Культура

​Загадки «Страны Удэхе»

Судьба исчезнувшей рукописи Владимира Арсеньева: от чекистского следа до немецкого следа

​Загадки «Страны Удэхе»

Книга «Страна Удэхе», которую Владимир Клавдиевич Арсеньев называл главным делом своей жизни, никогда не была издана. Таинственное исчезновение рукописи породило множество гипотез и домыслов. Некоторые точки над i расставляет альбом «Страна Удэхе. История утраченной рукописи», изданный осенью 2018 года Приморским музеем имени Арсеньева.

Коллекцию негативов и фотоснимков с изображениями атрибутов шаманского культа, элементов удэгейского национального костюма, предметов быта коренных дальневосточников обнаружил в 2017 году в архиве Общества изучения Амурского края краевед и журналист Иван Егорчев, много лет изучавший наследие Арсеньева. На обороте этих карточек рукой Владимира Клавдиевича были написаны названия изображенных предметов на двух языках — русском и удэгейском.

Сразу же возникло предположение, что эти снимки Арсеньев готовил в качестве иллюстраций для своей книги «Страна Удэхе». Эти фотографии — единственное на сегодняшний день вещественное доказательство работы Арсеньева над названной книгой — было решено опубликовать с развернутыми комментариями. Проект стал победителем грантового конкурса «Меняющийся музей в меняющемся мире» Благотворительного фонда Владимира Потанина 2017 года, благодаря чему книга и увидела свет.

Альбом, без натяжек, — уникальный. Жаль только, что он стал библиографической редкостью уже в момент своего выхода в свет. Не только из-за мизерного тиража в 250 экземпляров, но и потому, что по условиям гранта книга не поступает в продажу.

Арсеньев: «Эта монография — цель моей жизни»

Еще в 1926 году Арсеньев выпустил брошюру «Лесные люди удэхейцы», в предисловии к которой писал, что это «краткое и популярное изложение большого труда «Страна Удэ(he)», над которым он работает уже 25 лет и который намерен издать «в ближайшем будущем».

8 декабря 1928 года Арсеньев писал востоковеду, историку Николаю Кюнеру: «Все мои предшествовавшие работы и статьи являются не более как подготовительными материалами для основной моей работы «Страна Удэхе». Эта монография — цель моей жизни. Если бы мне не удалось ее издать, я счел бы это большой личной катастрофой. За 27 лет мне удалось собрать такие материалы, которые уже вновь собрать не удастся».

«Страна Удэхе» должна была представлять собой этнографическое исследование в двух томах, включая русско-удэгейский словарь. Рецензентом уже согласился выступить выдающийся этнограф Лев Штернберг. В 1926 году Арсеньев просил его, кроме того, стать редактором этой книги. Однако в 1927 году Штернберг скончался. «Свою работу «Страна Удэхе» я намерен посвятить памяти Л. Я. Штернберга», — сказал Арсеньев 19 мая 1928 года на собрании Владивостокского отдела Географического общества, посвященном памяти ученого. Искал ли Арсеньев других редактора и рецензента для своего opus magnum — неизвестно.

Можно предположить, что утраченный труд был Арсеньевым уже завершен или почти завершен. На некоторых из найденных в ОИАК снимках указаны номера страниц рукописи, к которым они должны были относиться: 1179, 1183… Значит, труд уже готовился к верстке.

В письме, датированном 27 июня 1930 года (за два с небольшим месяца до смерти), Арсеньев писал профессору Федору Аристову: «Если я проживу еще несколько лет и если я закончу три научных труда: 1) Страна Удэхе 2) Древности Уссурийского края и 3) Теория и практика путешественника, я не буду жалеть жизнь, не буду цепляться за нее…»

Не успел.

Предположительно, рукопись «Страны Удэхе» пропала при втором аресте вдовы Арсеньева (первый раз ее взяли в 1934 году, второй — в 1937-м; расстреляна в 1938 году по ложному обвинению, в годы оттепели реабилитирована). Соседка Арсеньевых утверждала, что сотрудники НКВД при обыске вывезли из квартиры 19 мешков с документами.

Дальневосточный литературовед, критик Александр Лобычев в статье «Последнее путешествие рукописи», вошедшей в выпущенное музеем издание, предполагает, что рукопись могли изъять не случайно, «до кучи», а осознанно: «В 20–30-е годы в Сибири и на Дальнем Востоке шла целенаправленная борьба с шаманскими культами и конкретно с самими шаманами — их арестовывали, сажали в лагеря, а предметы шаманских обрядов конфисковывались или просто уничтожались».

Работа Арсеньева могла быть сожжена, как, к примеру, изъятая в те же годы при аресте уроженца Владивостока, футуриста Венедикта Марта рукопись его романа «Война и война». С другой стороны, есть примеры находок рукописей, долго считавшихся утраченными. Может, и «Страна Удэхе» до сих пор пылится в каком-нибудь архиве?

