Общество

​Константин Шестаков: «Задача ближайшего времени — переориентация на новые рынки»

О туризме, торговле и экспортно-импортных операциях в эпоху коронавируса

​Константин Шестаков: «Задача ближайшего времени — переориентация на новые рынки»

Проседание туристического рынка заметно невооруженным глазом. За последние годы мы привыкли, что китайских и корейских туристов в центре Владивосток едва ли не больше, чем горожан. Сегодня они практически исчезли. А с ними исчезает и занятость для тысяч людей, занятых в сфере туриндустрии, и соответственные налоговые отчисления.

Что делать в сложившихся условиях? За ответом на этот вопрос «Новая газета во Владивостоке» пришла к заместителю председателя правительства Приморского края Константину Шестакову, в зону ответственности которого входят туризм и торговля.

— Начать хочется с хорошего. Пару лет мы с вами делали интервью, в котором радовались и удивлялись начавшемуся и нарастающему потоку корейского туризма, говорили о том, что удалось сделать Владивосток «модным» в РК. И я, помню, тогда спросил: ну раз так хорошо получилось с Кореей, почему ж с Японией не получается? А вы ответили, что с Японией в этом плане куда более сложная история, но заниматься ей обязательно будем и со временем рассчитываем на успех. Судя по заходу в наш город JAL и ANA, можно сказать, что получилось и с Японией? И сразу — какой сегодня прогноз по японскому туризму?

— Если говорить об идеальном мире и если мы будем предполагать, что никаких ограничений по японскому рынку не будет, я полагаю, что мы около 70 процентов к итогам прошлого года могли бы нарастить в этом году по японскому туризму. Именно по японскому, потому что по въездному туризму в целом такое, к сожалению, невозможно. Если мы берем 980 тысяч посещений иностранными гражданами Приморья в прошлом году, из них 600 тысяч — это граждане Китай и Корея. Дай бог, если в апреле или мае откроются границы; да и то, это ж не по щелчку пальцев происходит — туристические потоки. Мы ведь с вами, когда принимаем решение о поездке, то планируем как минимум за несколько месяцев. Спонтанный туризм — редок. Есть некоторая надежда на Корею, потому что зачастую это молодежные поездки в рамках выходных дней, и тут действительно спонтанности чуть больше. Но именно чуть. И сказать, что мы быстро выйдем на прежние цифры, учитывая те ограничения, которые действуют сейчас, значит, быть полностью оторванным от действительности. Поэтому если говорить об общих цифрах, то, безусловно, будет серьезный спад. Объективный спад. Если говорить о японском рынке, то здесь мы можем рассчитывать на серьезный рост. В пятницу, когда прилетел первый борт JAL, который мы торжественно встречали в аэропорту, глава этой компании сообщил, что их рейсы до июня уже забронированы приблизительно на 60 процентов. Немало, да. Но, конечно, они хотели бы загружать свои рейсы и российскими туристами. И просят оказать содействие в организации здесь мероприятий, направленных на продвижении Японии. Известно ведь, что международный туризм — это дорога с двухсторонним движением.

— Здесь, правда, работает еще пара моментов. Во-первых, конкурентная цена на авиабилеты. Во-вторых, российскую визу японский турист может заказать в электронной форме. А российский турист так, к сожалению, сделать не может…

— Насколько я знаю, сейчас активно ведется работа на уровне правительств наших стран, в ходе которых обсуждается, в том числе, и такая возможность. Давайте посмотрим, куда это придет.

Если подытожить, то во въездном турпотоке — при любых, даже самых активных наших действиях — увидим серьезный спад, так или иначе, потому что мы уже столкнулись с текущей действительностью. По итогам первых двух месяцев (даже пока корейское направление было еще открыто) мы уже увидели спад в 30 процентов. Люди сейчас меньше путешествуют по всем направлениям.

