Личность

​Мама «Птички»

Монолог, который остался нам на память

​Мама «Птички»

Ушла из жизни Анна Федоровна Чулкова, мастер-кондитер, Герой Социалистического Труда, Почетный гражданин города Владивостока. Большая и горькая потеря. В отличие от ряда персонажей Анна Федоровна была абсолютно безоговорочным и глубоко уважаемым Почетным гражданином. Ну а кто, если не она, при жизни ставшая и легендой, и синонимом самого сладкого и долгожданного гостинца из города нашенского?

…Два года назад во Владивостоке вышла в свет книга журналистки Натальи Островской «Владивосток. Мой и нашенский», в которой были собраны монологи нескольких десятков горожан, чьи имена, что называется, находятся «на слуху». Был там и монолог — теперь уже очевидно, что последний — Анны Федоровны Чулковой. Эту главу, с любезного согласия автора и издателя, публикует сегодня «Новая во Владивостоке».

— Когда меня спрашивают про мой город, мою страну, мол, не обидно ли, что, наверное, в других краях и странах мой труд был бы оценен больше, достаток был бы выше, материальные тылы понадежней, я отвечаю, что не все измеряется деньгами. И живи я где-нибудь в другом месте, у меня, наверное, была бы другая судьба.

А мне другой не надо. Здесь, в родном и любимом Владивостоке, все сложилось счастливо — и в семье, и на работе. Я нашла себя, свое призвание, свою любовь. Чего еще желать?

Мои детство и молодость пришлись на суровые годы. В 30–40-е наша многодетная семья вместе с другими переселенцами отправилась осваивать Дальний Восток. Мы перебрались в Приморье из Рязанской области. Это произошло незадолго до войны. Папе моему, Федору Ивановичу, в 1941-м было уже 43 года от роду. Возраст непризывной. Его оставили работать в тылу, грузчиком в порту.

Во время войны через Владивосток шел основной поток грузов из США по так называемому ленд-лизу. Наш город, как и другие города Советского Союза, открыл, как тогда это называли, трудовой фронт, ковал победу в тылу. Мама с нами, детьми, осталась в селе Пеняжино (было такое неподалеку от Тавричанки — сегодня его уже нет), а отец уехал в город.

Грузчики и другие рабочие жили тогда в здании Владивостокского ГУМа. Оно было рядом с портом, и на втором этаже бывшего торгового дома Кунста и Альберса сделали что-то типа рабочего общежития.

Труд был не просто тяжелый — адский. Люди работали чуть ли не круглые сутки, недоедая и недосыпая. Тяжко приходилось даже здоровякам. Вот и мой отец однажды не удержал мешок с солью, упал и получил серьезную травму — ушиб легких. Она будет аукаться ему всю оставшуюся жизнь…

Я окончила сельскую школу и отправилась во Владивосток, на заработки. Больше учиться не довелось — надо было помогать семье. Так что моими университетами стали цеха Владивостокской кондитерской фабрики.

Нам с подружкой было всего по 15 лет, когда мы нашли себе подработку — фасовали конфеты и пряники в первомайские подарки для детей. Чему ты удивляешься? Да, так оно и было: в голодные и горькие послевоенные годы к каждому празднику владивостокской детворе вручались сладкие подарки.

Тогдашняя фабрика, основанная, кстати сказать, еще до революции, в 1906 году, местным предпринимателем И. П. Ткаченко, располагалась в деревянном двухэтажном доме на Алеутской — неподалеку от всем известного нынешнего фабричного здания. Ассортимент был невелик: печенье, пряники, карамель… Шоколадные конфеты появятся позже. А тогда, после войны, из сырья был, считай, сахар один.

Мне, совсем еще девчонке, очень тогда повезло. Я оказалась там, где было интересно, где шел постоянный поиск нового.

Как создается сладкая продукция? Можно ли сделать ее более вкусной, выпустить больше, механизировав трудоемкий ручной процесс? Я, как говорится, всюду совала свой любопытный нос и, к моей большой радости, была принята в штат. Собственно, в моей трудовой книжке помимо сведений о наградах и поощрениях всего две записи: «Принята на работу…» и «Уволена на заслуженный отдых…» Между ними 45 лет — вся моя трудовая жизнь.

Видимо, оценив старание деревенской девчонки, начальство дало мне комнатку в коммуналке — маленькую, семь квадратных метров. Зато отдельную, свою. Дом стоял в небольшом переулке (сейчас это улица Уткинская), рядом с фабрикой.

Произошло и еще одно важное для меня событие. Мой наставник — главный инженер Павел Георгиевич Шмельков и руководство фабрики отправили меня, молодую работницу, на стажировку в Москву, на знаменитый «Рот Фронт».

Вернулась я оттуда домой с новыми знаниями и умениями и с огромным желанием посоревноваться и с «Рот Фронтом», и с другими кондитерскими фабриками страны. Мол, думаете, Владивосток далеко, никто тут ничего не умеет? Как бы не так! Город нашенский еще сумеет всех удивить!

