Экономика

​Такая горячая Арктика

В норвежском Тромсё прошел ежегодный форум Arctic Frontiers. Все проблемы можно решить, кроме глобального потепления

​Такая горячая Арктика

Традиционно в форуме Arctic Frontiers («Арктические рубежи») принимают участие представители восьми арктических держав: Норвегия — хозяйка мероприятия, Финляндия, Дания, Исландия, Канада, Швеция, Россия и США. Плюс многочисленные гости. В этом году это почти три тысячи человек из 35 стран мира.

Сам форум не является мероприятием политическим, по его итогам не принимается никаких совместных деклараций и пактов. Скорее, это площадка для выражения мнений и обозначения проблем, которые нужно решать в Арктике из года в год. В этом году конференция прошла под лозунгом «Power of knowlege» — «Сила знания».

Вряд ли это прямой троллинг в адрес американского президента и Парижского соглашения о климате, но некоторая ирония, безусловно, звучит.

Уровень, тем не менее, вполне представительский. На открытие ждали премьер-министра Норвегии, но в последний момент что-то сорвалось, отдуваться по официальной части пришлось министру иностранных дел, а в прошлом министру обороны Норвегии Ине Эриксен Сёрейде. От Финляндии был министр по торговым делам Вилле Скиннари, от Швеции — министр образования Матильда Эрнкранс. Ну и разнообразные мэры арктических городов, послы, представители Арктического совета и экономических всяких союзов.

Вроде бы ходили слухи, что ждали даже Грету Тунберг, но они не подтвердились. С одной стороны, эта шведская пигалица перетащила бы все внимание прессы на себя. С другой — вроде бы заметных противоречий с ней тут ни у кого нет. Угрозу потепления климата тут никто в принципе не отрицает, другой вопрос — пока никто не знает, как с этой угрозой бороться. Но протестную повестку местный Гринпис отработал: перед началом конференции у входа в отель экологи растянули баннер: «Сила знания? Слушайте науку! Нет добыче нефти в заповедной Арктике».

Через полчаса разошлись — в Тромсё минус десять.

Российских министров в повестке замечено не было, в панельных дискуссиях участвовал посол по морскому праву от ЮНЕСКО да замминистра правительства республики Саха на тему коренных народов. От США — статный вице-адмирал береговой охраны в форме Скотт Бушман и Директор полярного института Майкл Стрейк. А от Китая — сегодня главного арктического злодея — и вовсе никого не было, хотя среди представителей прессы и зрителей в зале китайцев была примерно половина (и ни одного в маске, что немного добавляло нервозности, но все держались корректно).

Открывала конференцию министр иностранных дел Ине Эриксен Сёрейде. Несмотря на проблемы, начала министр, у нас есть сдержанный оптимизм и надежды на будущее. И, конечно, амбиции в Арктике.

Арктическое движение сейчас и правда в кризисе. В прошлом году заседание Арктического совета в Финляндии, как раз политического органа восьми полярных государств, где присутствовали все министры, включая министра Лаврова и секретаря Помпео, провалилось — впервые с 1996 года не состоялось подписание совместной декларации. Причиной, разумеется, был выход США из договоренностей по климату и внезапное отрицание глобального потепления — участники так и не смогли договориться, надо ли прописывать в итоговом заявлении необходимость соблюдения Парижской конвенции.

С этого года в Арктическом совете председательствует Исландия. На встречу в мае уже приглашены все главы стран арктической восьмерки, Владимир Путин также приглашен. И все надеются, что в этом году консенсус будет найден, хотя никаких особых перспектив на эту тему нет, а различные тревожные шевеления — есть.

И неполитический вроде бы форум в Тромсё все равно так или иначе упирался в климатический спор и политические заявления. «Рост и развитие могут подорвать Арктику, — говорит геополитик, эксперт по международным отношениям Бобо Ло (Австралия). — На сегодня я вижу несколько основных угроз Арктике. Первое — глобальное изменение климата. Второе — агрессивная политика России в регионе, как следствие, — активизация сил США и НАТО. Третье — рост Китая. Тут имеет значение и торговая война между Китаем и США, попытки Китая выйти на Северный морской путь. Для Китая Арктика не является основным регионом, но ущерб этой деятельности может быть значительным. Ну, и четвертая угроза — это изменение всего мирового порядка. Это понятие здорово дискредитировано, и скорее всего скоро будет новый мировой беспорядок.

Надо вырабатывать новые механизмы и правила. Но страны Евросоюза, в частности Франция, отказались подписывать договор о глобальном сотрудничестве в Арктике. И США вышли из конвенции. Все сложно».