Но именно поэтому именно сейчас наша задача состоит в том, чтобы сконцентрироваться на новых рынках. Очередной мозговой штурм на этот счет у нас вчера закончился глубокой ночью. У нас был распланирован бюджет на продвижение на этот год, мы отчетливо понимали, куда вложим средства. Так, мы хотели зайти на одну из крупнейших электронных площадок КНР, которая создана специально для индивидуальных туристов. Аудитория такой площадки составляет десятки миллионов человек. Мы хотели сделать акцент на эту площадку. Но теперь мы понимаем, что это бессмысленно. Поэтому на текущий момент мы поставили перед собой вопрос: а на каких рынках нам надо сконцентрировать наши усилия? И куда перенаправить те бюджеты, которые уже были запланированы? Мы оставили направление по продвижению России в Японии; это будет площадка Expedia; мы помогаем нашим авиационным и туристическим компаниям продвигать Приморский край.

Но мы продолжаем обсуждать тактические и стратегические шаги в рамках текущего года: на чем мы в первую очередь должны сконцентрировать свои силы и внимание? У нас выработалось понимание, что в рамках текущей весны, да и лета, мы должны сконцентрировать внимание на Дальнем Востоке. И максимально раскачать весенне-летний сезон в Приморье для молодежи Сибири и Дальнего Востока.

Почему именно для молодежи? В последние годы у нас было создано немало хостелов, мини отелей и иных коллективных средств размещения, ориентированных именно на молодежь. Мы понимаем, что гости 35+, тем более с семьей, вряд ли поедут в хостелы. И поэтому мы хотели бы привлечь молодежь. Сейчас мы активно начинаем работать над продвижением Приморья в социальных сетях. В первую очередь, конечно, в локальных пабликах соседних регионов. «Биг дата» показывает нам, какие есть в регионе запросы по отдыху в Приморье. Больше всего запросов, как и ожидалось, из Сибири и Дальнего Востока. Лидеры: Хабаровский край, Новосибирск, Амурская область, далее — Забайкалье, Сахалин, Камчатка. С этим регионами и будем усиленно работать. Акцент, конечно, еще и на наличие прямых рейсов. В ближайшие 10 дней мы разработаем программу, которая будет направлена на продвижение Приморья. Мы хотим «раскачать» два направления: а) пляжный сезон; б) то, что можно начинать прямо сейчас, — уикенд во Владивостоке. То есть мы хотим заместить корейского туриста дальневосточной молодежью. Мы рассматриваем возможность формирования новых пакетных туров, здесь пока только первые проработки. Но направление это на сегодня ключевое и именно на нем мы сделаем акцент. Это, конечно, социальные сети, это реклама в кинотеатрах перед сеансами. И сейчас нужно действовать очень оперативно, чтобы постараться подхватить наш высокий сезон.

Ну и плюс, конечно, «событийка». Не случайно губернатором было дано поручение приобрести оборудование для проведения крупных городских праздников и мероприятий — спортивных, культурных и т.д. Все это звенья одной цепи. Продвижение, и ответ на вопрос: «Зачем?» Зачем ехать в Приморье. А это — кроме летних пляжей — наша «событийка», наша «гастрономия» и т. д. И уже на эту ниточку мы можем нанизывать бусины: Владивостокая крепость, океанариум, Приморская сцена Мариинского театра, музей имени Арсеньева — то, что потенциально может быть интересным. То есть мы должны предлагать все, чтобы каждый мог что-то выбрать.

— А в прошлом году сколько у нас побывало российских туристов?

— Около 4 миллионов. Конечно, подавляющее большинство это июль-сентябрь. Это Хасанский район и побережье вокруг Находки. Сейчас стоит задача расширить географию и раздвинуть временные рамки. Мы посмотрели: какие посты в социальных сетях «заходят» лучше всего, какие темы? Интересуют подборки, например, 10 лучших хостелов, или 10 ресторанов, или 10 событийных мероприятий. В этом есть запрос. И я думаю, что многие на Дальнем Востоке не имеют никакого представления о том, что только за последние два года количество кемпингов и баз отдыха на юге Приморья кратно (!) увеличилось. Что мы уже способны предложить вполне приличную инфраструктуру отдыха в рамках высокого сезона. Конечно, есть разный уровень, но это будет зависеть от платежеспособности. Мы вполне можем предложить базы отдыха, где есть вай-фай/кондиционер/бассейн.

