Общество

​Вслед за Янковскими

В Приморье доставлен архив одной из самых известных семей в истории края

​Вслед за Янковскими

Еще совсем недавно трудно было себе представить, чтобы на лекции по истории Владивостока или на презентации книги по краеведению было яблоку негде упасть, а желающим послушать лектора не хватило бы стульев. Но сегодня все происходит именно так. История страны и малой Родины, роль личностей, знаменитых и простых, оставшихся как «в кадре», так и «за кадром»… Похоже, знание о нашем историческом прошлом входит в моду, становится не просто необходимым, а захватывающим до азарта и порой гонит иных из нас по архивам, городам и странам — к открытиям давних событий и имен и даже приводит к переменам в личной судьбе.

Так я думала, возвращаясь во Владивосток из Уссурийска от Елены Сергеевой. Пятиэтажка-хрущевка, где она живет в своей небольшой квартирке, стоит в двух шагах от железнодорожного вокзала. С того момента, как Елена Николаевна, некогда школьная учительница, не на шутку увлеклась краеведением, кажется, что они чем-то схожи — вечное движение поездов и жизнь Лены, готовой «стартануть» за новыми историческими находками из родного Уссурийска хоть в Европу, хоть в Америку.

Вот и недавно она вернулась из очередной поездки, на сей раз — из солнечной Калифорнии. И опять, как и в 2014-м, в свой первый визит на противоположный берег Тихого океана, она привезла бесценные для истории Приморья, Владивостока архивные материалы.

Два года назад ее интересовал знаменитый владивостокский род Бринеров. А нынче в неподъемных чемоданах Сергеевой в Приморье «прилетели» богатства, связанные с другой, не менее известной в наших краях фамилией — Янковские. Семейные альбомы, письма, дневники, раритетные дореволюционные издания, детские книги, на которых воспитывались младшие поколения семьи…

Большую часть архива Елене передал Орр Петрович Чистяков — прямой потомок основателей рода Янковских. К нему она и летала в Санта-Розу — это небольшой городок в сорока километрах от Сан-Франциско.

Тем, что привезла, краевед распорядилась щедро, с размахом. Скажем так, по-сергеевски. Десятки экземпляров старинных книг из личной библиотеки Виктории Юрьевны Янковской: русская эмигрантская литература, издававшаяся в Харбине, Шанхае, Париже, Германии, Чили, США — сразу по возвращении были переданы в дар библиотеке Общества изучения Амурского края.

То, что, как она говорит, было отдано ей на временное хранение, тоже со временем станет общедоступным — приморское издательство «Рубеж» намерено приступить к изданию наследия рода Янковских, и тоже с размахом — в нескольких томах.

Прикосновение к истории. Казалось бы, фраза и фраза. Но вот держишь в руках старые, пожелтевшие листки бумаги, убористо исписанные простым карандашом. Целый век спустя послание читается, каким-то чудом сохранилось, не рассыпалось в пыль.

Эти ветхие листочки и есть история — письмо Юрия Михайловича Янковского, где он рассказывает о невероятных приключениях, случившихся с ним во время очередной охоты на тигра. Сын основателя рода Михаила Ивановича Янковского и глава большого семейства (у них с Маргаритой Михайловной было пятеро детей), азартный и добычливый охотник… Папа Тигр — так называла его родня.

А вот книжка его дочери Виктории «Это было в Корее». А вот старинные фотоальбомы, где на фотокарточках запечатлено имение Янковских в Сидеми. Дом, похожий на сказочный замок, огромное разнопрофильное хозяйство — пятнистые олени, лошади новой, янковской породы, шаролезские коровы, йоркширские свиньи…

«Культура хлебов, полеводство, — писалось в отчетах хозяйства, — невозможны из-за туманов и бедности почвы». Ими и не занимались, не тратили ни деньги, ни время. Зато в остальном хозяйство было образцовым, передовым не только по тем, но и по нашим, сегодняшним временам.