Припертая к стенке прямым вопросом министр Сёрейде нехотя признала, что проблемы есть. «И Москва, и Пекин своей деятельностью влияют на стабильность в Арктике. У НАТО новая структура морских сил — и это, конечно, связано с действиями России. Мы не расцениваем это как прямую угрозу, но это может влиять на Норвегию и НАТО. Мы не согласны с Россией по многим вопросам, — признала бывший министр обороны. — Мы поддерживаем и будем поддерживать санкции из-за Крыма. Но у нас общая стратегия развития Арктики, и мы будем сотрудничать и обсуждать общие вопросы». На вопрос из зала, не считает ли госпожа министр, что Арктика рискует превратиться в такую же спорную зону как и Ближний Восток, Ине Эриксен Сёрейде деликатно не ответила.

«Конечно, я не согласен с такой постановкой вопроса, — сказал мне в перерыве официальный представитель МИД России по вопросам Арктики Николай Корчунов. — Те инвестиции, которые Российская Федерация вместе с иностранными партнерами совершает в Арктику и арктическую зону, являются убедительным свидетельством того, что мы не рассматриваем этот регион как театр военных действий. Хотя пока Арктика является территорией низкой напряженности, есть ощущение, что эта проблема "агрессивной России" начинает разогреваться.

Вот модератор дискуссии [Стивен Сакур, журналист] из Би-би-си. Он так долго говорил про действия России и Китая, но забыл упомянуть, что Великобритания в октябре 2018 года приняла военную стратегию в Арктике, даже не будучи арктической страной. Или Франция в августе 2019 года выпустила доклад о необходимости присутствия французских вооруженных сил в высоких широтах. Вот что им там делать?».

И действительно.

Покончив с непростым политическим раскладом, дальше обсуждали вопросы экологии, образования, развития бизнеса и сохранения природных богатств и коренных народов.

Председатель Саамского парламента Норвегии Айли Кескитало в национальном костюме. Фото: Arctic Frontiers

Норвегия пообещала к 2030 году сократить на 40% количество вредных выбросов по сравнению с 1990 годом (осталось в целом совсем немного), Финляндия к 2035 году пообещала достичь углеродного нейтралитета, а Фарерские острова — полностью перейти к 2030 году на возобновляемые источники энергии и стать «зеленой долиной Арктики».

Про климат тоже поговорили.

«Температура растет, — говорит профессор Университета Эксетера Мэтт Коллинз. — Это базовая физика: чем выше температура, тем больше тает лед. Сейчас температура увеличивается с двойным ускорением. За последние десять лет количество снега в Арктике сократилось на 30%. Вечная мерзлота "потеплела" за десять лет на 0,3 градуса. Вода у Шпицбергена на 3 градуса теплее, чем десять лет назад. Увеличение температуры еще на полтора градуса — и у нас вполне есть шанс увидеть Арктику без снега. Остановить потепление на полтора градуса это глобальная и очень сложная задача. Потому что технологий, которые нужны, пока нет».

«А те, кто отрицают потепление, они просто не понимают или делают вид?», — пытался спровоцировать хайп модератор, журналист Би-би-си Стивен Сакур.

«Не хочу спекулировать, я же ученый, — держал удар профессор Коллинз. — Но хорошо бы всем помнить, что Арктика — это не только нефть и туризм. И развитие надо совмещать с наукой, а не разделять».

Многообещающей могла бы стать дискуссия про бизнес в Арктике. Но там почему-то ни разу не прозвучало ни слово «шельф», ни «Роснефть», ни даже само слово «нефть».

Остановились на том, что надо как-то развиваться, но и сохранять. Председатель Арктического экономического совета, исландец Хейдар Гвюдьйонссон рассказал, как в Исландии начали строить дороги, улучшили логистику и теперь, спустя 20 лет, треска не является единственным экспортным товаром. А больше всего они зарабатывают на туризме. Затем обсудили образование (надо вкладывать, чтобы молодые специалисты не уезжали), проблемы коренных народов (совмещать традиции и прогресс трудно, но надо), мусор (в Арктике проблема стоит не так остро, но пластика полно и тут). И хотя никаких конкретных решений все эти обсуждения не предполагали, у многих десятков участников было ощущение сурового северного братства, присущего всем, кто живет за полярным кругом. И, кажется, именно это и было главным смыслом форума.



№ 528 / Надежда ПРУСЕНКОВА / 06 февраля 2020
Статьи из этого номера:

​Великий китайский кордон

Подробнее

​Запрос. Еще запрос.

Подробнее

​Попались в «Босфоре»

Подробнее