Для начала мы с моими девчатами придумали новое для фабрики подразделение — розничный цех. В 50–60-е годы приморские кондитеры уже вовсю работали с шоколадом. И мы добавили к традиционным конфетам наши новинки — шоколадные ракушки, рачков, медали с видами Владивостока. Обернутая в разноцветную блестящую фольгу, новая продукция выглядела очень нарядно и привлекательно.

Появился набор конфет «Золотая рыбка» (жаль, что его больше не выпускают)… Нам было очень важно, чтоб везде звучал Владивосток, морская тематика. Это все наша выдумка, наша любовь к городу, самому красивому и родному.

А сколько мы знали песен про Владивосток!

Уходит вдаль широкая дорога,

Окутал сопки утренний туман,

И снова бухта Золотого Рога

Нас провожает в Тихий океан…

Знаешь ее? Конечно, знаешь. Эта песня была очень популярной. Ее красивая мелодия стала позывными радиостанции «Тихий океан» — тоже жаль, что сегодня эту передачу не слышно в эфире.

А еще мы с девчатами часто пели нашу любимую:

Из Москвы поезда-самолеты

Прибывают в назначенный срок,

Он теперь уж совсем не далекий,

Город нашенский — Владивосток!

А если про работу… Работали, как пели. Дружно, с настроением, стремлением удивить! Начали выпускать шоколадные ликерные бутылочки — «Вишню с ликером в шоколаде». Продукция сразу стала пользоваться спросом, ее не хватало. Ту же «Вишню» изготавливали только вручную и не более 5 килограммов за смену. Здесь-то и пригодилась нам с девчатами наша производственная смекалка.

Подали несколько рацпредложений по технологии, рецептуре, механизировали ручную операцию... Придумывалось это все коллективно. Мысли и дома не отпускали. Вот и пришел успех. Выпуск дефицитной продукции увеличился в десять раз — по полцентнера за смену.

А в 1967 году все кондитерские фабрики страны получили задание партии: наладить промышленный выпуск конфет «Птичье молоко», по 6 тонн в год на каждое предприятие.

Предыстория тут такая. Как нам рассказывали, один из руководителей пищевой промышленности СССР побывал за границей, где его угостили этими удивительными конфетами. У нас таких тогда нигде в стране не производили. «Непорядок! — возмутился начальник. — В Советском Союзе должно быть лучшее в мире «Птичье молоко!»

Был и еще один важный момент. В конце 60-х в мире случился неурожай какао-бобов. И, конечно, следом возникла проблема. Нехватка сырья для полноценной работы кондитерских фабрик повлекла его удорожание в два раза.

У нас, на Владивостокской кондитерской фабрике, как и везде по стране, каждый день ломали голову. Как не остановить производство? Как без ущерба вкусу и качеству продукции минимизировать расход шоколада? Тогда, кстати сказать, мы начали «шоколадозамещение» — увеличили выпуск мармелада, пастилы, грильяжа, конфет «Комета», «Метеорит», придумали торт «Мечта», тот самый, наш фирменный — его и сегодня с удовольствием покупают.

Ну а «Птичье молоко»... Здесь, по рецептуре, на каждую конфетку расход шоколада минимальный, только на глазировку. Это и делало поставленную партией и правительством задачу более чем актуальной.

Владивосток первым из всех кондитерских фабрик СССР справился с ответственным заданием. Мы были не просто быстрее всех, а еще и получили высшие оценки за качество продукции и выпустили рекордное количество новых конфет — не шесть, как требовалось, а целых 12 тонн!

С тех пор «Птичье молоко» — визитная карточка Владивостока, как наши ветра и туманы, как Матрос на въезде в город, как мосты и бухта Золотой Рог. Спрос на фирменную приморскую продукцию традиционно высок и с годами не падает. Наши конфеты считаются самыми вкусными в стране. Это дороже всех орденов и наград. Хотя, не скрою, нам с девчатами и руководству фабрики было очень приятно, когда именно нашему — владивостокскому — коллективу, а не крупнейшим столичным маркам отдали безоговорочную победу за «Птичье молоко» и к нам за опытом поехали кондитеры всего Дальнего Востока и других регионов страны.

Когда меня спрашивают об особом секрете владивостокской «Птички», я говорю, что главное, конечно, строго соблюдать технологию. Но еще важней работать с душой, творчески. И тогда твоя продукция «зазвучит». Знаешь, как это бывает у разных хозяек? Рецепт приготовления блюда один и тот же. Но у одной угощение вкусное, а у другой — так себе…

Вот, например, начинка «Птичьего молока». Все производители обязательно используют исключительно наш, приморский, компонент — агар-агар (желирующее вещество, вытяжка из морской водоросли анфельции). Вообще-то любой кондитер вам скажет, что начинка: пралиновая, суфле, марципановая, молочно-сливочная, крем-брюле, грильяжная — это главное.

Но в случае с «Птичьим молоком» важен один технологический секрет — особо тонкая сбивка начинки. Мастер должен поймать момент между «мало» и «много», когда сбитое суфле становится самым легким, самым воздушным!.. Тут не обойтись без интуиции. Опыт и интуиция. Без них никуда. Видимо, у нас получилось поймать этот миг.

