Спорт

Он не вернется

Все нынче завершается раньше, чем запланировано. Вот и Мартен Фуркад покинул большой спорт в 31 год

Он не вернется

Биатлонный сезон из-за коронавируса пришлось завершать досрочно — предпоследним этапом Кубка мира в финском Контиолахти. Этап тоже завершили досрочно — гонками преследования. И Мартен Фуркад именно в этот момент тоже досрочно завершил карьеру, чтобы там ни говорили про то, что он все сделал правильно и вовремя.

Вообще-то редко кто так может: победить и уйти, не пытаясь задержаться еще хотя бы на пару лет, хотя возраст еще позволяет побеждать и даже блистать. Просто кому-то важнее оставаться в процессе, пусть ради этого приходится спускаться с вершин сначала на среднегорье, а потом и вовсе в долину, как это сделал величайший из великих Уле Эйнар Бьёрндален. А кто-то играть на понижение не может, и это тоже свободный выбор. Норвежец завершил длившуюся четверть века карьеру всего-то два года назад, а в 31 год, как сейчас Мартену, он про завершение даже не задумывался. Впереди у Бьёрндалена было еще столько лет, сколько французу было отмерено на всю карьеру в большом спорте.

А побил бы Мартен Фуркад все непобиваемые рекорды норвежца, если бы продолжил выступать? Ну, может, какие-то и побил бы — вопрос в цене, здоровье и мотивации. А своих абсолютных рекордов у него тоже хватает: семь подряд побед в общем зачете Кубка мира не снились и великому предшественнику, а другие о подобном пусть и не мечтают, это и младшего Бё Юханнеса касается. Тоже, конечно, феномен, но масштаб, как мне кажется, другой.

С Юханнесом Бё Фуркад и бодался за Большой хрустальный глобус на финише этого странного и ни на что не похожего сезона. О том, что пасьютом в Контиолахти завершится его карьера, Мартен объявил накануне. Все заинтересованные лица быстро подсчитали: если Фуркад победит, а Бё финиширует пятым, француз возьмет свой восьмой Большой приз. До самой последней стрельбы казалось, что так все и будет — как в сказке, только без зрителей на трибунах. Никто при этом не играл в поддавки. Фуркад пришел первым, оглянувшись, как за ним на финиш накатывают соотечественники — Кентен Фийон-Майе и Эмильен Жаклен. Но Мартен наверняка увидел, что за ними уже маячит фигура Рыжего, который все-таки пришел четвертым и на два ничтожных пункта опередил триумфатора в общем зачете. Не склалось.

Но «сделайте нам красиво» было совсем не для этого случая. Если бы стартовавший первым младший Бё подыграл уходящему и промахнулся еще разок, величие момента было бы испорчено фальшивой нотой. А так все завершилось драматично и не по сценарию, но по-честному, пусть не в очень радостной, странно безлюдной атмосфере последней гонки.

Конечно, любимец публики заслуживал совсем другого антуража. В конце концов, во многом благодаря Фуркаду биатлонная аудитория в десятых годах увеличилась многократно. Про Францию и говорить нечего: биатлонной страной она стала именно в годы царствования жгучего брюнета. Ну так его родина не просто Пиренеи, а восточные, на границе с Испанией, а если точнее, то с Каталонией, и в далеких предках каталонский след, возможно, имеется.

Конечно, он не всегда был брутально небритым. На снимке десятилетней давности, который выложил молодой российский биатлонист Карим Халили, Фуркад после первой своей победы на этапе Кубка мира в том же Контиолахти выглядит совсем юным.

Ну это Карим, ставший в последней для Мартена гонке 25-м, конечно, загнул. Фуркаду бросали вызов многие, в том числе наши Шипулин и Логинов, конкуренты могли его изредка побеждать, но на королевское звание даже не претендовали — за исключением прошлого сезона, когда Мартен был сам не свой. Но за необычный пост француз россиянина похвалил: «Невероятная история!»

