Общество

​Что осталось за кадром мусорной реформы?

Происходящее во многом напоминает очередной передел рынка

​Что осталось за кадром мусорной реформы?

Эти снимки наш корреспондент сделал 17 января во Фрунзенском районе


В минувшую субботу, 18 января, губернатор Приморья Олег Кожемяко провел совещание по вопросам реализации в регионе мусорной реформы. Вопросы действительно острые, многие жители Владивостока и ряда других городов края почувствовали это на собственном опыте в первую посленовогоднюю декаду. Острота здесь еще и в том, что, как и любая другая сложная ситуация, мусорная проблема сама по себе — многослойная. Один слой — реальное возмущение горожан крайне медленным вывозом мусора в первые дни января; второй — публичное пространство, в котором так называемый народный гнев искусственно направляется в адрес одного из подрядчиков с выводом других из поля зрения; наконец, третий — остающаяся как бы за скобками взаимная ответственность сторон — заказчиков и исполнителей.

Кстати, об этом, третьем, пункте вспомнил на совещании и губернатор, отметивший, что региональный оператор (заказчик услуги) КГУП «Приморский экологический оператор» выбрал неверный подход при составлении конкурсной документации. И это еще мягко сказано; у компаний, занимающихся вывозом мусора, к региональному оператору накопилась масса вопросов, остающихся пока без ответа.

Подробнее об этом — чуть ниже. А пока — несколько слов об искусственном направлении «народного гнева». Сказать об этом важно и потому, что буквально на минувшей неделе в редакцию поступило несколько звонков от жителей Владивостока, которые резко выбивались из общего хора комментариев, посвященных посленовогоднему мусорному коллапсу в краевом центре. Если выделить главное, о чем говорили звонившие, то сформулировать можно следующим образом: «Почему столько внимания уделено Ленинскому и Первомайскому районам? Мы живем на Эгершельде, и у нас ситуация ничуть не лучше, если не хуже!» Не далее как в минувшую пятницу, 17 января, наш фотокорреспондент проехал по Фрунзенскому району и сделал несколько снимков, подтвердивших правоту возмущенных горожан: горы неубранного мусора, поставленные — как издевка — вверх дном контейнеры…

Как следует из официальной документации, за чистоту во Фрунзенском районе (как и в городе Уссурийске, откуда тоже поступало множество жалоб) отвечает новосибирская — ближний свет! — компания «Чистый сервис НСК». Однако вряд ли кто-то слышал это название: волшебным образом проблемы фрунзенцев и уссурийцев остались за кадром. А в роли главного «негодяя» оказалась владивостокская компания «Даль-эко», столкнувшаяся с проблемами в Ленинском и Первомайском районах краевого центра. Почему это произошло? Этот вопрос мы задали директору самой «виноватой» компании Елене Кожушко. Вот что она рассказала:

— Я не политик, а хозяйственный руководитель. И могу детально говорить о хозяйственной стороне вопроса, хотя, признаться, не покидает ощущение, что политики здесь намешано немало. Точнее, таких моментов, когда через политические (если хотите — властные) возможности кто-то пытается решать свои бизнес-интересы. А это уже попахивает коррупцией.

Судите сами. Наша компания «Даль-эко» работает на рынке вывоза мусора более 15 лет, согласитесь, серьезный срок, и опыт у нас тоже серьезный. Преимущественно — по договорам с управляющими компаниями и ТСЖ — мы обслуживали территории Ленинского и Первомайского районов, хотя и не целиком — это важный момент. За все эти 15 лет к нам никогда и ни у кого не было никаких претензий. Согласитесь, странная, мягкая говоря, ситуация: полтора десятка лет безукоризненной работы — и вдруг такой шквал критики (во многом, на наш взгляд, старательно организованной), как будто мы ничего не умеющие новички на рынке.

