Спорт

​Путин и Хабиб: два борца

В основе их стиля — доминирование, перевод в партер и удушение. Но старший любит младшего не только за это

​Путин и Хабиб: два борца

Выбор объекта

На заигрывания политиков со звездами искусства и спорта можно было бы не обращать внимания, если бы в выборе объекта в той или иной мере не отражалась суть самого выбирающего. Скажи мне, кого ты любишь, и я скажу, кто ты.

То, что Владимир Путин привечает Хабиба Нурмагомедова больше, чем кого-либо из больших спортсменов, видно невооруженным глазом. Никого в последние год-два он не поздравлял с таким чувством, ни с кем столько не общался, как с уроженцем горного дагестанского села Сильди. Президент РФ мог, наверное, уделить повышенное внимание представителю менее кровожадного вида спорта, нежели смешанные единоборства, — благо героев у нас еще хватает и в традиционных видах.

Но нет же — Хабиб проходит под номером один. И я не удивлюсь, что в не таком уж далеком будущем

на одном из боев чемпиона мира в легком весе Нурмагомедова-младшего появится особый зритель в папахе, в котором публика быстро узнает Владимира Путина.

Нет, в апреле в Нью-Йорке, если долгожданный бой Хабиба с Тони Фергюсоном наконец состоится, президента РФ ждать не стоит. А вот если уже сейчас сообщество предвкушает реванш Хабиб Нурмагомедов — Конор Макгрегор, да еще с проведением боя в Москве, о чем неистовый ирландец просто мечтает, то почему бы и нет?

Макгрегор выпустил и активно рекламирует свой виски. Хабиб выпустил свою автобиографию, названную просто и без затей — Khabib Time. По словам ирландца, он подарил (или пытался подарить) первую бутылку именного напитка президенту России, которого он безмерно уважает. Хабибу не надо было искать момент, чтобы преподнести книгу Владимиру Путину, поскольку Владимир Владимирович сам не упускает случая, чтобы позвонить и лично поздравить суперчемпиона с очередной победой, даже встретиться и переговорить.

В том, что Путин выделил именно Хабиба, есть своя логика и жесткая система отбора. Игнорировать спортсмена, у которого в инстаграме нынче свыше 18 миллионов подписчиков и который вот-вот обойдет «саму Ольгу Бузову», нет никакой возможности.

К моменту встречи главных героев осенью 2018-го Нурмагомедов-младший уже был самым популярным спортсменом России и значительной части мусульманского мира: ему подражали и ловили каждое его слово миллионы почитателей.

Грешно пренебрегать влиянием, пусть опосредованным, на такой важный электорат.

Один из поклонников Хабиба Нурмагомедова перед боем с Дастином Порье в искреннем полемическом порыве опубликовал в Сети следующее (согласования и пунктуация сохранены): «Хабиб выиграет я посмотрю как зарубежные страны уважает в Россия и еще сказать Хабиб выиграет Путина авторитет поднимает везде». Коряво, но искренне и убежденно.

Путин там, где победа. Как считается, президент РФ никогда не проигрывает. Хабиб уже лет 12 — тоже никогда: в смешанных единоборствах — 28 побед, из них в абсолютном бойцовском чемпионате (UFC), в котором Нурмагомедов с 2012-го года, — ровно дюжина выигранных боев. Без единого поражения. Может, Владимир Владимирович даже немного завидует. Совсем немного.

Тоже чемпион

Никто у Путина не отберет звание самого спортивного президента. Дважды мастер спорта, по самбо и дзюдо, заслуженный тренер России, обладатель почетных черных поясов чуть ли по всем видам восточных единоборств — этого для политика за глаза хватит. Под какими номерами выданы удостоверения «Мастер спорта СССР» и за какие достижения присвоены звания, доподлинно неизвестно.