Нам важно подчеркнуть и то, что появилось за последнее время. Взять наши гастрономические фестивали с вполне адекватной стоимостью продуктов — это же важно продвигать! Мы, кстати, даже заложили отдельный бюджет на поддержку таких мероприятий — на конкурсной основе, естественно.

— И все-таки мы, конечно, понимаем, что дальневосточным туристом мы вряд ли сможем заместить корейский турпоток. Тем более что последний по факту круглогодичен. Не говоря уж о количественных измерениях. Не случайно в местных соцсетях в последнее время идет активный разговор, что владельцы хостелов и многих ресторанов оказались в тяжелейшем положении…

— Да, это, безусловно, так. И коллективные средства размещения и рестораны, входя в этот год, рассчитывали на совершенно другой поток. Это данность. Причем не только у нас. Не секрет, как резко упал экспорт краба в Китай. Потому что этот продукт шел в основном в рестораны, домой его покупают мало; а в рестораны китайцы ходить по понятным причинам перестали. И сразу — резкий спад экспорта. А ведь у экспортеров тоже были плановые показатели…

— Если уж заговорили об экспортно-импортных операциях, то надо признать, что коронавирус выявил нашу крайне высокую зависимость от соседей. Можно, конечно, сколько угодно говорить об импортозамещении, о вопросах продовольственной безопасности и т.д., но когда начинается проверка суровым буднями — как сейчас — то выясняется, что зависимость у нас, конечно, колоссальная. Понятно, что, с другой стороны, можно сказать, что это не зависимость, а глобализация рынков. Но ведь эти понятия можно и разделить. И тогда мы, конечно, увидим и зависимость…

— Я не буду говорить о развитии сельского хозяйства — это не совсем мое направление. Моя вахта — торговля. Хотя могу сообщить, что сейчас в очень активной фазе находится обсуждение между субъектами Дальнего Востока и правительством страны о том, какие могут быть преференции при создании теплиц в нашем регионе.

Но все-таки — о торговле. Несмотря на то что грузовое сообщение с КНР было быстро восстановлено, все были крайне озабочены самой возникшей ситуацией: и вопросы стоимости, и даже дефицита тех или иных видов овощей. Поэтому было принято решение обратить внимание на российские регионы, которые могут стать нам партнерами, и на республики бывшего Союза. Буквально в ближайшие дни мы с коллегами улетаем в Узбекистан — вместе с представителями наших торговых сетей, в конце марта запланирована аналогичная поездка в Белоруссию. И одна из ключевых задач наших переговоров — установление прямых контактов между производителями сельхозпродукции и нашими сетями.

— Тут, конечно, все упрется в цену и логистику...

— Безусловно. Но сейчас мы уже нашли партнеров в регионах Дальнего Востока и Восточной Сибири и далее вплоть до Волгограда, где удалось найти вполне адекватных поставщиков, которые могут с нами работать на постоянной основе.

— Беда в том, что мы объективно не можем говорить о росте уровня жизни населения в последние годы, и на этом фоне наблюдаемый резкий рост цен на те же овощи, конечно, радовать никак не может…

— Да, поэтому в этом и состоит наша задача: приложить все совместные усилия и власти, и бизнеса, чтоб не допустить рывка цен, чтоб найти поставщиков, способных поддержать и уровень цен, и качество продукта.

— А на других ключевых направлениях экспортно-импортных операций — лес, уголь, рыба — ситуация как-то сказывается?

— Конечно, определенный спад виден, но в значительно меньшей степени. Когда мы говорим о товарах близких к люксовому сегменту, очевидно, что спрос на них в такой ситуации у наших соседей наглядно упал.

— Возвращаясь к началу разговора: а нет боязни, что с Японией может приключиться такая же история, как и с Китаем и Кореей?