В принцах при дворе короля Уле Эйнара младший брат Симона Фуркада пробыл не очень долго. Хотя и не скажешь, что он ворвался в мир биатлона и с ходу начал побеждать. Просто приобщился к биатлону Мартен по нынешним меркам поздновато — в 14 лет, по примеру старшего брата. В хоккее и сноуборде не задержался, в лыжах было скучновато, а в биатлоне себя нашел. Окрестности Перпиньяна, где я как-то побывал, — горы, море, долины с виноградниками, благословенный край, природой просто созданный для появления спортивных деревенских уникумов.

Но известных биатлонистов до братьев Фуркадов там не было. Они, конечно, должны были выбрать другую стезю, но как-то все сложилось в пользу биатлона. Младший догнал и обогнал старшего быстро не только по росту, но и по результатам, через три с небольшим года вошел в сборную Франции, на взрослом уровне дебютировал слабенько, но уже в олимпийском Ванкувере-2010 взял свою первую медаль. Через два года Мартен Фуркад выиграет первый Большой хрустальный глобус, который станет его персональным призом на ближайшие годы.

В биатлоне надо быстро бегать и точно стрелять, все просто. Фуркад, каким мы его запомнили и оценили, и стрелял тоже быстро, даже невероятно быстро. Плюс отменное здоровье, железные нервы, мощнейшая мотивация — к середине десятых на занятый им трон покушались только изредка. Иногда случались обидные поражения — в Сочи-2014 третью золотую медаль у Фуркада Эмиль Хегле Свеннсен отобрал в масс-старте только с помощью фотофиниша.

Судьба все вернет Мартену через четыре года в Пхенчхане, когда он опередит Симона Шемппа на финише масс-старта на 14 сантиметров.

Пять олимпийских титулов. 13 побед на чемпионатах мира (из них 11 — в личном зачете). До круглой сотни побед на этапах Кубка мира не хватило выиграть всего две гонки. Побеждал почти в каждой третьей гонке с его участием. Личных подиумов — 150. 26 Малых хрустальных глобусов. Четыре сезона с полным набором «глобусов». Восемь сезонов подряд — как минимум одна победа на главных стартах. Непрерывная серия из 18 подиумов подряд. 22 личных подиума за один сезон.

И вроде ничто не мешало продолжать. Но о возможном завершении карьеры Фуркад заявлял еще до Олимпиады в Пхенчхане. Как в воду смотрел — послеолимпийский сезон явно не задался. Это был вызов, Мартен его принял, «освежил голову» и вернулся почти прежним, заодно подтянув и сборную Франции. Но именно «почти» — видимо, он точно понял, что планку придется опускать, как бы он ни старался. Тянуть лямку дальше не захотел, здраво рассудив, что рекорды и регалии — ничто по сравнению со здоровьем и благополучием семьи. Да и с собственным здоровьем тоже.

За сказанной в Контиолахти фразой «впервые за 12 лет карьеры покидаю Кубок мира здоровым» стоит многое.

Он, конечно, умеет себя подать, и это тоже стало одной из составляющих успеха. У Бьёрндалена больше достижений, но по части публичности преемник даст ему фору. Иногда желание высказаться прямо Мартену вредило, особенно в отношениях с российским биатлонным сообществом, но травить его пытались разве что псевдопатриоты и просто недалекие люди. Он не был безгрешен, но он не был фальшив и никогда не лукавил, что нельзя было не уважать. Недавняя обида на слова олимпийской чемпионки Анфисы Резцовой, намекнувшей на медицинскую составляющую в победах Фуркада, была совершенно искренней и понятной.

Сопровождающее прощание со спортом эссе больших спортсменов становится особым жанром. Мартен Фуркад не стал исключением: «…я осуществил мечты и испытал самые прекрасные эмоции. Я боролся и побеждал. А еще я страдал, падал и поднимался… Я люблю этот спорт, я посвятил ему прекрасную часть моей жизни, а он взамен дал мне все… Я хочу дать больше тем, кто мне очень помог, потому что за проведенные в биатлоне годы я понял, что наши отношения с другими являются определяющей частью нас самих…».

Он обещал старшей дочери, что не будет их надолго покидать. Он не вернется.

№ 534 / Владимир МОЗГОВОЙ / 19 марта 2020
Статьи из этого номера:

​Проза прочного корпуса

Подробнее

​А поговорить?

Подробнее

​Гречка исчезает в полдень

Подробнее