Свое предназначение в спорте Владимир Владимирович если и выполнил, то не до конца. Не думаю, что можно доверять словам Анатолия Соломоновича Рахлина (почти семь лет назад ушедшего из жизни) о том, что «из Путина мог получиться великий борец, многократный чемпион мира», а тем более сравнением своего ученика с барсом (как и с воином на ковре). В прессе тех лет упоминаний о талантливом самбисте и дзюдоисте с такой фамилией не находится. Это, вероятно, некоторое преувеличение. Но что спорт сыграл в становлении Путина если не определяющую, то большую роль — несомненно. Ясно и то, что его спортивная карьера с окончанием юридического факультета ЛГУ пошла на спад и достаточно быстро завершилась из-за занятости другими, как мы знаем, более важными делами. На татами — не доборолся.

Зато мы вот уже два десятка лет лицезреем лидера нации в кимоно (это главная фишка), в бассейне, верхом на лошади, на горных лыжах, с ракеткой в руках, на байдарке, на льду в хоккейной форме, не говоря о более экзотических проявлениях. Все это было бы ничего (и даже здорово!), если бы порой не приобретало достаточно диковатые формы:

например вроде организованных публичных бомбардирских подвигов в хоккейных матчах с не имеющим пределов лизоблюдством. Но это мелочи нашего султаната.

При Владимире Путине развилась и укрепилась квазиспортивная система, которая не снилась и Советскому Союзу, — с размытым основанием и разбухшей от немыслимых денег надстройкой в виде спорта высоких достижений, с проведением самых дорогих в истории спорта мировых форумов, с возведением в степень медального культа и более чем щедрым одариванием чемпионов. Этот не лишенный остаточно прекрасных проявлений монстр еще не пожрал самое себя, но уже к этому близок. А делать вид, что все хорошо, приходится: без самой наглядной из реальных и придуманных скреп представить путинскую Россию невозможно.

А еще у нас есть Хабиб Нурмагомедов, которым восхищается если не весь мир, то довольно большая его часть. Мне кажется, Путина искренне поразило то, как бывший вольник и самбист сумел реализоваться в самом раскрученном и жестоком виде единоборств, требующем разносторонних навыков и звериной хватки. То, что смешанные боевые искусства только внешне являют собой синтез бокса и разных видов борьбы, что в них, в отличие от того же дзюдо, ни кап­ли философии, что больше всего здесь ценится «доминировать и уничтожить», Владимира Путина (как большого поклонника «Орла») ничуть не остановило. Дзюдо он, конечно, не может разлюбить, но бои без правил ему сейчас ближе во всех отношениях.

Время Хабиба

Мир страдает от нехватки добра, но все больше жаждет крови. Эстетика насилия обладает несомненной привлекательностью, и это очень хорошо уловили апологеты смешанных единоборств. То, что я ненавижу этот вид как бы спорта, не означает, что его нет как массового явления. Даже бокс уже не на первом месте: мало драйва и хайпа. А вот бой, где можно добивать лежачего (пока еще не ногами), по определению скучным быть не может.

UFC — вершина спортивного шоу-бизнеса, где крутятся огромные деньги и куда стремятся попасть все, кому не довелось достичь заметных успехов и обрести мировую славу в боксе или борьбе в ее традиционных разновидностях. Аварец Хабиб Нурмагомедов, сын мастера-вольника и выдающегося специалиста по боевому самбо Абдулманапа Нурмагомедова, воспитавшего 18 чемпионов мира, тоже мечтал попасть в бойцовский чемпионат.

Отец заложил хорошую борцовскую базу. Хабиб взял немало вершин в боевом самбо, армейском рукопашном бое, панкратионе и грэпплинге, занимался дзюдо и боксом, пока не счел себя готовым к настоящим боям в клетке.

