Общество

Владивосток - не резиновый!

Точная численность населения приморской столицы, как и прежде, под большим вопросом

Владивосток - не резиновый!

14–25 октября в стране должна пройти очередная перепись населения. Если между последней советской (1989) и первой постсоветской (2002) переписями прошло 13 лет, то теперь очередная «ревизия» населения проходит всего восемь лет спустя. Один из наиболее интересных вопросов — изменение численности населения Приморского края и, в частности, Владивостока. Пока скептики указывают на продолжающийся отток и вымирание местного населения, власти города-региона постепенно переходят к оптимистической риторике, приводя маловразумительные, но зато обнадеживающие цифры. Впрочем, даже безотносительно динамики очень интересен простой, казалось бы, вопрос: сколько человек проживает во Владивостоке?

Генеральские миллионы

На днях — видимо, ввиду приближающейся переписи — животрепещущий вопрос о численности владивостокцев поднял в ЖЖ-сообществе «Владивосток» популярный местный блогер russlan-v (за этим ником скрывается не менее популярный во Владивостоке деятель медиасферы и музыкального мира Руслан Вакулик). Вот что он пишет: «Официально население Владивостока составляет 667000 человек. Но, по данным силовых структур, эта цифра сегодня колеблется от 1300000 до полутора миллионов. Об этом в разговоре мне совершенно официально поведал генерал МВД. 667000 — это люди с пропиской. Реально же здесь живут сотни тысяч людей без нее: китайцы, студенты из дальневосточных городов, военные, моряки и рыбаки со всей страны, прочие непрописанные деятели из Уссурийска, Находки, Комсомольска, Хабаровска, Новосибирска и т. д. А также Ферганы. То есть в два раза больше официальной цифры. И население стабильно растет. Уезжают, да, но приезжает больше в разы… Полтора миллиона — это угрожающая цифра для города с такими узкими дорогами». И добавляет чуть позже: «То<т> же самый человек сказал, что РЕАЛЬНО здесь живет более двух <миллионов>, СКОРЕЕ ВСЕГО».


Если принять эту генеральско-блогерскую версию, выводы могут быть амбивалентными. С одной стороны, оказывается, стоны «уходим, уходим, уходим» некорректны: выходит, никакой демографической катастрофы нет, к нам валом валят приезжие, а это может говорить только о том, что город становится привлекательнее и комфортнее, а качество жизни в нем — все выше. Эта точка зрения выгодна для местных органов власти: значит, они работают хорошо; а если обыватель улучшений не видит — ну, на то он и обыватель, чтобы не видеть дальше собственного носа. С другой стороны, эти же самые выводы неутешительны в том смысле, что органы власти, получается, не владеют ситуацией. Население растет, при этом явно нарушается паспортный режим, но милиция ничего не делает с незаконными приезжими из Китая и Средней Азии; администрации продолжают, например, рассчитывать нагрузку на дороги исходя из сильно заниженных цифр и т. д. С третьей стороны, этими выводами можно манипулировать похитрее. Например, мэрия, признав, что во Владивостоке давно живет больше миллиона, может именно этим фактом (а не своей некомпетентностью) объяснить и плотность наших пробок, и качество наших дорог, и очереди в учреждениях. Опять же это дает основания для увеличения штатов мэрии.

Мы не знаем страны, в которой живем

Впрочем, версию Вакулика и безымянного генерала МВД (хотя, возможно, и не очень безымянного — ведь у нас в крае всего один генерал милиции, и зовут его Андрей Александрович Николаев, это начальник УВД Приморья; конечно, russlan-v мог общаться с генералами из Хабаровска или Москвы, но в их информированность о владивостокских проблемах верится хуже) можно и не принимать. Лично я отношусь к ней с большим скепсисом (признавая, правда, что и я никакой не специалист, а тот же самый обыватель).