Реальность же выглядела следующим образом. Когда возникла — в рамках реформы — новая нормативная база и главным заказчиком услуги стал региональный оператор, мы, исходя из нашего опыта, тоже приняли участие в конкурсе на право заключить госконтракт. Уже тогда нам не то чтобы намекали, а фактически прямо говорили, что мы напрасно туда лезем, что контракт «заточен» под совсем другие компании и что если мы все-таки выиграем, то нам будут «сворачивать кровь» и не дадут нормально работать. (И мы видим, как это сейчас происходит.) Тем не менее мы решили идти до конца, и два конкурса — по Ленинскому и Первомайскому районам — нам удалось выиграть. Как ответственные люди, мы не только внесли согласно условиям конкурса на банковский депозит по 24 миллиона рублей по каждому району, но и приобрели — работы ведь у нас существенно прибавилось — еще на 60 миллионов рублей спецтехники: чтобы уверенно справляться с расширившимся кругом обязанностей.

Однако с чем мы столкнулись в первые январские дни? По-хорошему, региональный оператор обязан был нам передать 31 декабря чистые мусорные площадки. Но сделано это не было — совершенно очевидно, по той причине, что там, где в прошлом году работали не мы, а другие компании, они за 4–5 дней до конца вывоз мусора практически прекратили: все равно же уходить с рынка… И мусор начал накапливаться на ряде площадок уже тогда. Хочу подчеркнуть, что мы эти моменты тщательно зафиксировали и готовы предъявить доказательства нашей правоты. Во-вторых, региональный оператор крайне некомпетентно и некорректно — здесь губернатор абсолютно прав — подготовил конкурсные документы. Часть точек складирования мусора вообще не была указана; часть — была указана с грубейшими ошибками: в документах прописано, что там должно собираться 0,5 куба, а по факту там собирается 5 кубов, то есть в десять раз больше; это тоже зафиксировано. Соответственно, нам приходилось по ходу работы резко перестраивать графики, вводить дополнительные мощности и переходить на круглосуточный режим. В-третьих, сыграл, к сожалению, свою роль и рождественский снегопад, когда городские службы бросили все силы на магистрали и «забыли» про внутриквартальные проезды — еще несколько суток мы просто не могли при всем желании добраться до точек сбора мусора по разным адресам.

Мы понимаем недовольство горожан. Именно поэтому мы привлекли дополнительные силы и средства, что позволило к середине месяца выйти на нормальный рабочий режим. Теперь — даже несмотря на безобразные конкурсные документы — мы сами реально представляем себе, что творится «в поле», и дальше готовы работать так же ритмично, как и все предыдущие полтора десятка лет (хорошо бы при этом, чтобы город проезды вовремя чистил). У нас задействовано 70 единиц спецтехники, которая работает в две смены — для двух районов Владивостока, как показывает практика, этого вполне достаточно. Тем более что коллектив наш, в котором работают около 300 человек — вполне профессиональный и грамотный: 15-летний опыт дает себя знать.

Что касается работы спрятанной от широкой публики ООО «Чистый сервис НСК», мне бы не хотелось ее оценивать; пусть это делают жители Фрунзенского района и Уссурийска. Странно для меня другое: за несколько посленовогодних дней контролирующие органы выписали нам целый ряд предписаний и штрафов, а вышеупомянутой компании — ни одного. Я, конечно, могу дать свою оценку происходящему, но, наверное, будет более правильно, если это сделает прокуратура. Или если региональный оператор наберется смелости дать объективную оценку происходящему. Могу лишь сказать, что, если наша компания, вложившая за последние месяцы, как я уже говорила, более 110 миллионов рублей, будет подвержена еще и многомиллионным штрафам, это может привести к ее разорению и остановке; 300 человек при этом окажутся на улице, а город попросту утонет в мусоре

И еще: горожане, что постарше, наверное, помнят предыдущую «мусорную войну» во Владивостоке, которая развернулась в 90-х при Черепкове. Суть ее, как известно, была проста: передел рынка. В середине нулевых ценой серьезных усилий в этой области удалось навести порядок, и о возможных проблемах с мусором никто и не думал. Да и не было необходимости думать, когда все проблемы решались эффективно и в рабочем порядке. Однако нынешние действия регионального оператора не только пугают и не просто некомпетентны — они могут привести к необратимым последствиям.

№ 526 / Сергей ПАВЛОВ / 23 января 2020
Статьи из этого номера:

​Что осталось за кадром мусорной реформы?

Подробнее

​Время парадоксов

Подробнее

​Об искусстве криминализации

Подробнее