Для главы UFC Дэйна Уайта появление Хабиба стало настоящим подарком: загадочный молчаливый мусульманин, невероятно сильный, быстрый и упорный, несомненный будущий чемпион, но его надо было хорошенько выдержать, чтобы вывести на пик интереса. Публика любит «рубилово» в стойке, короли партера такой популярностью не пользуются, так что подарком надо было еще толково распорядиться. Новичок не был силен в треш­токинге — умении выводить соперника из себя разного рода оскорбительными высказываниями. У Хабиба это плохо получалось, но тут помогли соперники. Титульного боя пришлось ждать слишком долго, а его могло и не быть из-за почти двухлетнего перерыва: сначала Хабиб порвал связки, затем сломал ребро. Только через два года после возвращения в апреле 2018-го в десятом по счету бое под эгидой UFC единогласным решением судей Нурмагомедов победил Эла Яквинту и стал чемпионом в легком весе.

А по-настоящему знаменитым ему помог стать идеальный провокатор, хулиган и экс-чемпион Конор Макгрегор, который до боя так раскачал публику своими скандальными высказываниями и так разозлил Хабиба, что обеспечил первой его защите титула невероятную раскрутку. Клетка в Лас-Вегасе напоминала раскаленную сковородку, публика жаждала скандала, и в октябре 18-го она его получила даже с избытком. Конор попал на удушающий, а Хабиб продолжил разборки, выпрыгнув из октагона.

Через 11 месяцев после эпической битвы с Конором Макрегором непростую вторую защиту титула в жарком Абу-Даби на арене, специально построенной для боя с Дастином Порье, Хабиб завершил удушающим сзади. Всем стало окончательно понятно, что если Нурмагомедов переводит соперника в партер, то «либо задушит, либо забьет, либо возьмет на болевой».

Это называется «использовать свои конкурентные преимущества». Фраза принадлежит Владимиру Путину, а сказана она была на встрече с Нурмагомедовыми в Махачкале в сентябре прошлого года.

Они все-таки нашли друг друга.

В мире мудрых мыслей

Что мог сказать мудрый руководитель и заслуженный тренер победившему, но полезшему махать кулаками после боя чемпиону?

Посоветовать бросить этот цирк с оскорблениями, вышедшими далеко за рамки, Путин как бывший спортсмен не мог. Совет «наградить и выпороть» был бы слишком некорректным, учитывая статус и возраст победителя, которому пошел четвертый десяток.

На встрече в Ульяновске в октябре 18-го, в кулуарах форума «Россия — спортивная держава», Путин вообще был по-отечески добр и великодушен. Много говорил о необходимости соблюдать уважение по отношению к сопернику. Причем, похоже, адресовал это не сидящим против него отцу и сыну Нурмагомедовым, а не по чину отвязной команде соперника. Героя же лишь слегка пожурил и попросил отца не слишком наказывать сына.

В завершение президент РФ произнес фразу, которая может считаться программной не только в отношении спорта: «Мы никогда не позволяем себе выходить за какие-то рамки. Однако если на нас нападают извне, то, конечно, не только ты — мы все можем так прыгнуть, что мало не покажется. Но лучше до этого не доводить». Кому лучше не доводить — нападающим или отвечающим, Владимир Владимирович не уточнил. Скорее всего, совет адресовался первым.

В общем, и поступок Хабиба, в сущности, оправдал, и врагам страны пригрозил. А как Путин умеет напрыгивать даже без «нападения извне», весь мир знал уже, почитай, четыре года — с крымско-донбасских времен. Политика и спорт удивительным образом совпали: оправдать можно любое действие, если мы сочтем, что нас тем или иным образом обижают.

Хабиб все правильно понял. На «Анжи Арене» в пригороде Махачкалы Каспийске в народ ушло его знаменитое «Орлы в клетке не сидят!». Это можно было понять и как расширение полномочий и сферы влияния. Впрочем, «расширяться» Хабиб Нурмагомедов стал еще раньше, когда проявил себя хранителем и защитником традиционных ценностей в нашумевшей полемике с представителями российского шоу-бизнеса после отмены концерта рэпера Егора Крида в Махачкале.