Во-первых, помимо неучтенных приехавших есть и неучтенные уехавшие — то есть жители Новосибирска или Москвы, сохранившие свою владивостокскую прописку. Во-вторых, если все так запущено и у нас один, полтора или вообще два миллиона человек (из которых, выходит, целый миллион — «нелегалов», видимо, из КНР или Средней Азии), то условных узбеков и условных китайцев у нас должно быть больше, чем условных русских. Тогда как каждый знает, что все-таки условно славянских лиц во Владивостоке значительно больше, чем всех остальных вместе взятых, чему постоянно удивляются приезжие москвичи, считающие из своего внутримкадовского далёка, что у нас на улицах сплошь тигры и китайцы. Конечно, можно считать, что нелегалы прячутся по катакомбам, возможно, даже в том самом мифическом тоннеле на Русский остров, но в это верится слабо. То же самое касается других возможных непрописанных «понаехавших» — от студентов до моряков, тем более что в ходе переписи-2002 счетчики старались учитывать всех, кто фактически живет в городе, невзирая на прописку, и если эти моряки-студенты-гастарбайтеры-бомжи были учтены, то они вошли в официальные итоги переписи и считаться «подводной частью айсберга» никак не могут. Иногородние строители саммита АТЭС вскоре уедут; военных сокращают, и не все дембеля останутся в «Снеговой пади»; массового жилья во Владивостоке в разы больше не стало (уместно говорить лишь об изменении структуры рынка жилья: появились такие новые категории жилых помещений, как загородные коттеджи, кондоминиумы и «элитные многоэтажки»).


Авторитет же генеральских погон, если Николаев или другой высокопоставленный милиционер «миллионную» версию действительно излагал, сам по себе корректным аргументом считаться не может. Мы каждый день видим, насколько власть, и ее силовые структуры в том числе, не владеет элементарной информацией. Власть давно живет в каком-то своем, параллельном мире, слабо пересекающемся с реальным, и не только генералы, но и Путин с Медведевым поражают неинформированностью и даже наивностью — то они ищут «след Сороса» в наших автомобильных митингах, то отправляются в пиар-пробег на трех «Калинах», исторгая абсурдистские заявления, то утверждают, что не знают фамилий Шевчук и Ходорковский. Если информацией не владеют президент с премьером, значит, информацией не владеет никто, даже генералы МВД или ФСБ. К тому же именно перепись населения, не проводившаяся с 2002 года, считается в России единственным реальным инструментом измерения численности этого самого населения — иначе бы ее вообще не имело смысла устраивать. Поэтому озвученные в ЖЖ-сообществе цифры представляются мне взятыми с потолка (это в данном случае не упрек, поскольку взятыми с того же самого потолка будут и любые другие цифры, связанные с численностью населения). Возможно, генералу (если он действительно это говорил) очень хотелось бы представить ситуацию именно таким образом. Ну, например, для того, чтобы обосновать необходимость кратного роста численности милицейских подразделений, увеличения количества штатных генеральских и полковничьих должностей, присвоения приморскому УВД статуса «главного управления» и т. д. К примеру, в Нижнем Новгороде — официальном миллионнике — при разгоне Маршей несогласных применялись милицейские вертолеты, а мы чем хуже?
Непринятие версии Вакулика опять же позволяет сделать выводы, с одной стороны, оптимистические, а с другой — не очень. Если реальная численность владивостокцев более или менее совпадает с официальной, то по крайней мере в статистике ситуация под контролем; однако из этого же следует, что население Дальнего Востока, к сожалению, продолжает покидать регион или же, оставаясь, вымирать, а власти ничего с этим поделать опять-таки не могут.

