Общество

​Арсеньев и Дерсу ждут помощи

Памятник выдающемуся исследователю Дальнего Востока и его проводнику — под угрозой разрушения

​Арсеньев и Дерсу ждут помощи

Этот памятник Владимиру Арсеньеву воздвигли в городе, с 1952 года носящем его имя, к 100-летию со дня рождения знаменитого ученого, путешественника, исследователя Дальнего Востока.

Появление монумента напрямую связано с фигурой другого литератора — поэта, прозаика, драматурга Константина Симонова, посетившего Арсеньев в 1967 году. Автор «Жди меня» и «Живых и мертвых» провел во дворце культуры «Аскольд» встречу с горожанами и поддержал предложение увековечить память выдающегося путешественника. Именно Симонову удалось сдвинуть дело с мертвой точки. Вскоре в город по приглашению Арсеньевского горисполкома приехал из Москвы скульптор Геннадий Потапов и представил на суд горожан несколько вариантов. Окончательный проект утвердил в 1971 году художественно-экспериментальный совет Министерства культуры РСФСР.

Интересно, что арсеньевский памятник создан на средства не государства, а граждан. Первый взнос сделал сам Константин Симонов, который перевел в Арсеньев весь гонорар, полученный за книгу очерков о поездке по Приморью «Признание в любви».

В 1972 году памятник — вернее, целый мемориальный комплекс — был торжественно открыт на сопке Увальной, с которой открывается прекрасный вид на Арсеньев. Комплекс состоит из шестиметровой фигуры самого Владимира Клавдиевича, террас-площадок, а также огромной каменной глыбы с рельефным изображением арсеньевского проводника Дерсу Узала с одной стороны и петроглифов — древних наскальных рисунков — с другой (их рисовали с натуры — с изображений, найденных на Амуре, у Сикачи-Аляна — одного из старинных мест проживания нанайского народа, к которому принадлежал Дерсу).

Памятник стал одним из символов города Арсеньева. Редкий случай: одновременно увековечена память писателя и его персонажа (ведь Дерсу Узала — все-таки именно литературный герой, основным прототипом которого стал «гольд», то есть нанаец Дэрчу Очжал). Кроме того, мемориал интересен сам по себе — с художественной точки зрения и в контексте. Да и другого подобного памятника просто нет — во Владивостоке имеется лишь небольшой бюст Арсеньева возле его дома-музея.

К сожалению, сегодня комплекс на Увальной находится далеко не в лучшем состоянии. Постамент памятника Арсеньеву осыпается. Того и гляди, упадет табличка о том, что этот памятник регионального значения подлежит государственной охране. И заодно вторая табличка — «Арсеньеву от трудящихся города».

Холм, на котором установлена каменная глыба, зарос травой, как руины бохайских городищ, лестница теряется… Сама глыба с лицом Дерсу и петроглифами исписана разношерстными высказываниями, украшена сердечками и рожицами, в художественном отношении сильно уступающими рисункам древних художников Дальнего Востока. Неужели «Прогресс» — это только название арсеньевского завода, где делают вертолеты?

В 2020 году — соответственно в августе и сентябре — исполняется 120 лет со дня приезда Арсеньева на Дальний Восток и 90 лет с его ухода из жизни. Хорошо бы, чтобы власти — города Арсеньева или Приморского края, раз уж это «памятник регионального значения», — вспомнили о монументе и занялись им, пока он не осыпался совсем. Тем более что и губернатор Кожемяко высоко ценит личность и наследие Арсеньева…

Комплекс на Увальной, помимо прочего, — память и о Константине Симонове, который чтил Арсеньева и сам не раз бывал на Дальнем Востоке, в том числе как военкор — начиная Халхин-Голом и заканчивая Даманским. Не случайно именно Симонову в 1960 году дочери покойного приморского писателя Трофима Борисова переслали бумаги Арсеньева, переданные их отцу в 1936 году вдовой ученого — Маргаритой Арсеньевой, вскоре арестованной и расстрелянной.

№ 540 / Василий АВЧЕНКО / 30 апреля 2020
Статьи из этого номера:

​Невоюющий фронт

Подробнее

​Мама «Птички»

Подробнее

​Арсеньев и Дерсу ждут помощи

Подробнее