Никакой реакции из Кремля, судя по дальнейшему разворачиванию борьбы чемпиона за традиционные ценности и нравственные принципы, не последовало. В феврале прошлого года история повторилась: гастроли в Махачкале антрепризной комедии «Охота на мужчин» были в срочном порядке прерваны из-за гневного поста Хабиба Нурмагомедова о недопустимости «грязи»:

«Это наша земля, и организовывать подобные мероприятия никто не должен. Клянусь Аллахом, пока мужчины нашего Дагестана не проснутся и не начнут наводить порядок, у нас положение будет только ухудшаться».

Пока настоящие мужчины не проснулись, актерам, не понимавшим, в чем они виноваты, пришлось извиняться и срочно эвакуироваться.

«Орел» расправил крылья. После сентябрьской встречи с Путиным в Махачкале Хабиб сказал, что «очень приятно, когда глава государства ценит наш с отцом труд и поддерживает, а после каждой победы, уже по традиции, лично нас поздравляет». Поздравлениями дело, естественно, не ограничивается. После того как Хабиб Нурмагомедов стал чемпионом мира, указом президента Дагестану было выделено 600 миллионов рублей на открытие школы боевых искусств имени Хабиба Нурмагомедова.

Владимир Путин после победы над Дастином Порье сказал отстоявшему титул чемпиону в лицо все что думает: «Я тебя поздравляю. Очень хороший поединок, красивый, честный. Я посмотрел: классический удушающий прием, и на горло ты ему не давил. Правда-правда, нет, я видел!»

Душить, конечно, надо — в этом нынешняя власть преуспела. Но не совсем, чтобы у попавшего в захват или на болевой прием народонаселения (если речь о политике) оставалась хотя бы возможность сигнализировать о сдаче.

Конкретно сейчас Хабибу Нурмагомедову не до высоких материй — ему скоро в Штаты, в Калифорнию, где он под руководством Хавьера Мендеса обычно и готовится к боям.

Как завоевывать сердца

Если бы многочисленные неудачливые соперники Хабиба Нурмагомедова по бойцовскому чемпионату (в основном американские) знали Пушкина, они бы могли слегка изменить знаменитое: «Кавказ подо мною» на «Кавказ надо мною», ничего другого и не оставалось бы.

Если к нашим делам, то Хабиб нынче — символ доминирования Кавказа, тут даже Рамзан Кадыров с его бэкграундом отдыхает.

Нурмагомедов-младший — третий в рейтинге самых авторитетных мусульман России, а Кадыров — лишь пятый.

Он же — достояние всей России! И всего мира тоже. С ним встречаются главы государств. Он уже побывал на обложке журнала «Форбс», вошел в список 500 самых влиятельных мусульман мира. Он признан самым успешным из российских представителей шоу-бизнеса в возрасте до 40 лет, с ним заключили рекламные контракты такие монстры, как «Рибок» и «Тойота», его годовой доход (по оценке того же «Форбса») составил 11,5 миллиона долларов! Для полного счастья Хабибу осталось выиграть два боя. И далеко не факт, что он снизойдет до второго боя с Конором Макгрегором. Разве что под гарантию получения 100 миллионов долларов, о чем обмолвился Нурмагомедов-старший. Нет, деньги их не интересуют, интересует исключительно «великое наследие».

И почему бы не вести себя так, как себе самому удобно? Проигнорировал же пресс-конференцию, собравшую тьму народа в сентябре прошлого года. И даже не предупредил, почему уходит. На что ведущий объяснил, что, очевидно, Хабиба вызвали в Кремль. Именно в Кремль, к Путину, и притом экстренно. Нет, конечно. Но никто не удивился, что могло быть именно так.

Нет, определенно, по завершении спортивной карьеры Хабиба Нурмагомедова ждет успешное политическое будущее. Начнет он намного раньше, чем это получилось у почитателя его таланта, тоже бывшего спортсмена Владимира Путина. Он же давно высказал сокровенное: «Они завоевывают пояса, а я завоевываю сердца!»

№ 527 / Владимир МОЗГОВОЙ / 30 января 2020
Статьи из этого номера:

​Дело Пушкарева, часть 2

Подробнее

​Россия в Антарктиде навсегда

Подробнее

​Трудно править вечно

Подробнее