Чего только больше века назад в Сидеми не было! Телефон, обсерватория, морские огороды, плантации женьшеня и даже (вы не поверите!) хорошие дороги… Здесь занимались археологией, театральными постановками, скачками, рыбалкой, охотой… Какие только гости не заглядывали к Янковским: будущий президент Академии наук СССР Комаров, поэт Бальмонт, военный журналист, будущий казачий атаман Краснов, писатель, ученый, путешественник Арсеньев… Все, как один, уезжали в восторге — читайте, их впечатления о Сидеми опубликованы.

Если тут и был какой недостаток, так только «непьяных работящих русских, что очень тормозит развитие экономики Приморья». Так что в хозяйстве трудились в основном китайцы и корейцы, что, заметим, и спустя полтора века никого из нас, сегодняшних, совсем не удивляет.

А вот другой семейный альбом. Янковские в Корее, куда семейство эмигрировало с приходом в Приморье советской власти. Здесь они основали знаменитое имение-курорт Новина по тем же принципам жизнеустройства и хозяйствования, что и Сидеми.

Листаешь страницы, вглядываешься в фотографии, в красивые, не по-нашему спокойные, полные достоинства лица хозяев и гостей Новины. И думаешь, что Янковскими, беглецами Янковскими, здесь, в Корее, было построено то, о чем всем мечталось и чего так и не случилось на оставленной ими их пролетарской Родине — создана образцовая коммуна, дававшая пищу и кров огромному сообществу русских эмигрантов…

Лично я нисколько не сомневаюсь в том, что Елена Сергеева обязательно опубликует эти и другие драгоценные исторические свидетельства. Соберет в переплеты, оденет в обложки и презентует новое издание, как говорится, широкой общественности. Она уже не раз бралась, делала и доводила до результата не одну большую работу. Выпустила несколько краеведческих книг своего авторства. Создала стильный и очень информативный сайт «Семья Бринеров». При ее непосредственном участии вышла в свет интереснейшая книга мемуаров Ирины Бринер «Что я помню».

Она умеет находить единомышленников. Таких же, как и сама, неугомонных исследователей, энтузиастов-краеведов. И дружить, и вместе доводить идеи до воплощения. Благодаря таким, как она, сохраняется память и появляются памятники. Так, в поселке Безверхово (бывшее Сидеми) стоит памятник М. И. Янковскому, в Дальнегорске (бывший поселок Тетюхе) — Ю. И. Бринеру...

Видимо, именно поэтому, благодаря умению и решимости доводить дело до конца, ей доверяют, как доверил семейный архив представитель четвертого поколения Янковских — житель Калифорнии Орр Чистяков.

— Получилось так, — сказал мне по телефону Орр Петрович, — что я оказался последним владельцем наследия Янковских. Я собрал все, что было за границей у нашей многочисленной родни. Честно сказать, значения всему этому не придавал, просто мне передавали все, что оставалось от моих родных. Много лет я переписывался со своим дядей — Валерием Юрьевичем Янковским. В 2008-м мы с женой летали к нему, погостили неделю во Владимире. И он тогда за меня, что называется, взялся, сказав, что я должен умно распорядиться этим архивом, сделать то, что он сам не успеет доделать.

— Я ему пообещал, — продолжил Чистяков-Янковский, — но, честно говоря, особенно в ус не дул. В общем, время шло… Самую первую часть архива мы привезли во Владивосток с моей мамой в 1991 году. К сожалению, все это попало в долгий ящик. А когда познакомились с Леной, вижу, у нее загорелись глаза. Я ей передал дневники моей бабушки, Маргариты Михайловны, и моей мамы, Виктории Юрьевны. Когда вновь прилетел во Владивосток, я удивился, сколько сделала Сергеева — обработала рукописи, подготовила публикации. Мне понравилось, как она работает, и я решил, что буду ей помогать, делиться архивом.

Будущим летом, сказал Орр Чистяков, он вновь прилетит во Владивосток. К Лене Сергеевой, к новым книгам о Янковских. Глядишь, и будет исполнено завещание основателя славного рода Михаила Ивановича Янковского: «Все мое имущество должно оставаться неразделенным и служить по мере возможности на пользу приютившего меня в молодости края».

№ 364 / Наталья ОСТРОВСКАЯ / 10 ноября 2016
Статьи из этого номера:

​ЧП в Японском море

Подробнее

​Системный самосуд

Подробнее

​Человек должен делать себя сам

Подробнее