Политика

Как не отделять Дальний Восток от России

Проблемы не в «использовании слов», проблемы — в долгом государственном бездействии

Как не отделять Дальний Восток от России

Президент Медведев, как все видели, публично на совещании в Хабаровске отчитал министра регионального развития Басаргина — тот не связал развитие региона с экономикой АТР
(а именно экономсотрудничеству с соседями отчасти было посвящено совещание) — и губернатора Дарькина за «то, как мы используем слова».

Сергей Дарькин от имени всех дальневосточников поблагодарил президента и правительство страны за решение по субсидированию пассажирских авиаперевозок: «В 2009 году субсидиями воспользовались 163 тысячи дальневосточников, в том числе 39 тысяч приморцев. Если в России мы видели снижение объема авиаперевозок в 2009 году на 90 %, то по Дальневосточному федеральному округу это 114». И за это получил от президента:

— От того, как мы используем слова, в нашей жизни многое зависит, не надо говорить никогда, что в России мы видим другие результаты (по сравнению с Дальним Востоком). Дальний Восток — это Россия, даже если иногда для удобства внутреннего обихода здесь говорят, что есть Дальний Восток, центральная Россия. Чем чаще мы так будем говорить, тем больше шансов, что у нас будет больше проблем.

Редкий (со мной) случай, когда хочется вступиться за губернатора. Что страшного он сказал? Сравнил средние данные по стране с данными в отдельном  регионе — рядовой экономический показатель. Сама себе пытаюсь объяснить: ну, может, не надо было сравнивать — вроде не его епархия; может, скажи он « в целом по России», фраза звучала бы мягче… Но что точно, так это то, что «у нас будет больше проблем» совсем не потому, что «мы так будем говорить».

Все наоборот: мы потому так и говорим, думаем, отчасти действуем, что проблем в регионе — выше крыши, а внимания от федерального центра (было) — ноль. Все по диамату (помните такую науку?): бытие определяет сознание. Наше дальневосточное сознание давно определило регион как обузу  для России. Этого никто не декларировал, но это долго нам давали понять. Как? Государственным отношением.

Ценами: от продуктов до недвижимости. Тарифами на ЖКХ и электроэнергию. Невозможностью показать детям Москву из-за высоких цен на авиабилеты. Лишением дальневосточных надбавок. Доходами ниже среднероссийских. Полным пренебрежением  к инфраструктуре региона. Отсутствием автомобильной дороги до центральной России. Переквалификацией в «помогаек». Китайской угрозой. Реформой армии, оставившей кадровых офицеров без штанов. Обещанием преференций в речах президента Путина (в 2004 году) здесь и его же высказыванием на прямой телевизионной линии: «Поезжайте на Дальний Восток, там послушайте. Там многие считают, что им нужно заплатить только за то, что они там живут». Стыдом за состояние пограничных переходов. Угроблением автобизнеса. Сапогом подмосковного «Зубра». Передвижением часовых поясов (аргумент-то какой: для удобства управляемости!). Продажей сырьевой базы Дальнего Востока китайцам. Последнее — уже в бытность президентом Дмитрия Медведева.

Дальневосточники действительно постоянно задаются вопросом, который сидит в нашем сознании, похоже, уже на генетическом уровне: а надолго ли еще Россия на Дальнем Востоке? И нет уверенности, что навсегда. И губернатор — тоже дальневосточник. Так что не в словах дело.
Возможно, сейчас президент имеет моральное право требовать других слов даже «для удобства внутреннего обихода», учитывая огромные федеральные финансовые вливания в экономику Приморского края за последнюю пару лет. Но, чтобы мы стали думать иначе, нужно много лет, ровно столько же, сколько федеральный центр формировал наши нынешние представления о месте региона в  России.

под текст


Половина бизнес-сообщества Приморья не знает о существовании специально разработанной Стратегии социально-экономического развития Дальнего Востока на период до 2025 года. Таковы результаты исследования, проведенного экспертами Тихоокеанского центра стратегических разработок.  В опросе принимали участие владельцы бизнеса, занимающиеся экспортом-импортом, транспортной логистикой, руководители зарубежных компаний. Большая часть респондентов не знают о существовании стратегии, а около 60 % из тех, кто читал документ, считают его бесполезным. «Существует конфликт стратегического мышления между бизнесом и властью, мышление развивается в параллельных мирах, — делает вывод директор центра Михаил Терский. — Программа, на которую федеральный центр возложил стратегическую функцию, на деле выдает желаемое за действительное».
По мнению экспертов, в регионе сейчас нет условий для ведения бизнеса, а предприниматели с завистью смотрят на соседей за рубежом. Сегодня 18 приморских компаний работают в свободной экономической зоне «Пусан»: они получили землю на 49 лет, создали логистические предприятия. «Рядом много территорий, где нас любят больше, чем на своей земле. При этом международные правовые режимы воспринимаются как эффективный инструмент защиты от административных барьеров», — продолжает руководитель ТЦСР.  Ситуация  порождает у общества вообще и у бизнеса в частности высокую степень недоверия к власти. Разумеется, на Тихоокеанском экономическом форуме звучали другие речи. Может, слова не те?..

№ 41 / Журман Ольга / 08 июля 2010
Статьи из этого номера:

Как не отделять Дальний Восток от России

Подробнее

Это наша с тобой биография

Подробнее

Новые песни для главного

Подробнее