Расследование

​Процесс. Не Кафка

Возобновились слушания по делу Пушкарева

​Процесс. Не Кафка

В минувший вторник, 3 марта, в Советском районном суде Владивостока под председательством судьи Ольги Олесик после более чем месячного перерыва возобновились слушания по гражданскому иску Генеральной прокуратуры РФ к Игорю и Андрею Пушкаревым, Андрею Лушникову и ряду компаний, входящих в группу «Востокцемент».

Напомним, перерыв, объявленный в конце января, был вызван рядом факторов. Во-первых, по причине занятости в другом процессе во Владивосток не смог прилететь ключевой представитель истца — замначальника управления по надзору за расследованием особо важных дел Генеральной прокуратуры РФ 36-летний генерал Сергей Бочкарев. Во-вторых, сторона ответчика ходатайствовала о приобщении к материалам дела целого грузовика (странная единица измерения, но 81 коробка, в каждой из которых находилось в среднем по 10 томов, и были доставлены на грузовике) первичных бухгалтерских и иных документов, изучение которых — по версии ответчиков — было необходимо для объективного судебного исследования. Хоть и со скрипом, но это ходатайство было удовлетворено, после чего стало понятно, что на изучение такого сонма документов истцам понадобится определенное время.

Во время случившейся паузы Генпрокуратура не только пристально изучала вновь поступившие документы, но и успела заказать и получить экспертизу ФАС (Федеральная антимонопольная служба) по материалам рассматриваемого дела. Экспертиза принесла несколько неожиданный результат: согласно ее выводам, Генпрокуратура уточнила свои требования к ответчикам, практически в два с лишним раза снизив истребуемую сумму: если прежде речь шла о цифре в 3,2 с лишним миллиардов рублей, то в уточненном исковом заявлении звучит уже сумма в 1,4 миллиарда (если быть совсем точными — 1 миллиард 452 миллиона).

К слову, корректировка ожидалась, хотя она могла произойти как в ту, так и в другую сторону. Очевидно, однако, что фундамент в виде заключения ФАС показался Генпрокуратуре наиболее надежным.

Новый, уточненный иск чуть расширился по временным рамкам (если прежде в нем рассматривался период с 2008 по 2015 год, то теперь добавился и 2016-й); из него исчезла часть хозяйственных документов (договоров), зато добавился ряд других.

Сторона ответчиков также не теряла времени и сумела за это же время, в свою очередь, получить экспертизу по материалам дела авторитетной в финансово-аналитических и аудиторских кругах компании ФБК.

Показательно, что обе экспертизы практически сошлись в цифрах: согласно и той и другой за полученные материалы в указанный срок МУП «Дороги Владивостока» заплатило компаниям, входящим в группу «Востокцемент», около полутора миллиардов рублей.

Главный для суда вопрос теперь: как трактовать теперь эти платежи? Истец рассматривает их исключительно как хищение. Ответчик настаивает на том, что это была действительная оплата по действительным контрактам за действительно поставленные материалы (при этом, согласно представленным ответчиками документам, реально материалов было поставлено на сумму около 2,5 миллиарда, и долг в размере около 1 миллиарда рублей предприятия «Востокцемент» МУПу просто простили).

Наконец, прибывший во Владивосток для участия в процессе генерал Сергей Бочкарев выступил в самом начале возобновившихся слушаний с большой речью, сопровождающей внесение уточненного (читай — уменьшившегося вдвое) иска. Речь оказалась эмоциональной, яркой, запоминающейся и легко разбираемой на цитаты. Вот некоторые фрагменты: «…Пушкарев стал символом беззакония и его предводителем во Владивостоке. <…> Он не меценатствовал и не занимался благотворительностью; главной целью для него была исключительно нажива. <…> Главный нанесенный им вред — подрыв авторитета власти и обман интересов общества. <…> Пушкарев изобличил себя так, что никакие иные доказательства и не нужны: и в Тверском суде столицы, и в апелляционной инстанции (Московский городской суд) он подтвердил, что совмещал руководство городом с управлением коммерческими организациями. <…> Лушников мог предотвратить исчадие коррупции, но не предотвратил».

