Политика

​Об островах и не только

В преддверии встречи Владимира Путина с Синдзо Абэ эксперты обсудили основную проблематику российско-японских отношений

​Об островах и не только

В минувшие выходные во Владивостоке, на базе Института истории, археологии и этнографии Дальневосточного отделении Российской академии наук (ИИАЭ ДВО РАН), в седьмой раз прошел российско-японский форум «Тихоокеанский вектор мирового развития». Формат, очень точно подобранный еще в конце нулевых, не только оказался на удивление живучим, но и показал свою высокую эффективность. Обсуждавшиеся в свое время на этой площадке, причем порой довольно бурно, вопросы впоследствии не раз оказывались в центре внимания государственных лидеров и на саммите АТЭС-2012, и на обоих прошедших Восточных экономических форумах.

В этот, седьмой раз у мероприятия был особый привкус: проходило оно в аккурат между двумя визитами в Россию (в мае в Сочи и в сентябре во Владивостоке) премьер-министра Японии Синдзо Абэ и запланированным на декабрь визитом российского президента Владимира Путина в Страну восходящего солнца; предполагается, что очередная встреча лидеров двух государств пройдет 15 декабря в префектуре Ямагути, на родине японского премьера. А поэтому и основные темы, которые выносились на три запланированные сессии, были вполне ожидаемы: проблемы безопасности в Северо-Восточной Азии, перспективы экономического сотрудничества России и Японии, вопросы межгосударственных отношений наших двух стран. Стандартен был и состав участников: профессора, руководители академических и научно-исследовательских структур.

Рад бы ошибиться…

Приветствуя участников зампредседателя ДВО РАН академик Юрий Кульчин, генеральный консул Японии во Владивостоке, а также представитель МИД России во Владивостоке выразили убеждение в том, что форум проходит в очень нужный момент, когда резко активизировались связи между нашими странами на высшем уровне и когда в обеих странах в самое ближайшее время ждут решительного прорыва в отношениях. Именно об этих ожиданиях и шла речь на одной из ключевых сессий. Докладчик с российской стороны — ведущий научный сотрудник ИИАЭ Владимир Кожевников, сосредоточившись в первую очередь на экономической составляющей, весьма пессимистично оценил и текущее состояние, и перспективы экономического взаимодействия: «...К сожалению, наши отношения остались на уровне конца XIX века, когда Россия продавала сырье и покупала готовую продукцию. Не изменились и ключевые цифры: как тогда Россия и Япония занимали друг у друга 1–2 % во внешнеторговом обороте, так и сегодня эти показатели остаются без изменений. И целый ряд попыток, предпринятых в разные годы, поднять их на новый уровень неизменно заканчивались провалом. Поэтому трудно поверить, что на этот раз удастся воплотить известный, состоящий из восьми пунктов план Синдзо Абэ по резкому наращиванию экономического сотрудничества; главная причина пессимизма — слишком сильное отставание России от Японии. Наш удел в этой связи — сотрудничество в политической и гуманитарной сферах. Впрочем, если я ошибаюсь, буду только рад».

Своему сотруднику сразу и решительно возразил директор ИИАЭ профессор Виктор Ларин: «Я категорически не согласен с таким подходом. Когда четверть века назад началось активное экономическое взаимодействие между Японией и Китаем, разрыв был еще сильнее. Результат, тем не менее, налицо. Поэтому все зависит в первую очередь от нас».

Содокладчик с японской стороны — председатель научно-исследовательского совета по вопросам национальной безопасности Японии (Анпокэн) профессор Хакамада Сигэки сделал упор на политической составляющей наших отношений. Особенно подробно он остановился на том факте, что премьер Абэ всегда считался в Японии одним из самых проамериканских политиков. Однако с действующим президентом Бараком Обамой отношения у него не сложились. Более того, несмотря на уговоры Обамы зимой 2014 года (открытие Олимпиады в Сочи), весной 2016-го и в последнее время, Абэ, к неудовольствию американцев, каждый раз принимает самостоятельные решения. По убеждению профессора Хакамада (человека в японских внешнеполитических кругах очень авторитетного), личные отношение с президентом России Владимиром Путиным у Абэ намного лучше, чем с Обамой. «В нынешней ситуации, — отметил Хакамада, — крайне сложно поддерживать баланс в отношениях и с США, и с Россией. Тем не менее Абэ убежден, что это все-таки возможно». Хакамада, так же как и ряд других выступающих с японской стороны, заметил, что в японском обществе и прессе в последнее время сложилось твердое убеждение, что алгоритм развития ситуации будет таким: на декабрьской встрече в Ямагути будет решен вопрос о территориальной принадлежности Шикотана и Хабомаи (острова Малой Курильской гряды), после чего будет подписан мирный договор, а впоследствии стороны перейдут к обсуждению судьбы Итурупа и Кунашира.

