был большой, настоящий талант.

Лысенко начал печататься. Позже над ним взял настоящее шефство замечательный владивостокский поэт Юрий Кашук (1937–1991). А вот некоторые иные коллеги по литераторскому цеху, напротив, вставляли палки в колеса, писали доносы…

В разные годы Лысенко работал в геофизической партии, газорезчиком и обрубщиком на Дальзаводе, кочегаром. И все время писал великолепные стихи.

Первый его сборник — «Проталина» — вышел в 1975 году во Владивостоке.

И у меня есть город,

весною, рано-рано,

распахнутый, как ворот

на горле океана.

Он стал моей судьбою,

поскольку ненароком

всей линией прибоя

прибит я к этим сопкам, — писал Лысенко о Владивостоке.

В 1976-м стихотворный сборник «Листок подорожника» был выпущен уже московским издательством «Современник». Тогда же Геннадия Михайловича приняли в Союз писателей СССР. Он стал вести во Владивостоке поэтическую студию «Лира». Казалось бы, жизнь налаживается, признание пришло, стихи публикуются, поэтом восхищаются столичные критики, но…

Того, что творится в душе поэта, снаружи иногда бывает не разглядеть.

31 августа 1978 года Геннадий Лысенко покончил с собой — удавился шнуром от электрочайника — в «Серой лошади» на улице 25-го Октября (ныне Алеутская), прямо в помещении приморского Союза писателей.

После нас придет уборщица

И отпустит нам грехи… — писал Лысенко в одном из своих последних стихотворений. На следующее утро его нашла уборщица Зинаида Ивановна. Похоронили поэта на Морском кладбище.

Уже после гибели Лысенко вышли его стихотворные сборники «Крыша над головой», «Меж этим и тем сентябрем», «Зовется любовью». Несколько лет назад, уже в новом веке, книги стихов Лысенко «Счастье наизнанку» и «До красной строки, до упора» выпустило владивостокское издательство «Рубеж».

При жизни Геннадия Лысенко не жаловали ни власти, ни функционеры Союза писателей. Ему доставалось за слишком «вольный» образ жизни, пьянство, скандалы… Похоже, настороженное отношение к лучшему поэту Владивостока сохраняется и после его гибели. По крайней мере, за все эти годы увековечиванием памяти Лысенко не озаботились ни местные власти, ни коллеги-литераторы. Инициатором установки памятной доски стал обычный житель Владивостока Алексей Симонович, давно влюбленный в поэзию Лысенко. Он нашел спонсора — предпринимателя (а с сентября — депутата Законодательного собрания Приморья от КПРФ) Андрея Ищенко, который оплатил изготовление и установку доски.

Наверное, это даже хорошо: дань памяти поэту отдали не чиновники, а сами его читатели. Обошлось без утомительного согласования с органами власти. Симонович и его единомышленники пошли иным законным путем: собрали подписи большинства жильцов дома, в одной из «двушек» которого жил поэт.

— Надеюсь, в следующем году, к 75-летию со дня рождения Лысенко, во Владивостоке появится памятник поэту! — сказал Алексей Симонович на открытии доски, собравшем ценителей творчества Лысенко и родственников поэта.

№ 360 / Соб. инф. / 13 октября 2016
Статьи из этого номера:

​Голодовка в разрезе

Подробнее

​Об островах и не только

Подробнее

​«Всей линией прибоя прибит я к этим сопкам…»

Подробнее