Спорт

​Накрылась премия в квартал

Громкие заявления о поддельных подписях Родченкова оказались ерундой

​Накрылась премия в квартал

Иногда надо не торопиться. Этому жизнь учит, но далеко не всех. Больше того — жизнь вообще мало кого учит, особенно непуганых идиотов, которые чрезвычайно возбуждаются при малейшем намеке на подтверждение своей позиции. К разнообразным событиям почти пятилетней эпопеи с российским допингом сказанное относится в полной мере.

Локальный эпизод дела «российские биатлонистки против Международного олимпийского комитета», слушания по которому только что прошли в Спортивном арбитражном суде, по мнению наших патриотов, должен был стать чуть ли не главным поворотным пунктом в истории с «антироссийским заговором». Но ожидаемо не стал. Потому что следовало не потирать руки и радостно вопить в русле любимой темы «онивсеврут», а хотя бы подождать денек и подумать, насколько сильны основания для оптимизма. Основания предоставил адвокат спортсменок Алексей Панич, после чего ровно сутки длилась эйфория.

Вкратце о деле. Ольга Зайцева, Ольга Вилухина и Яна Романова были лишены олимпийских наград Сочи-2014 и пожизненно дисквалифицированы МОК в ноябре 2017 года за нарушение антидопинговых правил на основании расследования ВАДА и сведений, полученных от бывшего главы Московской антидопинговой лаборатории Григория Родченкова. Чуть позже спортсменки подали апелляцию в Спортивный арбитражный суд, и дело наконец дошло до слушаний. Биатлонистки, считающие себя невиновными, настаивали на публичных слушаниях, но им было отказано по причине добравшегося до Швейцарии коронавируса.

Алексей Панич обрадовал российскую аудиторию тем, что доказательства невиновности в последний момент были дополнены тем, что подписи Григория Родченкова на представленных МОК документах якобы являются поддельными. Адвокат заявил, что соответствующие заключения сделаны независимыми авторитетными российскими и зарубежными экспертами.

Заявление и комментарии к нему не оставляли сомнений, что эти сведения станут если не ключевым, то самым важным аргументом российской стороны, значительно повышающим шансы на успех апелляции. Еще бы: если «абсолютно все подписи поддельные», то и доказательства, соответственно, сфальсифицированные и, следовательно, не имеют силы.

Эффект получился оглушительный. Так в стране не радовались с тех пор, как Спортивный арбитражный суд два года назад оправдал 28 российских олимпийцев, частично уже дисквалифицированных за антидопинговые нарушения во время сочинской Олимпиады. Тогда тоже делались скорые выводы о полном прекращении «антироссийской истерии» и начале ответной кампании с привлечением к ответу всех злодеев, включая МОК.

О том, что оправданы спортсмены были за недостаточностью доказательств, деликатно умалчивалось.

Эйфория, естественно, быстро схлынула. В отношении лишенных эстафетного серебра биатлонисток (и серебра Вилухиной в спринте) доказательств, на взгляд МОК, хватало.

В связи с новым поворотом реваншистски настроенный народ возбудился сверх всякой меры. Да и Панич прозрачно намекнул, что в случае удачи откроются перспективы для пересмотра и других дел. А наиболее ретивые уже призывали поставить к стенке «всю эту сволочь» в лице ВАДА, МОК и прочих «жуликов и обманщиков», которых пора призвать к ответу.

Когда очередное высказывание адвоката интерпретировали так, что МОК признал наличие фальсификации, эйфория достигла своего пика. Правда, Панич тут же сообщил, что «никогда не давал заявления, что МОК признал, что подписи Родченкова были поддельными».

Как и в случае с 28 оправданными олимпийцами, здесь тоже присутствовала фигура умолчания: речь, оказывается, шла всего лишь о том, что подписи на представленных документах сделаны не собственноручно Родченковым, а прикреплены в электронном виде. Согласно классическим юридическим нормам, это действительно является нарушением, но для спортивного арбитража, и не только для него, прикрепление скана автографа — обычная практика.

То, что российский супераргумент мало чего стоит, было подтверждено очень быстро — нотариально заверенным заявлением Григория Родченкова, что он подтверждает подлинность «всех аффидевитов, представленных в ходе разбирательств». То есть косяк со стороны МОК если и наличествует, то не столь страшный, как того хотелось бы российской стороне. Местонахождение Григория Родченкова, живущего в США под программой защиты свидетелей, неизвестно, требовать от него немедленного появления в суде глупо, да и не имеет Спортивный арбитражный суд такого права, так что козыри остаются в руках у МОК. Полагаю, аргументы головной олимпийской структуры основаны не просто на показаниях главного фигуранта, но и на основании анализа, возможно, измененного содержимого сочинских пробирок.

Есть ли вариант, что подмена биоматериала была сделана «на всякий случай», «а девчата и не знали»? Да, есть. Как и то, что Родченков в силу его непростых жизненных обстоятельств может где-то и усилить свою аргументацию — попросту говоря, слегка приврать. Но как у создателя системы покрытия российского допинга «убойная сила» его информации в любом случае куда выше, чем у самых квалифицированных защитников. Полномочиями его облекли сиятельные российские заказчики, подведшие под монастырь весь российский спорт. Имена, кстати, до сих пор не названы, и ни одно дело на внутреннем уровне до конца не расследовано.

Родченков, как я не раз уже подчеркивал, — фигура малосимпатичная. А почему информатору верят больше, чем официальным представителям российского государства, особо догадываться не надо:

он привирает, а оно врет, есть разница.

То, что нынешний локальный «поход за правду», скорее всего, обернется пшиком, я почти не сомневаюсь — вес адвокатской гири оказался сильно преувеличенным. Аргументы сторон услышаны, вердикта ждать не скоро, спортсменок жалко, но если что, страна их не бросит. Так у нас заведено.

№ 533 / Владимир МОЗГОВОЙ / 12 марта 2020
Статьи из этого номера:

​Избыточность

Подробнее

​Зов предков

Подробнее

​Стыковка с Советским Союзом. Есть контакт!

Подробнее