Нет, очевидно, смысла комментировать выступление генерала Бочкарева: он огласил позиция стороны истца, какая бы она не была. Другой вопрос, что мы, конечно, знаем, кто и за чей поставил памятник Высоцкому (к примеру). Что касается «символа беззакония», то очевидно, что каждый из наших читателей-жителей Владивостока без особого труда может выстроить свой и весьма содержательный ряд таких «символов». Ну а то, что Пушкарев действительно совмещал выборную должность с коммерческой деятельностью (в чем он действительно признался и в Тверском и в Московском городском судах), то это безусловный факт и реальное нарушение действующего законодательства, которое, правда, трактуется совершенно другой статьей Уголовного кодекса РФ, нежели та, которую ему вменяют.

Вообще весь первый день возобновившихся слушаний прошел под знаком внесения ходатайств обеими сторонами. Истцы ходатайствовали о приобщении к материалам делам экспертизы ФАС с прилагавшимися документами; ответчики, в свою очередь, ходатайствовали о приобщении экспертизы ФБК также с прилагавшимися документами. Здесь характерным представляется показательное различие в реакции и поведении сторон. Если ответчики не возражали против приобщения документов представленных истцами (за исключением тех, что уже в деле и просто дублируются), то сотрудники Генпрокуратуры упорно возражали против приобщения материалов, представленных противоположной стороной. Тем не менее практически все дозаявленные обеими сторонами и имеющие существенное значение документы решением суда были приобщены к материалам дела. На это, повторюсь, ушел весь первый день.

Вчера, на второй день слушаний, все время заняли выступления многочисленных представителей ответчиков (как физических, так и юридических лиц), посвященные их оценке уточненного иска.

Праздношатающихся зевак (если такие бывают возле суда) могли позабавить внешние атрибуты процесса. Представители генпрокуратуры приезжают в суд и уезжают исключительно на бронированном крузаке в непременном сопровождении «разгонного» автомобиля ГИБДД с мигалкой. У входа и по периметру суда несложно заметить автоматчиков в бронежилетах и масках; стоят они и в коридоре перед входом в зал, в котором проходят слушания. Но это, еще раз, может удивить лишь стороннего наблюдателя. Великолепием демонстративного силового сопровождения (в гражданском — !!! — процессе) участники этого самого процесса наслаждаются с первого дня еще предварительных слушаний («Новая газета во Владивостоке» об этом подробно рассказывала).

…Хоть мы и подчеркнули в заголовке, что это «не Кафка», нечто кафкианское в процессе все же присутствует. В ходе возобновившихся слушаний в очередной — уже не в первый — раз вновь всплыла информация о том, что в бытность Игоря Пушкарева мэром Владивостока спецслужбы (с разрешения краевого суда) в течение длительного времени прослушивали все его телефонные разговоры. Но от этого факта лежит прямая дорожка к другому, также известному факту — материалы, полученные в результате прослушки и иных оперативных мероприятий, так и не стали — с 2008 по 2016 год основанием для возбуждения уголовного дела, в виду отсутствия событий и состава преступления. Не секрет и то, что решения об отказе в возбуждении дела согласовывались тогда с непосредственными руководителями краевой прокуратуры и Следственного управления СК РФ по Приморскому краю. Так продолжалось до тех пор, пока в конце весны 2016 года внезапно не возбудился федеральный Следственный комитет.

В этой связи представляется вполне, на наш взгляд, уместный вопрос: так руководители краевой прокуратуры и следственного управления - их фамилии известны - были насквозь коррумпированы (исчадие, как сказал генерал Бочкарев) или оказались абсолютными непрофессионалами? По-другому ведь вопрос, как мы понимаем, поставить нельзя. И чтобы два раза не вставать, второй вопрос: а сказался ли каким-то образом этот факт на их дальнейших карьерах и продвижении по службе?..

Кафка все-таки явно где-то рядом.

А процесс продолжается.

Если не потребуется новых экспертиз и не будет перерывов, то к концу следующей недели суд, возможно, вынесет решение.

№ 532 / Андрей ОСТРОВСКИЙ / 05 марта 2020
Статьи из этого номера:

​Процесс. Не Кафка

Подробнее

​Константин Шестаков: «Задача ближайшего времени — переориентация на новые рынки»

Подробнее

​Наша Россия сидит в тюрьме

Подробнее