Спорт

​«Я жду простых вещей»

Мария Шарапова — одна из самых узнаваемых и шикарных спортсменок планеты — завершила карьеру

​«Я жду простых вещей»

Великого Андре Агасси однажды спросили: «Каким одним словом вы бы охарактеризовали Марию Шарапову?»

«Шикарная!» — не моргнув глазом ответил лысый ветеран, знающий толк и в девушках, и в сражениях на корте. И с ним трудно не согласиться.

Девчушка из сибирской глубинки на разделенных сеткой площадках всегда выглядела неотразимо (ее сережки и платья обсуждали на всех модных приговорах). И по мячику она лупила так мощно и сексуально, сопровождая каждый удар фирменным криком, от которого одни пищали от восторга, а другие хватались за голову. Многие вообще начали смотреть теннис в начале нулевых из-за Маши, совершившей сенсационный прорыв в элиту и взявшей «Уимблдон» еще до своего совершеннолетия.

Чуть позже она выиграет и итоговый чемпионат WTA, снова одолев в крутой битве Серену Уильямс. В 18 она впервые возглавит рейтинг теннисисток и проведет на троне в целом 21 неделю.

Назвать ее выдающейся я бы все-таки не решился. До титулов Мартины Навратиловой, Штеффи Граф, Крис Эверт, Моники Селеш и сестер Уильямс она не дотянула. Но ведь женский спорт и теннис в частности — это история не столько и не только про медали и рекорды. Иначе Анну Курникову, которая за всю карьеру не выиграла ни одного серьезного трофея, давно бы забыли. Но ее помнят, потому что красота — страшная сила. А Маша, да не обидится жена Энрике Иглесиаса, еще и соперников на корте красиво и дерзко ставила на колени. В финале US Open-2006 она роскошно разберется с Жюстин Энен, в решающем матче на Australian Open-2008 уберет Ану Иванович. Ей покорится и Rolan Garros. На нелюбимом французском грунте в 2012-м и 2014-м она уложит Сару Эррани и Симону Халеп. Вот только на Олимпиаде в Лондоне агрессивная Маша «потерялась» в серебре.

Зато довольно быстро она обогнала всех по рекламным контрактам. Казалось, что без участия Шараповой не продается в этом мире ничего.

Производители кроссовок, часов и трусов выстраивались в очередь и мечтали, чтобы Маша замолвила за их товары словечко.

Один европейский журналист тогда же метко подметил, что Россия ассоциируется у американцев с Овечкиным, Путиным и Шараповой. При этом в нашей стране популярность Марии не была такой заоблачной. Более того, ее принадлежность к России не только болельщики, но и братья по оружию — Николай Давыденко с Евгением Кафельниковым — не раз ставили под сомнение. Что, собственно, и понятно.

Когда будущей чемпионке исполнилось 8 лет ее отец, имея 700 долларов в кармане, повез ее в знаменитую брейдентонскую академию Ника Боллетьери. С тех пор сохраняющая российское гражданство Мария Юрьевна и живет в солнечной Флориде.

К тому же высокомерная во всех смыслах теннисистка демонстративно не общалась с коллегами по туру. Добавлял жару и ее суровый папа, который неистово болел за дочку, не стесняясь в выражениях. Как-то во время матча он пожелал Анастасии Мыскиной умереть, после чего каждый приезд Маши на розыгрыш Кубка Федерации напоминал триллер. Шамилю Тарпищеву приходилось проявлять чудеса политкорректности и примирять разговаривающих сквозь зубы партнерш по команде. Я как-то спросил у Марии: «Вам не мешает то, что «одноклассницы» вас не жалуют?»

«Это их проблемы», — сухо ответила королева и отвернулась.

У самой Шараповой проблемы начались в 2016-м, когда ее уличили в употреблении мельдония. Правда, она не стала отпираться и на специальной пресс-конференции заявила, что 10 лет принимала препарат исключительно в терапевтических целях. Суд учел ее признания и сократил дисквалификацию с двух лет до 15 месяцев. Однако из рейтинга WTA ее исключили. Мария, обладающая несгибаемым характером, вернулась, конечно, и даже победила на турнире в Тяньцзине, но даже невооруженным глазом было видно, что ее лучшие геймы и сеты остались в прошлом. Игра уже не захватывала ее, как прежде. Да и хронические травмы плеча не давали возможности размазывать соперниц по корту.

«Мои связки протерлись как струны», — сказала Маша после одной из операций.

…И все-таки Шарапова объявила о завершении карьеры довольно неожиданно, хотя и призналась, что на ее окончательное решение повлияла гибель Кобе Брайанта, к которому она хотела обратиться за советом… А в прощальном трогательном эссе она написала: «Оглядываясь назад, я понимаю, что теннис являлся моей горой. Тропа была усеяна долинами и петлями, но вид с вершины был потрясающим. Однако спустя 28 лет и пять «Больших шлемов» я готова покорять новую высоту и бороться на другой территории. А пока я жду простых вещей. Ощущения покоя с семьей и неторопливых посиделок за утренним кофе».

Спасибо, Маша. И приятного аппетита.

№ 532 / Андрей УСПЕНСКИЙ / 05 марта 2020
Статьи из этого номера:

​Процесс. Не Кафка

Подробнее

​Константин Шестаков: «Задача ближайшего времени — переориентация на новые рынки»

Подробнее

​Наша Россия сидит в тюрьме

Подробнее