Дербек: «Я воспринял это как завещание»

У потерянной рукописи обнаружился еще и «немецкий след». В 1956 году в Дармштадте вышел труд «Лесные люди удэхе» (Die Waldmenschen Udehe. Forschungsreizenin Amur — und Ussurigebiet). Не раз высказывалось предположение, что это и есть пропавшая работа Арсеньева. Или что эта книга как минимум создана на основе арсеньевской рукописи.

Автором данной работы указан некто Фридрих Альберт. За этим псевдонимом скрыт российский исследователь немецкого происхождения Фридрих (Федор) Альбертович Дербек (1871-?). Он учился в Петербурге, служил на флоте, потом в госпитале (по специальности был военным врачом). Начало ХХ века встретил во Владивостоке. Участвовал в работе Гидрографической экспедиции Восточного океана, изучал быт коренных народов, увлекся местными фауной и флорой. Написал ряд научных работ, подружился с Арсеньевым, вступил в Общество изучения Амурского края и даже избирался директором музея ОИАК, для которого собирал коллекции.

Известно, что Дербек посещал Арсеньева на его владивостокской квартире незадолго до смерти ученого и писателя. Нельзя исключать, что Арсеньев передал рукопись «Страны Удэхе» своему другу Дербеку — для ознакомления, рецензирования, публикации или еще в каких-то целях. Вскоре после этого Дербек уехал на ПМЖ в Германию, где впоследствии и скончался — предположительно, в 1945 году, хотя по этому вопросу есть разночтения. Как бы то ни было, вероятнее всего, упомянутая книга вышла в Дармштадте уже после смерти Дербека. Кто готовил ее к печати, какова была воля Дербека и Арсеньева на этот счет — неизвестно.

Как рассказала заместитель директора ПГОМ им. Арсеньева по науке Анжелика Петрук (руководитель проекта по изданию книги «Страна Удэхе. История утраченной рукописи»), недавно в распоряжение музея наконец попала упомянутая немецкая книга 1956 года издания, которую в России никто до сих пор не читал. Работу над переводом этого труда на русский завершает кандидат филологических наук Людмила Корнилова, в планах — издание этой книги во Владивостоке. Уже при первом ознакомлении стало понятно, что книга Дербека — это не «Страна Удэхе» Арсеньева. Однако автор постоянно ссылается на Арсеньева, приводя в том числе не известные нам цитаты из него. Так что, возможно, у Дербека все-таки была арсеньевская рукопись, которую он в той или иной степени использовал. В предисловии Дербек пишет: «Никто другой не сделал таких обширных наблюдений, как Арсеньев, и я воспринял это как завещание — собрать воедино устные и письменные сведения друга, который умер у меня на руках («на руках» — это, видимо, натяжка или фигура речи. — В. А.), и дать им возможность увидеть свет». Дербек также указывает, что одним из мотивов подготовки его книги стала озабоченность немецких антропологов дальневосточными пробелами в мировой этнографической науке.

Сам Дербек не имел опыта этнографических исследований, достаточного для создания столь объемной специальной работы. Он написал много работ по биологии, одну по археологии и всего одну по этнографии — о медвежьем празднике у гиляков (нивхов). В предисловии к Die Waldmenschen Udehe он прямо говорит: «Я посещал этих аборигенов (удэгейцев. — В. А.) очень редко и лишь на короткое время и интересуюсь ими благодаря В. К. Арсеньеву». Да и написать подобный труд по памяти, находясь в Германии, было нереально. Что вновь наводит на мысль, что Дербек пользовался какими-то обширными материалами — вероятно, в первую очередь именно арсеньевскими, которые решил обобщить. Упомянутая выше брошюра Арсеньева «Лесные люди удэхейцы» 1926 года издания явно не была единственным источником сведений: в ней всего около 40 страниц, тогда как в монографии Дербека — почти 300.

Лобычев: «Вот доработает — и вернет»

Итак, нельзя исключать, что один экземпляр «Страны Удэхе» был изъят чекистами при обыске, а другой попал в Германию. Уцелел ли сегодня хоть один?

«…Надежда обрести «Страну Удэхе» остается, окончательного приговора нет, — пишет Александр Лобычев в своей последней статье. — Наконец, в тонких мирах, куда отправляются удэгейские шаманы, своя география, флора и фауна, так что вполне возможно, что Владимир Клавдиевич, отправляясь в свое последнее путешествие, захватил рукопись с собой — дополнить новыми материалами о стране Удэхе. Вот доработает — и вернет».

Иван Егорчев ушел из жизни в октябре 2017 года, Александр Лобычев — в июле 2018-го. Книга «Страна Удэхе. История утраченной рукописи», которую сотрудники музея посвятили памяти Ивана Николаевича и Александра Михайловича, — не только иллюстрированный рассказ о судьбе арсеньевского наследия, но и последний привет, переданный нам этими замечательными людьми.

№ 472 / Василий АВЧЕНКО / 20 декабря 2018
Статьи из этого номера:

Мигранты, которые нам нужны

Подробнее

​Битва при Академгородке: продолжение

Подробнее

​С новым губернатором!

Подробнее