— Пути господни неисповедимы. Решение в любом случае принимает российское правительство, исходя из заботы о гражданах России. Понятно, что ситуация с ограничениями сказывается на некоторых отраслях нашей экономики. Но на чашах весов лежит безопасность наших граждан. И она превыше всего.

— Вот еще одна проблема, которая сейчас активно обсуждается в публичном пространстве. Понятно, что рано или поздно границы и с Кореей и с Китаем откроются. Но насколько быстро удастся восстановить динамику турпотоков?

— Конечно, для этого должны быть предпринято экстраординарные меры, в первую очередь, с нашей стороны — и интеллектуальные, и человеческие, и финансовые. Наверное, даже кратно больше уже затраченных по факту. Давайте представим условный май, и что границы открываются, и снова все должны полететь. Так вот, мы должны в последний месяц до открытия начинать предельно массированную кампанию. Мы должны звучать, что называется, из каждого утюга. Только для того, чтобы восстановить востребованность и интерес. Давайте не забывать и о том, что после преодоления нынешнего кризиса, ряд регионов у наших соседей вернется в обойму если не обескровленными, то изрядно потрепанными. И на повестке дня у людей будут совершенно другие вопросы. Надо полагать, что со свободными деньгами на туризм у людей будет не очень хорошо. Для начала все пойдут зарабатывать и восстанавливать утраченное. И поэтому если мы не будем предпринимать массированные меры на этих рынках, то не надо будет и ждать быстрого восстановления турпотоков. Мы должны подхватить эту тему, как только появиться некая перспектива открытия. Надо будет сразу, привлекая максимальное количество партнеров, выходить на эти рынки. В первую очередь — наших партнеров. Еще несколько лет назад нам сложно было найти здесь партнеров, которые бы участвовали в наших мероприятиях, направленных на продвижение Приморья за рубежом — когда мы привозили из Кореи популярных блогеров или съемочные группы популярных каналов или крутые туркомпании. Сегодня и рестораторы, и отельеры многое поняли, и партнеров у нас стало много. С другой стороны, понятно, что кошелек у этих предпринимателей резко истончился и поэтому опять найти партнеров для широкой рекламной компании будет непросто. Но другого пути у нас нет.

Радует лишь то, что практически все наши мероприятия прописаны в государственной программе развития туризма. И здесь, мы рассчитываем, поддержка сохранится.

Пришло время и для новых рынков, на которые стоит обратить внимание; мы планировали сделать это чуть позже, но ситуация подталкивает нас к более оперативным действиям. В первую очередь я имею в виду индийский рынок. Колоссальный рынок. Уже в этом месяце губернатор Приморского края в составе пула губернаторов Дальнего Востока полетит в Индию. И один из вопросов, который мы подготовим в повестку мероприятий Олега Николаевича Кожемяко, — это будет вопрос об открытии регулярного или, как минимум, чартерного авиасообщения между регионами Индии и Приморским краем. Мы — крупнейший транспортный хаб на территории Дальнего Востока. Наверное, для начала это будет все-таки чартерное сообщение, и понятно, что в начале это будет больше политическое, чем экономическое решение. После визита премьер-министра Индии господина Моди во время ВЭФа информация о Приморье и Владивостоке уже есть в индийских СМИ. Надо не упустить этот момент и продолжить движение. Конечно, полагать, что мы по щелчку пальцев обретем огромный новый рынок — это лукавство. Везде есть своя специфика, и эту специфику нужно знать и понимать.

— До 1 марта у нас на Республику Корея ходило по 6-7 рейсов в день. Каков шанс, что они восстановятся после открытия границ?

— По мановению волшебной палочки ничего не будет. Повторюсь: мы должны массировано присутствовать на этом рынке и не давать забывать о Приморском крае ни на одну минуту. Особенно ближе к моменту открытия границ.

№ 532 / Сергей ПАВЛОВ / 05 марта 2020
Статьи из этого номера:

​Процесс. Не Кафка

Подробнее

​Константин Шестаков: «Задача ближайшего времени — переориентация на новые рынки»

Подробнее

​Наша Россия сидит в тюрьме

Подробнее