Так мы и работали. Весело. Дружно. Творчески. Увеличивали ассортимент. От новых сортов конфет «на каждый день» до продукции к особым случаям, праздникам и торжествам, как, например, сувенирные наборы конфет с символикой московской Олимпиады 1980 года…

А однажды нам поступил, я не шучу, «политический» спецзаказ — изготовить подарок от приморских кондитеров президенту США Джеральду Форду.

Это было связано, как ты понимаешь, с исторической встречей во Владивостоке в ноябре 1974 года лидеров Советского Союза и Соединенных Штатов Америки — генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Ильича Брежнева и президента США Джеральда Форда.

Накануне визита всех директоров предприятий собрали в Приморском крайкоме партии. «Надо чем-то удивить высокого американского гостя. Кто сможет?» — обратился к присутствующим первый секретарь крайкома Виктор Павлович Ломакин.

Оказалось, один умелец с Владивостокской мебельной фабрики уже изготовил портрет Форда — на дереве из шпона разных пород с инкрустацией. Забегу вперед: Брежнев потом в ходе встречи вручил американскому президенту этот подарок, и тот остался доволен — вернувшись в Америку, отправил умельцу официальную благодарность.

Ну а мы, пищевики? Подумали, что Форду и американской делегации должен понравиться наш приморский крепкий напиток — фирменная настойка «Золотой Рог». Так оно потом и оказалось. Всем знаменитым коньякам и виски важные гости предпочли оригинальную владивостокскую продукцию…

Могли ли остаться в стороне от таких событий приморские кондитеры? «Конечно, удивим!» — пообещали мы Ломакину. И взялись за изготовление персонально для американского президента, как сейчас сказали бы, эксклюзивного набора шоколадных бутылочек с ликером из различных приморских целебных растений — емкостью 100 г и количеством 100 штук. А для членов американской делегации наша фабрика выпустила шоколадные наборы «Золотой Рог», где каждая конфетка в виде рога, а внутри сюрприз — сироп лимонника с ароматом Уссурийской тайги.

Не знаю, правда ли, а может, шутка, но тогда говорили, что переговоры между лидерами двух стран сперва «буксовали», но после дегустации наших шоколадно-ликерных бутылочек «поехали», как надо…

Я и представить не могла, что пройдет много лет, и давние события вдруг оживут. 2009 год. Во Владивостоке гостит Джозеф Кальварусо — исполнительный директор Фонда президента Дж. Форда. В краевой библиотеке имени А. М. Горького организовали вечер, посвященный главному событию далекого
1974-го — советско-американской встрече на высшем уровне.

Собираясь туда, я решила, что подарю господину Кальварусо коробку конфет «Птичье молоко». Так и сделала. И как же приятно было услышать от высокого гостя, что президент Форд высоко оценил выполненный нами спецзаказ и при случае все вспоминал о владивостокских шоколадных бутылочках с ликером оригинальной рецептуры…

Вот ты спросила, хотела я когда-нибудь стать директором Владивостокской кондитерской фабрики? Да Боже упаси! Никогда об этом не мечтала. Зачем?

Если положить на одну чашу весов карьеру, звание Героя Труда, Государственную премию, мои ордена (Ленина и Октябрьской революции), а на другую — данную мне за труд категорию Мастера высшего класса кондитерского производства, то еще неизвестно, какая из этих двух чаш перевесит. Для меня важней, что я — Мастер.

А еще очень ценно, что моя взрослая дочь, как и я, всю жизнь работает на моем родном предприятии — Владивостокской кондитерской фабрике.

Горжусь, что наше «Птичье молоко», пусть сегодня и с другим названием, по-прежнему лучшее. Жив на предприятии творческий подход к делу. К традиционному ассортименту со временем добавляются новые оригинальные разработки. К примеру, шоколад с морской солью, морскими водорослями… Нигде, кроме Владивостока, не найти подобный деликатес.

Или — шоколад с вытяжкой из трепанга. Считалось, что эта добавка особенная — полезная для здоровья и способствует мужской силе. Хочешь посмеяться? Однажды у меня выпросил эту вытяжку один наш работник, слесарь. Выпил перед сном в чистом виде. И… проспал всю ночь, как убитый. Это мне потом его жена рассказала по секрету. Она тоже у нас работала. Вот тебе и «особый эффект».

В 1994-м мне пришлось уйти на пенсию. По здоровью. Но до сих пор мне снится моя фабрика, работа, цех, мои дорогие девчата, без которых были бы невозможны все наши успехи. Только так, коллективно, рождались все хорошие идеи.

Да, я родом из СССР. Но мы работали не для партии и правительства, а для Родины. Для страны и для людей. И для тех, кто далеко. И для «своих», владивостокских, кого каждый день встречаешь на улицах города.

Этот город — и мой, и нашенский. Он такой родной, что разлучиться нам уже никак невозможно. Владивосток — моя любовь с первого взгляда и на всю жизнь.

Фото из семейного архива Анны Чулковой

№ 540 / Соб. инф. / 30 апреля 2020
Статьи из этого номера:

​Невоюющий фронт

Подробнее

​Мама «Птички»

Подробнее

​Арсеньев и Дерсу ждут помощи

Подробнее