Шестьсот плюс…

Я готов допустить, что реальное население Владивостока действительно отличается от официального в большую сторону и составляет, предположим, 800 тысяч человек; но если в итоге по гамбургскому счету эта цифра окажется меньше даже официальной — скажем, всего 500 тысяч — тоже не сильно-то и удивлюсь. В отсутствие объективных данных опираться можно только на официальную информацию (итоги той самой переписи 2002 года и последующие ежегодные примерные прикидки). Но дело в том, что даже с официальными данными полной ясности нет, и от документа к документу они тоже варьируются — от 580 тысяч до вот 667 и т. д. Это даже если не говорить о том, что самим итогам переписи следует доверять с большой оговоркой (к примеру, каждый раз замужних женщин в стране оказывается заметно больше, нежели женатых мужчин, и это только один пример; другой — значительная доля информации в 2002 году бралась не во время поквартирных обходов, а из различных структур типа ЖЭКов и отделов милиции). Да и считать можно по-разному. Если приплюсовать к «чистокровным» владивостокцам артемовцев в сборе с надеждинцами, то даже по официальным данным недалеко до миллиона, можно и округлить; недаром губернатор Сергей Дарькин, рисуя иностранным гостям радужные перспективы Приморья и обещая превратить Владивосток в несколькимиллионный мегаполис, неизменно уточняет, что речь идет о «Большом Владивостоке», или «Владивостокской агломерации». А там поди разберись, что это за «агломерация». Правда, и Дарькин сначала говорил о 5–7 миллионах, а сейчас — «всего лишь» о миллионе-полутора.
Но так как танцевать все равно не от чего, помимо тех самых официальных итогов, то придется обратиться к ним. Согласно озвученным в мае 2003 года первым итогам переписи населения-2002, в Приморье, по состоянию на осень 2002 года, проживало 2,06 млн человек, 591,8 тысячи из которых обитало во Владивостоке. Интересно, что накануне переписи статистика говорила применительно к Владивостоку о 620–630 тысячах; отдельные же эксперты и тогда уверяли, что город давно перешагнул миллионный рубеж, просто несколько сотен тысяч «понаехавших» человек никак не учтены (поговаривали, что распространение такой информации было выгодно тогдашнему мэру Владивостока Юрию Копылову, который надеялся на то, что статус миллионника позволит городу претендовать на какие-то дополнительные бонусы). Окончательные итоги переписи-2002, однако, были обнародованы Госкомстатом только в феврале 2004-го. На этот момент численность владивостокцев оценили уже в 613,5 тысячи человек — причем речь идет, естественно, не о росте населения, а, скорее, об уточнении цифр (для справки: согласно переписи-1989, во Владивостоке проживала 631 тысяча человек, но тут нужно еще уточнить по поводу неизменности городских границ).
Есть и другие данные. К примеру, в 2008 году столичное агентство «Автостат», изучая автомобилизированность российских городов, указывало население Владивостока в размере 581 тысячи человек (и ведь не с потолка же в «Автостате» брали те цифры, а явно из какого-то документа, как и Руслан Вакулик не придумал свои 667 тысяч). РИА «Новости», ссылаясь на пресс-службу Всероссийской переписи населения-2010 и заместителя руководителя Приморскстата Наталью Баукову, указывает, что накануне нынешней переписи во Владивостоке числится почти 595 тысяч человек; и так далее.
Разнобой, возможно, объясняется не разными методиками подсчета, а тем, что далеко не всегда публикуемые цифры сохраняют четкую привязку к тому или иному году. К примеру, на сайте полпредства президента в ДВФО висят явно устаревшие данные — о том, что в Приморье живет 2071 тысяча человек, хотя известно, что численность населения уменьшается и уже в середине 2007 года пересекла (по нисходящей, естественно, линии) двухмиллионный рубеж. По данным Приморскстата, датируемым февралем 2010 года, в Приморье на начало текущего года осталось 1981,9 тысячи человек, причем речь идет как о «естественной» убыли, то есть вымирании, так и о миграционной. Согласно официальному сайту Приморскстата, на конец 2005 года приморцев было 2019 тысяч, на конец 2006-го — 2006, на конец 2007-го — 1995, на конец 2008-го — 1988, то есть оптимисты вправе говорить о замедлении темпов снижения численности населения, но не более того. Что касается Владивостока, то тот же сайт выдает такую динамику: 2005 год — 613,4 тысячи, 2006-й — 610,2, 2007-й — 607,3, 2008-й — 605,4 и, наконец, 2009-й — 605,2 тысячи человек. Видимо, только на нее пока и можно опереться с известной долей условности. То есть все-таки «уходим, уходим», пусть и довольно медленно; вернее, от нас уезжает много, но немало и приезжает — с севера или же из «стран СНГ», как политкорректно принято именовать появление гастарбайтеров из Средней Азии.
В октябре владивостокцев в очередной раз перепишут, и после подведения итогов переписи-2010 будет интересно сравнить получившиеся цифры со всеми приведенными выше, в том числе параметрами 2002 года. При всей относительности и приблизительности такое сопоставление может оказаться полезным. Хотя, конечно, этот разговор идет лишь в одной плоскости — количественной. Разговор об изменении качества владивостокского населения еще интереснее — но одновременно и сложнее, и гораздо щекотливее.

№ 51 / Авченко Василий / 16 сентября 2010
Статьи из этого номера:

Владивосток - не резиновый!

Подробнее

Тигриный сглаз

Подробнее

Бунт по-Русски

Подробнее