Российские участники дискуссии отказались комментировать такие предположения. Профессор Ларин лишь подчеркнул, что такие решения могут приниматься только на самом высоком политическом уровне; более того, само признание и последующие механизмы реализации вполне могут иметь «отложенный» характер.

Рецепта нет

В рамках сессии, посвященной вопросам безопасности в Северо-Восточной Азии (СВА), участники форума сошлись во мнении, что в этом регионе, как, впрочем, и во всем мире, происходят радикальные перемены. Как заметил Виктор Ларин, мир меняется, и меняется кардинально: «Здание старого мира покрыто трещинами, в разных его помещениях заложены пороховые заряды — будь то Корейский полуостров или Южно-Китайское море, Ближний Восток или Африка. В Европе — серьезный цивилизационный кризис, остро стоит вопрос утраты идентичности. При этом Китай все более превращается в главный двигатель мировой экономики. Тем временем Россия восстановила силы и заявила о готовности отстаивать свои национальные интересы. Некоторые страны реагируют на это чрезвычайно нервно…»

Частично с российским ученым согласился президент Научно-исследовательского института по вопросам мира и безопасности (RIPS) Нисихара Масаси, также подчеркнувший, что отношения в СВА вошли в новую фазу, которая характеризуется двумя моментами. Первый из них — развитие ракетно-ядерной программы КНДР. Как известно, на фоне регулярных заявлений Пхеньяна о готовности стереть Южную Корею с лица земли США — по согласованию с Сеулом — приняли решение о размещении в Республике Корея новейших систем противоракетной обороны. А поскольку эта система «накрывает» добрую половину Китая и российский Дальний Восток, то теперь уже с резким протестом выступили Китай и Россия. Втянуты таким образом — по желанию или против оного — оказались все.

Второй момент — обострение ситуации вокруг островов Сэнкаку (в китайской версии Даоюйбао), расположенных в Восточно-Китайском море. Сегодня острова являются территорией Японии, однако в последнее время в прилегающих акваториях резко возросла активность китайских рыбаков и боевых кораблей. На этом фоне в Японии без одобрения отнеслись к прошедшим в сентябре в Южно-Китайском море совместным российско-китайским военно-морским учениям с отработкой высадки десанта, а когда на пути домой российский боевой корабль демонстративно прошел вблизи островов Сэнкаку, в Токио это расценили как недружественный жест, заметил Нисихара.

Оба тезиса вызвали весьма бурное обсуждение. Вместе с тем участники дискуссий практически единодушно сошлись на том, что сегодня никто в мире не знает и не понимает, что делать с северокорейской ракетно-ядерной программой: рецепта ни у кого нет, тем более что и санкции, и многосторонние переговоры оказались в данном случае неэффективны.

Противоречивых оценок удостоилась и роль Китая. Тщательно фиксирующие всякий момент японцы педантично напомнили, что еще в 2013 году китайский лидер Си Цзиньпин предложил президенту США Обаме: давайте поделим Тихий океан пополам, и каждый будет отвечать за свою половину. Не забыли они и тезис, выдвинутый товарищем Си в 2014 году: проблемы Азии должны решать сами азиаты — без вмешательства третьих стран. Привыкшим за последние 70 лет жить под американским зонтиком безопасности японцам такое, конечно, не по нутру; не случайно тот же Нисихара отметил, что сейчас фактически складываются два альянса: США — Япония — Республика Корея и Россия — Китай.

В рамках дискуссии участники форума не стеснялись обмениваться острыми репликами. Обсуждая «островную» тематику, профессор Сайто Мотохидэ поинтересовался, знают ли широкие круги россиян о том, что Китай не поддерживает российскую принадлежность «северных территорий». А Владимир Кожевников, комментируя вышеприведенный тезис о складывающемся альянсе Японии и Республики Корея, задумался вслух о том, как выглядит на этом фоне известная проблема островов Токто (в настоящий момент принадлежат Республике Корея, однако на них активно претендует Япония, на своих картах именующая их островами Такэсима).

...Наличие сложных, пусть даже кажущихся неразрешимыми вопросов отнюдь не означает, что их не надо обсуждать. Насколько острой ни была бы дискуссия, какими бы непримиримыми по ряду моментов ни были позиции сторон, в рамках научного спора всегда сохраняется уважительный тон, а главенствует умение если не принять, то как минимум выслушать позицию оппонентов до конца. Форум «Тихоокеанский вектор мирового развития» не предполагает выработки неких единодушных резолюций; скорее, это обмен мнениями, меняющимися вслед за изменяющимся миром.

Предполагается, что следующий, восьмой форум пройдет осенью 2017 года в Токио.

№ 360 / Андрей ОСТРОВСКИЙ / 13 октября 2016
Статьи из этого номера:

​Голодовка в разрезе

Подробнее

​Об островах и не только

Подробнее

​«Всей линией прибоя прибит я к этим сопкам…»

Подробнее