Личность

​Проза прочного корпуса

Подводник, тихоокеанец, писатель Юрий Крутских обещает читателям «Фокстрот»

​Проза прочного корпуса

19 марта в России отмечается День моряка-подводника. Именно в этот день 1906 года Николай II постановил числить подводные лодки как самостоятельный класс боевых кораблей, хотя де-факто они уже в 1904–1905 гг. служили и воевали, пусть без особых успехов, на Тихом океане.

В прошлом году издательство «Рубеж» (Владивосток) выпустило книгу «Камрань, или Невыдуманные приключения подводников во Вьетнаме» Юрия Крутских — писателя, офицера-подводника в прошлом. Камрань — советская военно-морская база, действовавшая во Вьетнаме в 1979–2002 гг.; Крутских, прозу которого сравнивают с творчеством другого современного мариниста — Александра Покровского, — стал первопроходцем в этой теме: до него о службе подводников-тихоокеанцев во Вьетнаме литературы не было. День подводника стал поводом для того, чтобы задать ему несколько вопросов.

— Юрий, для начала расскажите о своей книге. Это мемуары или художественная проза?

— Это художественное произведение, повесть, но созданная на основе реальных событий. Тираж в 3000 экземпляров для нашего времени — достаточно большой, но книгу стали активно покупать. За полгода разошелся почти весь тираж, сейчас заказывается дополнительный.

Если судить по отзывам, книга привлекает неизведанностью темы, юмором, легкостью изложения. Несмотря на то что это суровая мужская проза, книгу с удовольствием читают и женщины. Был случай, когда одна беременная так смеялась, что раньше срока родила. Но все обошлось. Мама и ребенок здоровы. Просят продолжение…

— И как? Будет?

— Да. Я сейчас готовлю к печати вторую часть. Называется «Камрань, или Последний «Фокстрот». Это не танец, а название типа нашей подводной лодки, которое ей дали американцы (речь о дизель-электрических субмаринах проекта 641, по классификации НАТО — Foxtrot. — Ред.). Вторая книга — абсолютно самостоятельное произведение. Поэтому читать можно начинать как с первой, так и со второй части. Даю слово офицера — скучать не придется!

— Как случилось, что вы стали подводником?

— Будучи еще в первом классе, я решил, что стану командиром подводной лодки. Тогда только что вышел фильм «Командир счастливой «Щуки». Я его посмотрел раз двадцать! После этого я ни разу не усомнился в выборе профессии. И когда в 1983 году поступал в военно-морское училище, цель была все та же — стать командиром.

Попав по распределению в бригаду дизельных подводных лодок, базирующихся во Владивостоке, я рьяно приступил к осуществлению своего плана. За месяц сдал все зачеты по устройству корабля, на допуск к несению вахт… Мне повезло — лодка стояла в заводе, была возможность проползти все на пузе, забраться в такие очкуры, куда потом попасть было бы проблематично. Да и командир помог — запретил сход на берег, пока не сдам все зачеты. Скоро началась морская служба. Подводные лодки нашей бригады редко стояли у пирса. То учения, то отработка задач, то мы по кому-то стреляем, то по нам.

— Не опасно?

— Да нормально. Работали как подлодка-цель. Надводники по нам тренировались и свои же братья-подводники. Понятно, что стреляли учебными торпедами. Ставили глубину хода на 20 метров выше нашей глубины и палили. Неприятно, конечно, сидеть в отсеке и слышать, как на скорости хорошо разогнавшегося экспресса над головой проносится двухтонная болванка…

— Мечта детства осуществилась, командиром стали?

— Нет. В начале 1990-х начался всеобщий раздрай. Корабли годами стояли у пирсов, ржавели, не было топлива, перестали платить зарплату. К этому времени я уже был отец семейства, родилась дочка. Надо было кормить семью. Не дослужив полтора года до пенсии, я уволился по сокращению штатов.

— С Днем подводника вас! И надеемся, что новая книга найдет благодарного читателя.

№ 534 / Егор КУЗЬМИЧЕВ / 19 марта 2020
Статьи из этого номера:

​Проза прочного корпуса

Подробнее

​А поговорить?

Подробнее

​Гречка исчезает в полдень

Подробнее